?

Log in

No account? Create an account

Мемуарная страничка

Честные злодеи Родиной не торгуют.


Previous Entry Share Next Entry
Немецкая проститутка Марта Катценмайер. 1945 г.
фуражка
oper_1974
         "Примерно на четвертый день после того, как наши войска освободили Быдгощ и погнали противника дальше на запад, а в городе осталось всего лишь несколько наших подразделений, было получено сообщение: немцы с севера готовятся к контрнаступлению на город.
           Дело было к ночи, когда комендантские патрули сами привели задержанного ими "языка". Это был перемерзший солдат, в шинели до полу, с головой, замотанной дамским шарфом, как это водилось у немцев.
           Преодолев первый испуг, едва обогревшись, немец засуетился, стаскивая с себя шинель и шарф. Под шинелью оказалось пальто с кротовой горжеткой, под пальто - узкое платье, лихо задрапированное на бедре, под шарфом - развившиеся соломенные волосы.
           Словом, это была женщина, а не солдат - Марта Катценмайер, из немецкого публичного дома на Флюндерштрассе, 15. Она бежала вместе с ночевавшим у нее солдатом. Тот вскоре сдался в плен, а она, хватив холода и одинокого кочевья, повернула назад.
          Навстречу ей шли машины с красноармейцами, и кто-то из сидевших в кузове сжалился над бабенкой, трусившей в тощем пальто, и сбросил ей трофейную шинель.



загружено.jpg

        Вот вкратце ее история. Она родилась на исходе первой мировой войны. Рано лишилась матери, а отец, военный инвалид и пьяница, женившись вторично, отдал дочку в сиротский приют.
        При выходе из приюта Марта Катценмайер, согласно новым нацистским законам, была подвергнута экзамену. Ей следовало ответить на вопросы: когда родился Гитлер, какая разница между столом и стулом, когда была открыта Америка и т. д.
        В общем, очень много вопросов, и девушка сбилась, перепутала что-то. Была назначена переэкзаменовка. И снова она растерялась, провалилась. Эрбгезундхайтсамт счел ее неполноценной, и, по закону, ее обесплодили, чтобы не было от нее порчи для расы.
        По этому же закону ей воспрещалось выходить замуж. Только мужчина старше сорока пяти лет мог получить разрешение жениться на ней. Позор и убожество привели в публичный дом.
        Мы таращили глаза. Пожалуй, мы даже не читали такого. Она оживлялась от расспросов, от внимания к ней, от того, что в комнате было тепло, ловким движением взбивала волосы.
       - Фрейлейн лейтенант, поверьте, как тяжело, когда нельзя выйти замуж! И потом, я хотела бы иметь молодого мужа. Она ругала жизнь в Бреслау где их дом посещался строительными рабочими, скупыми и грязными. Другое дело здесь, в Бромберге, на бойкой дороге с Восточного фронта в фатерлянд.
        - Если солдат имеет урлаубсшайн и хочет спать всю ночь, он платит сто марок. Ах, солдаты с фронта всегда имели много денег.
         Здесь ей удавалось откладывать про черный день, на старость. И как знать, если бы дела пошли и дальше так же успешно, может быть, собрав кое-какой капитал, она завела бы собственный гешефт. Она все не умолкала. Мы молчали, подавленные.

unnamed_24.jpg

          Марта Катценмайер ушла. Где-то совсем близко ударили тяжелые орудия. Ночью противник пытался контратаковать. И когда наконец наши войска соприкоснулись с противником и атака его захлебнулась, хотя и следовало ждать повторения ее, все стало привычным, ясным, потому что тревогу рождала неизвестность.
         Утром я зашла в комендатуру. Задержанные ночью комендантским патрулем германские подданные - монахиня Элеонора Буш с большим накрахмаленным козырьком на лбу и танцовщица из кабаре Хильда Блаурок - ожидали, пока проверят их документы. Монахиня терпеливо рассматривала голую стену.
         Хильда Блаурок, приподняв юбку, достала из чулка флакончик духов, смочила руки, поиграла пальцами перед глазами, понюхала ладони, облизала широкие губы, поправила на лбу модный узел из шерстяной шали, тряхнула длинными стеклянными серьгами и заходила по комнате упругой походкой.
         Появилась заспанная Марта Катценмайер в зеленой солдатской шинели, волочившейся за ней по полу, из-под шинели выглядывали худые ноги в перекрученных чулках. Польский служащий вернул документы монахине, окликнул Марту и спросил ее адрес.
         Марта, боясь быть снова задержанной, попросила разрешения оставить здесь шинель и направилась к столу, держа в руках большие солдатские ботинки с железными скобами. Сидевший на стуле боец сказал Марте Катценмайер по-русски громко, как глухой: - Упразднили, тетенька, твою "специальность", - и отдал Марте ее свидетельство.

images.jpg

         Дух освобождения вторгся в город и заразил даже взятых в плен солдат противника. Группа их построилась, желая также следовать на пункт репатриации. "Мы - австрийцы", - заявляли они. Мне приходилось объяснять им: "Господа, к сожалению, вы солдаты армии противника".
         Покидая Быдгощ, чтобы двигаться дальше, мы в последний раз ехали по его нешироким уютным улицам, между старыми домами серого камня. В белесом свете раннего зимнего утра темнели островерхие крыши костелов.
        Впереди группа мужчин очищала от снега тротуары. Подъехав ближе, мы увидели: на лацканах их пальто нарисована мелом свастика. Это по решению городского магистрата после всего, что было, немцы должны выйти на уборку улиц.
        Нам ли не понять ожесточения поляков. Ведь насильственная германизация Польши - это закрытие польских школ, вышвыривание из квартир, проезд только в прицепном вагоне трамвая и многое, многое другое.
       Это истребление нации унижением, голодом, лагерями. Как же не понять нам их чувства. Нам, прошедшим сквозь страшные невзгоды, сквозь смерть и разрушения по чудовищным следам фашистского бесчинства.
        Сколько раз мы говорили себе: неужели это может остаться без возмездия, неужели они не понесут кару за все? Неужели наша ненависть не будет удовлетворена мщением?
        Но эти темные, угрюмые фигуры, эти опознавательные значки, рисованные на людях мелом… Тяжесть этого впечатления помню до сих пор. Всего день, кажется, просуществовало это городское постановление. К черту, к черту такое удовлетворение!" - из воспоминаний лейтенанта Е.М.Ржевской,переводчика при штабе 3-й Ударной Армий.


11501M5I-1.jpg



promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 241
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши…

Здравствуйте!
Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal России! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Немецкие проститутки и сегодняший день, день Победы в России,все смешалось в голове у опера,ах, да на то он и опер!

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Опять убогое враньё! Стерилизации подвергались четвертушки и половинки с евреями,наверняка у нее мать была еврейка,вот поэтому она и была умственно неполноценная...

Тебя бы не стерилизовали, разве?)

Эрбгезундхайтсамт или нечто новое?

Пользователь babairu сослался на вашу запись в своей записи «Эрбгезундхайтсамт или нечто новое?» в контексте: [...] Указами о повышении пенсионного возраста, скорее всего. Очень надеюсь, что не подобными методами [...]

Еврейку бы грохнули. Арийка...но неполноценная.

По третьему разу читаю, какой-то пиздец. Не вижу нормальной человеческой логики.

Логика есть.

НЕ человеческая - кальвинистская. Бедняк - Не человек, души у него нет.

я это читал у Симонова
"Разные дни войны"

Кароший мальтшик.

А не пох что там было 70 лет назад?

пох и евреев тоже не убивал никто ))) так?

Немки вообще очень практичные сучки!

Дед один мотал с 41-го. Откинулся в 45-м по причине шухера охраны. Два дня сидели в непонятках, но после пошли к аборигенам за харчами. Немки знали, что путь к сердцу заключенных лежит через желудок и накрыли столы.Было три райских дня в жизни того дедушки, а потом они услышали шелест гусениц тридцатьчетверок.

Шелест? Ну, батенька...

Только тоску навеял рассказ... А немки разве не все такие? Вон в сети фото голой Ангелы Меркель повсюду, тоже в молодости обслуживала весь бундестаг. По-моему, для них это норма. Даже и не знаю, то ли посочувствовать этой прости-девушке, то ли съязвить :)

Edited at 2018-05-08 08:41 pm (UTC)

Да нормально жила, вон, копила на пенсию. Советская власть помешала.)

Ну, а посолидней "языка" не получилось взять? =))

"Язык" - в шутку. Комендантский патруль просто задержал.)

"по решению городского магистрата после всего, что было, немцы должны выйти на уборку улиц"
то есть переводя на польский и русски - немцы по расе должны были в тот день убирать улицы

По национальности.

(no subject) (Anonymous) Expand