oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Немецкие егеря и тяжелые мортиры на линии Сталина. 1941 г.

      "21 июля 1941 г. вспомогательный передовой отряд был послан вперед, чтобы открыть проход через участок на реке Соб, где, как сообщалось, противник организовал оборону. Он должен был занять Ильинцы и затем наступать на Гранов.
          Слева от 97-й легкой пехотной (егерской) дивизии по дороге на Липовец двигалась словацкая бригада генерала Пилвоусека, с которым я познакомился в Прешове. Он получил результаты разведки о занятом противником Липовце с указанием о необходимости подробной боевой разведки.
          Пилвоусек придерживался другого мнения, полагая, что он со своими бронированными машинами и танками мог бы неожиданно разбить противника. 97-я легкая пехотная дивизия, согласно приказу, изменила курс на юго-восточное направление, где она должна была пройти через более или менее бездорожный, покрытый лесами холмистый район.
           Разведка обнаружила, что эта область была занята значительным по численности формированием противника. Зарядившие дожди значительно затруднили выполнение задания. За плотной заградительной огневой завесой боевые группы дивизии, усиленные отдельными орудиями, вторглись в покрытый лесами холмистый район.



18952561_1328001997320189_1419687431653381680_n.jpg

             Они вначале овладели цепью высот в ходе ожесточенного боя. Чтобы взаимно поддерживать друг друга на непросматриваемой местности, была установлена тесная связь между отдельными боевыми группами через особые группы связи.
          Боевые группы вели обстрел прямой наводкой находившегося впереди противника, который стойко и умело защищался посредством ввода в бой отдельных орудий или их батарей.
          Наша артиллерия по возможности поддерживала действия своих боевых групп наблюдателями, выдвинутыми вперед и находившимися при этих подразделениях. Она с очень большими усилиями могла передвигаться в условиях бездорожья.
          В середине этого тяжелого боя на командном пункте дивизии появился офицер-ординарец и сообщил, что словацкая бригада понесла большие потери перед Липовцом и обратилась в бегство в западном направлении.
          Я сразу прибыл в словацкую бригаду и мог только констатировать, что генерал Пилвоусек лично пытался удержать солдат, бежавших от вражеского артиллерийского огня.

14370071_1215488908472231_8192641068342249049_n.jpg

           Господствовало паническое настроение. Между тем начальник медицинской службы немецкой 97-й легкой пехотной дивизии подполковник медицинской службы доктор Бухка взял на себя командование и, введя в бой части саперных батальонов и обозов, образовал новый фронт, который остановил словаков и устранил опасность вражеского прорыва.
          После того как передовому отряду было поручено прикрыть фланги, дивизия, несмотря на необеспеченность поддержкой флангов со стороны соседей, должна была продвигаться дальше. После тяжелых боев в лесу дивизия наконец захватила открытое пространство, чтобы там вместе со 125-й пехотной дивизией (генерал-майор Шнеккенбургер, пал в бою) и 295-й пехотной дивизией (генерал-лейтенант Гайтнер, убит в бою) продолжать преследование противника в направлении Умани.
          Недалеко от Умани дивизия непродолжительное время находилась в резерве, затем она была быстро выдвинута вперед и, наконец, введена в бой для решающего удара между 4-й горнострелковой дивизией и 125-й пехотной дивизией.

35255591552_94ddf63667_o.png

          К 30 июля 1941 г. все чаще появлялись сообщения, что около Умани располагались вражеские крупные соединения, которым преградила путь передислоцируемая с севера германская танковая группа (1-я танковая группа Клейста). Здесь 17-й армии представилась возможность окружить и уничтожить значительные вражеские силы к западу от Днепра.
          Планомерно немецкие дивизии сжимали кольцо вокруг противника, который неоднократно предпринимал попытки с тяжелыми боями прорваться через позиции 49-го горнострелкового корпуса, которые были неудачными вплоть до ночного прорыва на грузовых автомобилях.
         Однако брешь была тотчас заделана, с прорвавшимися силами покончил находившийся дальше справа 52-й армейский корпус (генерал пехоты фон Бризен, погиб в бою).

14344903_1209527302401725_2801981388819942572_n.jpg

          Артиллерия корректирующим огнем подготавливала атаку на позиции противника в лесу, чьи оборонительные сооружения она все же не могла определить. Я осознавал, что бой в лесу будет тяжелым и чреват очень большими потерями. Все же дивизия должна была прорвать линию обороны в лесной зоне. Не существовало иного выхода из положения.
         Воспоминания о боевых действиях в Вогезах в 1915 г., где мы несли большие потери от бомбардировки французской артиллерией лесного массива, навели меня на мысль обстреливать артиллерией кроны деревьев в лесу - но также крупнокалиберными снарядами!
         Дивизии была придана батарея мортир калибра 210 мм (211-мм мортира 18, масса снаряда 113 кг, максимальная дальность стрельбы 16,7 км, масса орудия в боевом положении 16,7 т), которая до тех пор участвовала в подавлении навесным огнем вражеских батарей.
          Эти батареи были расставлены на расстоянии около 3 км от леса на огневую позицию, чтобы расстреливать настильным огнем кроны деревьев!

16681775_1403128853041568_7003311175124578086_n.jpg

           В соответствии с приказом мортиры очень быстро открыли настильный огонь прямой наводкой. Успех был поразительным. Почти без сопротивления егери проникли на опушку леса. Потери противника убитыми были значительными. Оставшиеся в живых русские бежали.
          Невозможно представить себе опустошительный эффект от огня мортир! Большинство хорошо замаскированных окопов для пехотинцев, пулеметные площадки и минометные окопы оказались разрушенными и заполнены ужасно изуродованными трупами. Кроны деревьев, тяжелые сучья, даже целые деревья были срублены осколками, и лес стал местами непроходимым.
          Егери, при поддержке саперов, должны были осторожно прокладывать путь через минные поля, многочисленные засеки и другие разнообразные препятствия. Однако главная цель была достигнута, и вражеское сопротивление полностью сломлено опустошительным огнем мортир.

14947723_1256777704343351_7221797073309049037_n.jpg

          Вечером 6 августа зона леса была преодолена, и вновь мы вышли на открытую местность. Подтянутая ближе артиллерия открыла огонь по сильно укрепленному обширному селу Подвысокое как центральному пункту окруженной группировки.
          Под ее прикрытием сначала проводилась подготовка к разведке боем, чтобы заложить основу для дальнейшего наступления, которое казалось очень трудным и нуждалось в тщательнейшей подготовке.
         Соседние дивизии были все еще вовлечены в трудные бои в лесах севернее и южнее. Они постоянно должны были отражать прежде всего попытки прорыва ночью, и наша дивизия вынуждена была прикрывать свои фланги.
         7 августа около трех часов утра, незадолго до возобновления атаки, в командный пункт наступавшего 207-го егерского полка были доставлены два русских перебежчика. Они сообщили, что артиллерийский огонь привел к серьезному падению боевого духа их частей.

1CE9JyLyBU4.jpg

           Действие массированного огня было ужасно! Много убитых и раненых лежали в Подвысоком, где полностью отсутствовал перевязочный материал. Оба перебежчика просили прекратить обстрел и обязались вывести из окружения от 16 до 20 тысяч человек для последующей капитуляции.
          Несмотря на печальный опыт в отношении достоверности таких сообщений, я принял их предложение, надеясь избежать дальнейших потерь в моей дивизии. Я согласился на прекращение огня на два часа.
         До истечения этого срока русские должны были начать сдаваться, в противном случае атака продолжилась бы. Перебежчики сдержали свое слово. Через почти два часа после прекращения огня сдались в плен тысячи людей.

8th_riders_division_ss_florian_geyer_by_kapo_neu-d6sps3e.png

           Немедленно последовало наступление 204-го и 207-го егерских полков на Подвысокое. Чтобы не попасть под огонь наступавшей с юго-востока 1-й горнострелковой дивизии, они получили приказ сначала продвинуться только до церкви, которая вскоре была занята благодаря быстрым энергичным действиям против все еще продолжавших сопротивление советских войск.
          По радио я доложил в штаб горнострелкового корпуса, что мой командный пункт находится в церкви Подвысокого. Только после этого донесения поступил приказ 49-го горнострелкового армейского корпуса о штурме Подвысокого. Однако егери энергичной атакой решили исход боя раньше, чем этого ожидало командование корпуса.
          Подвысокое выглядело ужасно. Последствия массированного огня немецкой артиллерии были страшными. Повсюду лежали убитые и раненые. Не хватало медицинской помощи, а еще больше - воды и перевязочного материала.
          Под руководством очень осторожного и предусмотрительного начальника медицинской службы дивизии доктора Бухки санитарные группы дивизии были быстро привлечены к оказанию помощи раненым противника.
          Эти русские не жаловались, терпеливо переносили боль от ран и ужасных увечий. Некоторые из них ходили вокруг, держа в руках свои внутренности, будучи раненными в живот!

33803693342_e055f6254f_o.jpg

          В разведывательных целях и для установления связи во всех направлениях были разосланы разведывательные дозоры, которых передовые части других дивизий часто встречали с удивлением, так как они приходили с вражеской стороны. Так было и со мной. Я присоединился к одной такой группе и таким образом установил прямую связь с 1-й горнострелковой дивизией.
          В котле были захвачены огромные трофеи: большое число автобусов, грузовых автомобилей, тягачей, разведывательных бронеавтомобилей, мотоциклов.
          К этому следовало добавить в качестве весьма желанных трофеев сотни конных повозок, орудий, пулеметов, противотанковых пушек, минометов, винтовок - они лежали грудами или стояли брошенными.
          Все это давало представление о котле, в котором оказались 6-я и 12-я советские армии. (На 20 июля обе армии насчитывали 129,5 тыс. После тяжелых боев они были окружены 2 августа. Из окружения вырвалось 11 тыс. Бои в окружении продолжались до 8-11 августа)

Infanteristen vor sowjet.Bunker - Fallen German Infantry/Russian Bunker. -

         В войсках, вследствие победы, спало огромное напряжение последних дней, тем более что решающий успех был достигнут ценой незначительных потерь. Радость была такой, что некоторые егери надели на себя маски.
         Также интерес вызвал автобус с женской одеждой, обладательницы которой, однако, на тот момент уже либо сбежали, либо погибли. По-видимому, они сбежали при попытке выхода из окружения вместе с командующими двух армий, которые вскоре были схвачены.
         (Командующие армиями генералы Музыченко и Понеделин были взяты в плен. После освобождения в 1945 г. из плена Музыченко был оправдан и восстановлен в армии, а Понеделин в 1950 г. расстрелян).

german_soldiers_10_by_julia_koterias-d8xsvk9.jpg

            Однако разрядка длилась недолго. Прежде чем командование смогло закрыть доступ к трофеям и зарегистрировать их, войска в полном согласии с соседними дивизиями оснастились так, как этого требовали условия на Востоке, в которых они находились.
           Дивизия стала настолько мобильной, насколько это было только возможным. Лишние колонны конных повозок были обеспечены русскими ездовыми в качестве "хиви", которые отлично зарекомендовали себя в ненастную погоду и зимой.

16508754_1367650996589354_2666567552922139530_n.jpg

           Правда, из-за этого внешний вид войск сильно изменился. Хотя глубина маршевого порядка значительно возросла вследствие увеличения боевого обоза, этот недостаток более чем достаточно компенсировался за счет резко возросшей мобильности.
          Походные колонны, правда, теперь имели сходство с походом времен ландскнехтов, тем более что изношенная униформа стала почти неузнаваемой. Однако это не имело решающего значения.
          Неудача словацкой бригады показала важность тщательной боевой разведки. От разведки боем никогда нельзя отказываться, за исключением тех редких ситуаций, когда речь идет о внезапном нападении.
          "Без 97-й легкой дивизии были бы невозможны такой быстрый прорыв линии Сталина и сражение при Подвысоком!" - таков был вывод командующего 49-м горнострелковым корпусом".

Генерал Максимилиан Фреттер-Пико.


12208833_1013773635310427_2374076354013546529_n.jpg


Tags: вторая мировая, противник
Subscribe

promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments