oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Кто помогал ОГПУ ловить государственных преступников .

        4 марта 1918 года царский генерал Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич назначен военруком Высшего Военного Совета, в ведении которого находилось ведение военных действий на так называемых внешних фронтах, т. е. - против немцев. Помощником Бонч-Бруевича стал генерал С. Г. Лукирский, дежурным генералом - полковник К. И. Бесядовский.
        "Ультра-большевик" - так называли Бонч-Бруевича военспецы и белогвардейцы. Сам же он по поводу своих убеждений на допросе в 1931 году высказался по-другому:
      "Я с малых лет исповедую христианскую религию, которая, по моим представлениям, является предметом моего нравственного склада. Я вовсе не связываю "религию" (в моем понимании) с государством, и, тем более, не признаю ее давления на государство.
       Отсюда явно, что взятие колоколов на производство металла, разборка церквей не составляют нарушения "религии" в моем понимании; государство имеет полное право это делать". (ГАСБУ, фп, д. 63093, т. 188, дело Бонч-Бруевича М. Д., с. 9.)



460.jpg

       По утверждениям некоторых военспецов, проходивших по делу "Весна", работой Высшего Военного Совета Бонч-Бруевич интересовался мало, переложив свои обязанности на старого соратника С. Г. Лукирского, и, в конце концов, 26 августа 1918 года был смещен со своей должности.
       В последующем Михаила Дмитриевича большевики использовали на ответственных должностях всего лишь один раз. Летом 1919 года, после ареста главкома Вацетиса и начальника Полевого штаба РККА бывшего генерала Костяева, Бонч-Бруевич замещал их целый месяц. Вскоре эти должности заняли бывшие полковник С. С. Каменев и генерал П. П. Лебедев.
       В 1919-1923 годах Михаил Дмитриевич руководил Геодезическим управлением, а затем состоял в распоряжении Реввоенсовета СССР. Но и с этого поста он слетел за "вредительство".
         В 1923 году бывшего генерала обвиняли по ст.ст. 110, 116 и 150 Уголовного кодекса и дело передали в прокуратуру. Но до суда дело не дошло, - не позволил Ф. Э. Дзержинский.

542e9470a08944e919837cafaefa1101.jpg

        К сожалению, на допросах 1931 года Бонч-Бруевич не рассказывал подробностей о своей работе на посту военрука Высшего Военного Совета и предыдущих арестах. Зато в его деле содержится множество пикантных фактов из жизни после отставки.
     На первом же допросе бывший генерал заявил: "Никогда в своей деятельности, ни в какой сфере, - я не причинил вреда Советской власти. Во многих случаях я боролся с такою деятельностью, которая называется "вредительством", и прибегал к помощи ОГ ПУ, например, в постановке аэрофотосъемки, и организации картографических работ.
     Как советский гражданин, я считаю своим долгом сообщать о случаях, вредных для Советской власти, что я и делал всегда". (ГАСБУ, фп, д. 63093. т. 188, дело Бонч-Бруевича М. Д., с. 7.)

Vladimir_Bonch-Bruyevich_1919.jpg

         Как же бывший первый красный главком сообщал о вредительстве? Да очень просто: шел и... докладывал. Ну ладно, сообщал бы еще о вредительстве в соответствии со своим чином и положением.
      Оказывается, в 1922 году Михаил Дмитриевич не побрезгал даже доложить о том, что в его доме кто-то незаконно продает спиртное. (ГАСБУ, фп, д. 63093, т. 188, дело Бонч-Бруевича М. Д., с. 33.)
      К 1931 году послужной список товарища Бонч-Бруевича был уже достаточно большим. В 1923 году он сообщил лично Ф. Э. Дзержинскому о нехватке карт на западной границе, и это в то время, когда там готовились к новой войне с поляками.
        В 1924-м Михаил Дмитриевич сообщил самому Ленину о неправильной фотосъемке в Топографическом управлении. Наконец, в 1927 или 1928 году Бонч-Бруевич доложил начальнику центрального управления ОГПУ А. Артузову о вредительстве в "Добролете" - организации, занимавшейся созданием отечественного самолетостроения.

i_022.jpgb6337942622cf9b92f922af72bf.jpg

        Старания бывшего царского генерала Бонч-Бруевича не пропадали даром. По факту сообщений возбуждались дела и начиналось расследование.
      Осужденный по делу "Весна" сотрудник Топографического управления бывший полковник А. Д. Тарановский на допросе рассказал, что в 1923 году в его организации было проведено две чистки, в результате чего множество сотрудников было уволено, а некоторые - арестованы. (ГАСБУ, фп, д. 63093, т, 187, дело Тарановского А. Д., с. 22).
      И первые составы Топографического управления разогнали как вредителей именно из-за недостатка карт на Западной границе...

scan002_d_850.jpg

         В 1931-м на допросах к Бонч-Бруевичу не применялось никаких мер физического или морального воздействия. Может быть, из-за брата, а может потому, что его сын Константин сам был уполномоченным ОГПУ.
       Естественно, что участия в каких-либо организациях Михаил Дмитриевич не признал. Зато успел написать несколько сообщений на бывшего генерала и командующего Южным фронтом РККА Павла Павловича Сытина, которого обвинил в руководстве контрреволюционным офицерским заговором в СССР. (ГАСБУ, фп, д. 63093, т. 188, дело Бонч-Бруевича М. Д., с. 84-89.)
      В конце концов, 17 мая 1931 года М. Д. Бонч-Бруевича выпустили из тюрьмы, а его дело "за отсутствием состава преступления" было прекращено.

image006.jpg

         В изданных в 1958 году мемуарах "Вся власть Советам" Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич неодобрительно написал о многих из своих сослуживцев и сотрудников. Досталось и его преемнику - главкому РККА И. И. Вацетису.
         Со слов Михаила Дмитриевича выходит, что это - типичный враг народа, справедливо расстрелянный. Бонч-Бруевич опоздал со своей книгой: воспоминания он закончил писать в мае 1956 года, а Вацетис был реабилитирован в марте 1957-го.

Бонч-Бруевич.jpg

А вот еще одна история, тут Бонч-Бруевич потерпевший:

        Уйдя с руководящих постов в армии, с 9 августа 1919 г. Бонч-Бруевич с супругой Еленой Петровной поселился в квартире N 2 дома N 7 на Знаменке (до революции в этом доме жил знаменитый физиолог И.М. Сеченов). Жилье бывший генерал получил от Полевого штаба Реввоенсовета Республики.
      Все было хорошо до 1923 г., когда председатель жилтоварищества гражданин Гурович задумал выселить Бонч-Бруевичей из дома и возбудил против бывшего генерала несколько фиктивных дел. Постановлением Московского губернского суда от 1 апреля 1924 г. дела были прекращены, но история только начиналась.
     В начале 1924 г. в ту же квартиру Гурович вселил своего знакомого - начальника 8-го отделения милиции И.И. Пудякова, быстро ставшего председателем жилищного товарищества.
       Не прошло и месяца, как Пудяков стал требовать от бывшего генерала допустить его в кабинет Бонч-Бруевича... для приготовления пищи.

Читать дальше: https://rg.ru/2016/11/18/rodina-bonch-bruevich.html

udo850_default_d_850.jpg


Бонч-Бруевич,_Михаил_Дмитриевич.jpg


Tags: СССР, гражданская
Subscribe
promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments