oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Война на море - 2. ( 35 фото )

Вспоминает подводник Фриц Вентцель. Wentzel F. Single or Return? The Story of a German P.O.W. In British Camps. 1954.

         "Капитан нашей подлодки Йениш чувствовал себя на борту британского корабля не очень уютно. Он не брился уже пять дней и выглядел довольно неряшливо, но у него была и другая, более веская причина для беспокойства.
       Именно Йениш незадолго до гибели своей подлодки затопил судно, перевозившее детей, и теперь боялся наказания за это, хотя на самом деле он был не так уж и виноват. Ничто не говорило о том, что на борту этого судна, следующего в США, находилось больше тысячи британских детей.
        Отдавая приказ о торпедировании судна, Йениш был совершенно уверен, что перед ним самый обычный британский корабль. По всей вероятности, британские власти прекрасно понимали это, потому что никакого наказания для Йениша не последовало.
       Нас пригласили в кают-компанию, где уже собрались офицеры "Харвестера". Когда мы вошли, они над чем-то громко смеялись. Оказывается, самым смешным им показалось то, что наша подлодка практически не пострадала от их снарядов, и они вволю поиздевались над артиллеристом.
        Когда в кают-компанию вошел командир эсминца, воцарилась тишина. Наверное, от нас ожидали каких-то речей. Но что говорить? Благодарить их за то, что они подобрали нас? Поздравить их с успехом? Йениш предпочел промолчать. Я тоже не нашелся, что сказать. Командир положил конец неловкой паузе, великодушно пригласив нас отобедать с британскими офицерами.



Ad_i-bqmPqI.jpg

         После обеда судовой врач, казначей, старший механик и офицеры придвинули к камину кресла и пригласили меня присоединиться к ним. - Вы, конечно, не нацист? - спросил врач. Я ответил ему, что мы все - нацисты. Врач ничего не сказал, но заметно смутился.
       Действительно ли мы все были нацистами? Позднее в британских лагерях для военнопленных моряков с немецких подлодок часто называли довольно нелицеприятно - "морскими эсэсовцами", что было явной несправедливостью.
       Мы служили адмиралу Дёницу. Так вышло, что Дёниц служил Гитлеру. Следовательно, и мы все служили Гитлеру. Но если бы в один прекрасный день Дёниц сказал нам: "Этот Гитлер - преступник. Настало время избавиться от него", мы бы пошли за Дёницем, потому что именно он, а не Гитлер был нашим командиром.

ujZcwtPm-f8.jpg

        Первым, чего я лишился во время своего заключения, была бритва. Я не брился уже почти неделю и зарос, как бродяга. Вообще-то подводники любят отращивать бороду. Это своеобразный знак принадлежности к клану подводников. Иногда по длине бороды можно судить о том, как долго человек служит на флоте.
      Что касается меня, то нескольких дней мне хватило, чтобы понять, что бороду мне носить не придется. Вместо приятной на вид темной бородки, какие часто можно видеть у офицеров-подводников в фильмах, у меня на подбородке росло нечто, напоминавшее ржавую проволоку.
      Пожалуй, впервые в жизни мое отражение в зеркале по-настоящему расстроило меня. Скоро мы должны были сойти на английский берег, и больше всего хотелось мне избавиться от этой рыжей щетины. Но никто не собирался давать мне бритву.
      "Правила, сами понимаете". Неужели они в самом деле полагали, что мы перережем себе горло? Ни у кого из нас не было по-настоящему красивой бороды, так, одна щетина, и при дневном свете мы, должно быть, выглядели довольно неряшливо.

v_gavani_alzjira_1943_color.241dcv9bfsn444oo4okgkw0c.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

        После завтрака в кают-компанию вошел лейтенант Ходжкинсон. На этот раз он принес коробку, полную часов, колец, портсигаров, записных книжек и других ценных вещей, и каждый из нас мог предъявить права на свою собственность. Чувство морского товарищества не позволило британским морякам лишить нас нашего имущества.
       Позднее, впрочем, нам пришлось пережить ряд неприятных моментов. Некоторые из молодых матросов, что охраняли нас, довольно нахально собирали "сувениры". Однако мы тут же сообщали о подобных случаях офицерам, и они делали все, что в их силах, чтобы вернуть нам утраченное имущество.
       Удивительно, но мои наручные часы оказались в целости и сохранности и исправно шли. Я уже собирался похвастаться этим, как вдруг заметил под стеклом циферблата каплю воды. Поскольку часы считались водонепроницаемыми и имели герметичный корпус, я не мог извлечь эту каплю.
        Должно быть, перемена давления в подлодке повредила часы, а может быть, во время последнего ремонта часовщик неплотно закрыл крышку. В любом случае мои прекрасные часы оказались очень даже водопроницаемыми.
       Постепенно вода проникла в корпус, повредила механизм, и часы встали, и, прежде чем я успел передать их в руки мастера, механизм окончательно заржавел.

erich_reder_color_portret.4bglj61zenggc0kwws8osw4g8.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

          Рождество 1941 года я встречал в канадском лагере для военнопленных. Геринг устроил так, что содержавшиеся в лагерях пилоты люфтваффе получили рождественские подарки. Каким-то образом в этот рождественский список включили и нас, моряков. Нам сказали, что мы можем выбрать себе рождественский подарок на сумму в 25 долларов, и я выбрал наручные часы.
       Из суеты, поднявшейся на корабле, мы заключили, что эсминец готовится войти в гавань. За ночь "Харвестер" обогнул север Ирландии и вошел в Ферт-оф-Клайд. Теперь корабль направлялся на свою базу в Гриноке, в устье реки Клайд.
       По картам я хорошо знал этот район. Много времени мы провели в штаб-квартире нашего командования в Париже, изучая карты устья реки Клайд и спрашивая себя, возможно ли повторить то, что сделал Гюнтер Прин в заливе Скапа-Флоу.
       Немецкие подлодки дважды предпринимали попытку войти в устье реки Клайд и торпедировать стоявшие там на якоре корабли. Первая немецкая субмарина достигла внешних укреплений и повернула назад, доложив командованию, что проникнуть в устье незамеченным практически невозможно.

105.2amitfj6opc0wocskokgksw0k.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

      Но адмирал Дёниц любил повторять, что в его лексиконе нет слова "невозможно", поэтому несчастного командира подводной лодки с позором уволили с его поста и это ответственное задание поручили другому.
      12 февраля капитан-лейтенант фон Дрески привел свою подводную лодку "U-33" к тем же самым укреплениям и вскоре обнаружил то же самое, что и его коллега: невозможно незамеченным преодолеть укрепления в устье реки Клайд. Но фон Дрески решил пренебречь словом "невозможно" и посмотреть, что из этого получится.
      Он поднял лодку на поверхность, скомандовал "Полный вперед" и пошел на таран укреплений. Ему удалось проникнуть в устье реки, но его, разумеется, заметили. Несколько эсминцев и противолодочных кораблей тут же сели ему на хвост.
      Скорость их была куда выше, чем у подлодки фон Дрески, и он решил искать спасение на глубине, но это было бесполезно. Британцы пустили в ход глубинные бомбы, и вскоре все было кончено. Не многим из экипажа фон Дрески удалось спастись.
      Одним из таких счастливчиков был инженер-механик Шиллинг. Его командир, фон Дрески, погиб, ценой своей жизни доказав адмиралу Дёницу, что проникнуть за укрепления в устье реки Клайд незамеченным действительно невозможно.

627366-nyc148127.jpg

        И вот я сам должен был проникнуть за эти укрепления, но - ирония судьбы! - на британском корабле. Эсминец неспешно приближался к гавани, когда лейтенант Ходжкинсон спустился к нам, чтобы попрощаться.
      - Я хочу пожелать вам всего наилучшего, - сказал он. - Мы передадим вас британским властям, и вас направят в один из лагерей для военнопленных. Но не вешайте нос! Когда-нибудь все это кончится. Он пожал руку каждому из нас.
       Шум винтов начал стихать, и мы услышали отрывистые команды и топот ног. Затем неожиданно наступила полная тишина. "Харвестер" встал у причала. Чуть позже мы услышали, как рядом швартуется второй эсминец, "Хайлендер", на котором были остальные члены экипажа нашей субмарины. И вот, наконец, нас вывели на палубу.
        Это был самый обычный причал, похожий на все те, что я видел раньше. Чуть поодаль стояли самые обычные склады. Однако возле причала толпились британские солдаты - должно быть, это были члены комитета по организации торжественной встречи.

15977815_1099175493545575_8608917759795413700_n.jpg

      Наших товарищей вывели на палубу. Они выглядели весьма странно с шестидневной щетиной на лицах, кто-то был в обмундировании, другие в одежде с чужого плеча и каких-то вязаных фуфайках, но все они засияли, стоило им увидеть своего Старика. Йениш попробовал пересчитать их.
       Пока нельзя было с точностью сказать, кого можно было считать пропавшим, потому что несколько наших товарищей находились на другом эсминце. Они присоединились к нам, как только мы сошли на причал. Теперь не было никаких сомнений: мы недосчитались семерых, включая второго помощника Дамма.
       И если мы не замечали этого до сих пор, теперь самое время было очнуться - мы были военнопленными. Мы больше не были хозяевами своей судьбы. Мы должны были подчиняться чужим приказам. Любая попытка оказать сопротивление или просто выразить протест была напрасной и бессмысленной.
       Говорят, что японские самураи слишком горды, чтобы позволить кому-либо пленить себя. Они предпочитают сделать себе харакири, но не подвергаться унижениям. Что касается меня, то, когда я качался на волнах Атлантического океана, я думал не о своей гордости, а только лишь о спасении своей жизни и потому был очень рад, когда меня выудили из воды моряки с британского эсминца.

023021021021.b4ihb9urc9w0ok888gs4cwk0k.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
17201067_1148843795245411_2830398612277533361_n.jpg

      Конечно, за семь лет моего плена мне пришлось испытать немало унижений. Когда они выпадали на мою долю, я лишь крепче сжимал зубы. Плен, каким бы он ни был, не проходит для человека бесследно. Лишь спустя годы после моего освобождения я вновь обрел уверенность в себе.
      Забавно, но тогда исполнилось одно из моих желаний. Я много лет стремился попасть в Англию, но мне все никак не представлялось удобного случая. Ну вот, теперь он представился. На самом деле мы, конечно, были в Шотландии, но я решил не привередничать.
      Нас построили парами, словно новобранцев, и мы выступили в поход. Когда мы проходили мимо "Харвестера", моряки бросали нам с палубы пачки сигарет. Это был последний привет от Королевского военно-морского флота, и мы были искренне признательны этим морякам.

      Три года спустя немецкая субмарина потопила "Харвестер". Я от всей души надеюсь, что список погибших был не слишком длинным.

Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (75).jpg
Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (13).jpg
rycofwxc9t8.9kuk62zusl4wsoowow80cksgw.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
scharnhorst_color_photo.3q1v9igmjzggwg4wswo8co4gw.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
pohoroni_amerikancev_na_korable_1945_color.3u0i61w4qaecgw4gwgccokccs.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
c8w63lbl21kccg888wcog8cow.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
_1943.56pctuhls8gsgow008o444gw0.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
_______________.7pdf6q75njks0woossgcwo8ws.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
_____________.2mgdm0e0pds00ook0844wowkc.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (14).jpg
Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (76).jpg
Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (73).jpg
Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (71).jpg
Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (64).jpg
Wh7g8XhIUZI.jpg
728cc7fd.jpg

Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (80).jpg

Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (81).jpgWonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (22).jpg
Wonderful Colour Photographs of World War II by Robert Capa (15).jpg_______.9qc0ip32rf8csocs044ggok8w.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

linkor_alabama_1942.4eorhvscdgu8o8gcw084o0skk.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg
jarjnyyoevq.2enp80wuu2o0g00008ow0kokc.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg


zllrv6lg_rw.m8a8ww3vxmo0s8k04c4kkg8o.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg


Tags: вторая мировая, противник, союзники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments

Recent Posts from This Journal

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…