oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

"Вахта на Рейне". Январь 1945-го.

   "Я отправился вперед в коляске мотоцикла 3ауэрвайна.На въезде в Херлисхайм я встретил две «пантеры» третьей роты. С ними бьл унтершарфюрер Мюльбрадт. Я узнал, что в городе есть американские танки. Я захотел разведать обстановку лично. Обе "пантеры" должны были обеспечить огневое прикрытие и следовать за мной.  
    Я выехал на мотоцикле на городской перекресток, остановился и приказал танкам контролировать обе дороги. Сам же я отправился дальше пешком вдоль дороги. Метров через пятьдесят, у поворота, по мне открьт огонь "шерман". Я бегом вернулся к мотоциклу, схватил "панцерфауст" и вошел в дом, из окна которого просматривалась шедшая по диагонали широкая улица. На улице я заметил два "шермана".
     Один из них я подбил из "панцерфауста" С расстояния около тридцати метров. Потом я бегом вернулся к прикрывавшим меня "пантерам", придумывая по пути план действий. Я быстро дал указания командирам танков: танк N 2 должен был продолжать контролировать дорогу справа, выдвинувшись вперед и открыв огонь только тогда, когда начнет действовать танк N 1. Танк N 1 (Мюльбрадта), в который сел я, должен был проехать по дороге слева, повернув башню на правый борт, и открыть огонь сразу же, как только танк въедет на перекресток и наводчик получит хороший обзор пересекающей дороги. Все шло по плану. Два танковых экипажа прекрасно взаимодействовали. Танк N 2 открьл огонь, а танк N 1 ворвался на перекресток и подбил первый
"шерман". Бьло подбито еще несколько американских танков, и вскоре появился белый флаг.
     Я прекратил огонь и пошел вперед. Американский офицер предложил капитуляцию. Я потребовал, чтобы его солдаты сложили оружие передо мной. Когда шестьдесят американцев сложили оружие, к нам прибавились двадцать немецких солдат, бывших в американском плену. Я спросил американцев, бьли ли они в экипажах подбитых танков.  
      Американский офицер объяснил, что они были экипажами неподбитых танков, и указал в сторону фермы, где стояли, направив орудия на дорогу, четыре "шермана". Он сказал, что чуть дальше стоят другие танки. Для нас это было полной неожиданностью. Нужно было сохранять спокойствие. Я потребовал действовать с максимальной скоростью. Приказав американским механикам-водителям выйти ко мне, я распорядился, чтобы они отвели "шерманы" в Оффендорф в сопровождении одного из немецких солдат, получивших назад свое оружие. Когда танковая колонна ушла, мне стало легче.

    Я известил штаб батальона в Оффендорфе о приближении захваченных "шерманов" И запросил больше наших танков, чтобы они прибьmи в Херлисхайм и подобрали ещесорок восемь пленных. Всего бьmо захвачено двенадцать "шерманов" И шестьдесят пленных. Свои два танка я направил к окраине Херлисхайма, откуда они прикрьли направление на Друзенхайм и подбили еще два "шермана", направлявшихся в Херлисхайм: Таким образом, мои "пантеры" одержали девять побед. После подхода подкреплений я получил приказ вернуться на КП батальона в Оффендорфе".из воспоминаний оберштурмфюрера Ф.Бахманна адьютанта 1-го батальона танкового полка 10-й танковой дивизии СС "Фрундсберг".

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++
"В ночь с 9 на 10 января 1945 года противник открыл огонь осколочными снарядами на широком фронте. Танкисты в своих машинах и пехотинцы в окопах вздрагивали, услышав пронзительный свист и гул приближающегося с огромной скоростью снаряда. Лес громко шумел; на ветру верхушки деревьев стучали друг о друга. Казалось, начинается ужасная гроза, и в этот миг на позиции обрушился град осколков.
   Очередной залп этих страшных снарядов, выпущенный около полуночи, пришелся прямо по танкам ПВО. Из темноты донеслись громкие стоны и крики о помощи. Сильнее всего пострадал экипаж машины унтершарфюрера Вортманна, не выходивший из боев со времени прорыва из ЛаГлеза.
   Радист Гюнтер Штрэтер, молодой наводчик Герхард Хюблер и санитар, присоединившийся к экипажу, получили тяжелые ранения. для них едва удалось найти место в близлежащем доме. Мотопехота, которая уже понесла тяжелые потери, укрылась в нем на ночь. Даже в тусклом свете свечи бьла видна зияющая рана на спине Герхарда Хюблера. Похоже, бьл задет позвоночник. Танкист лежал на животе. Он потерял много крови. Все бинты уже давным-давно бьли использованы, а кровотечение все не останавливалась. Девушка, жившая в доме, принесла чистых тряпок для перевязки раненых. Она предложила горячей воды и заварила чай, стараясь всячески нам помочь.
   Ближайший перевязочный пункт находился километрах в двух, в небольшом здании таможенного поста. Уцелевшие танкисты собирались на танке отвезти туда раненых товарищей, несмотря на продолжавшийся обстрел. Перекресток, через который им нужно бьло проехать, по-прежнему бьл под сильным огнем. Механик-водитель Эрих Михен отправился заводить двигатель и, к своему ужасу, обнаружил, что стартер поврежден осколком и не работает. Двигатель нужно бьло запускать вручную вдвоем, что казалось почти невыполнимым! Десять, пятнадцать оборотов рукоятки... Танкисты сбились с дыхания и вспотели, несмотря
на мороз. Чтобы запустить двигатель, понадобилось больше двадцати минут. До сих пор экипажу не приходилось даже видеть подобное, не то что делать это самим.

   Раненых осторожно уложили на танк позади башни. Командир, как и всегда в ночных поездках, забрался на лобовую броню танка и сел рядом с люком механика-водителя. Он давал необходимые указания, так как в снег или дождь механик-водитель в смотровую щель не мог ничего увидеть.
   Двигатель переключался только на первую или вторую передачу. Они осторожно приблизились к перекрестку, собираясь пересечь его в самый подходящий момент, не подвергая себя слишком большой опасности. Маленький перевязочный пункт был переполнен, но, к счастью, тяжелораненых должны были отправить дальше в тыл еще до рассвета.Другие немецкие части отступали. В основном это были усталые и измученные пехотинцы с передовых позиций.
   На рассвете пять танков снова заняли позицию. Поврежденный танк ПВО отвели в тыл, на просеку, откуда открывался хороший сектор обстрела по холму напротив, на котором были ясно различимы американские позиции. День проходил так же, как и предыдущие - было много событий, много летящей стали и свинца. Вся местность пропахла порохом.
Целый день был слышен шум американских танков, судя по всему, готовившихся внезапной атакой перерезать шоссе Бастонь - Люксембург, которым по-прежнему пользовались немцы.
   Во второй половине дня на совещании на командном пункте оберштурмфюрера Христа из 2-й танковой роты стала очевидна тяжесть и безнадежность ситуации на этом участке фронта. Был рассмотрен план отхода пяти танков, который даже получил кодовое название. Вот что вышло в конечном итоге. Хотя внезапных обстрелов не было, ночь прошла беспокойно. Когда три "пантеры" И неповрежденный танк ПВО уже были на шоссе, трое танкистов из поврежденной машины все еще пытались завести двигатель вручную. После долгих усилий он, наконец, тоже двинулся в путь, но вновь только на второй передаче.
Они знали дорогу. По этому же шоссе они ехали несколько дней назад, когда их перебросили на этот участок.
   В ночной темноте поврежденный танк ПВО казался брошенным посреди шоссе. Но потом откуда-то донесся гул танков и запах выхлопных газов. Вдруг впереди показались очертания кормы танка, стоявшего на шоссе. "Наверняка это одна из "пантер!" - решил экипаж. Они остановились, не глуша двигатель, на обычной дистанции. Через некоторое время командира одолело любопытство, и он решил узнать, чем вызвана задержка и что происходит впереди.

  Ничего не подозревая, он двигался мимо стоявших танков, пока довольно длинная колонна не показалась ему подозрительной. Машин было слишком много! Должно было быть всего четыре. В тот же миг он понял, в каком положении оказался. Это бьли американские "шерманы", окрашенные такой же камуфляжной белой краской, как и немецкие танки. В тревоге он вернулся к своему танку. Для этого требовались стальные нервы. В голове командира крутились разные мысли. Непросто бьло объяснить товарищам ситуацию и план действий сквозь шум танкового двигателя.
   Времени на раздумья не было. К счастью для экипажа, пока они стояли на месте, не подошли новые вражеские танки. Медленно, стараясь не слишком давить на газ, механик-водитель отвел машину на несколько сот метров назад. Справа от дороги бьmа канава с насыпью, которую невозможно было преодолеть на поврежденном танке. Пришлось сдать еще немного назад. Перебраться попытались в несколько более удобном месте. С огромным трудом танк зацепился за край насыпи, пере валился вперед и уткнулся
носом в сугроб. Пришлось срочно расстаться с танком.
    Втроем они решили искать спасения, пойдя напрямик, Им снова повезло! На рассвете они наткнулись на неподвижную "пантеру" .С поврежденными гусеницами и рассказали ее экипажу о встрече с американской танковой колонной.
Совместными усилиями танкисты отремонтировали гусеницы.
Бои под Бастонью для танков ПВО сложились очень драматично." - из воспоминаний командира танка из состава зенитного дивизиона танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер" Карла Вортманна.







Tags: вторая мировая, противник, союзники
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments