oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

На Кавказском фронте. 1914-15 г.

       "21 и 22 октября. Была дневка. Дул холодный сильный осенний ветер, и как-то на душе было тяжело в неприветливой на первый взгляд Турции. По дороге за Чингилём попадались трупы курдов.
       Затем мне встречались масса беглецов армян из города Баязета, который был взят нашими 22 октября. Затем проследовала небольшая партия армян добровольцев в Баязет из России. Солдаты их провожали с криками "Ура". Все сознавали настоящий важный момент, и чувствовалось какое-то единение русской армии с армянским народом, который веками замучен Турками и курдами.
       И вот настаёт момент, когда этот истерзанный народ должен быть освобождён и спасен от гибели, весь Армянский народ ждет освобождения от векового гнета и произвола курдов.
         Взоры всех обращены на спасительницу всех славян и защитницу их Великую Россию, которая уже поднялась как один человек за братьев, за честь и достоинство нашей Родины. В свою очередь, армянский народ желает оказать посильную ей помощь в этом святом деле. Да поможет нам Бог.



10885306_328092107378879_6584408326514579750_n.jpg

          7 ноября в 7 часов утра прошли деревню Челканы, а через час подошли к перевалу, где встретили отряд Певнева. Наша задача была сбить неприятеля и занять перевал. В цепь были назначены пятая и восьмая роты. К 12 часам дня мы впервые попали под неприятельский огонь.
       Турки с криками и шумом отступали под нашим дружным натиском и заняли самые высоты перевала. С их стороны были слышны крики "Алга" (значит "вперед"). Но видя энергичное наступление наших они стали уходить с высоты назад.
       8-я рота заняла самую высокую гору, где и заночевали. А турки с перевала отступили к деревне Ханык. Наступление наше было очень трудное, все по горной местности.

        9 ноября выступили из Аушту на перевал и совместно с пластунами должны были занять ближние к перевалу селения Ханык и Севик. Наша рота была назначена к полковому знамени.
      Скоро начался бой, мы были в резерве со знаменем. Видно турки стреляли с большим прицелом над нами пролетало много пуль. Здесь же была убита лошадь пулеметной команды и солдат той же команда ранен. У нас были ранены два унтер-офицера и шесть рядовых.
      В этом бою турки были разбиты и в беспорядке отступили к деревням Дерик, Суверти и Рутаны. За наступлением темноты бой прекратился и 8-й роте было назначено сторожевое охранение левее перевала до Севика.

10931314_773347142750101_6226588045173340175_n.jpg

       14 ноября при Кара-Килисе к нам на подкрепление подошли ещё два батальона Грозненского полка. Мы вновь пошли в наступление, в передовой линии были батальоны 2-го полка. Бой начался в 1 час дня. Противник открыл сильный огонь по нашим цепям.
      Сейчас же Командиром полка было приказано 8-й роте рассыпаться в цепь на поддержку. Противник под нашим натиском не выдержал и постепенно стал отступать. С обеих сторон участвовали орудия. Но снаряды турок ложились метко, но не разрывались, а поэтому и потерь было очень мало. К вечеру турки отступили.
      С наступлением сумерек были вызваны охотники, чтобы занять Ханык. Под командой Полкового адъютанта поручика Зайцева, охотники направились к Ханыку и заняли его и взяли два орудия. После этого и отряд весь вступил в Ханык.     Очевидно, турки не ожидали нашему сильному набегу и были застигнуты врасплох, заперлись в домах и оттуда открыли огонь, но это им обошлось дорого.
      Тут мы задали им такую потасовку, что им наверно и во сне не снилось... выбегавших или сопротивлявшихся прикалывали штыками или нагоняли казаки и рубили шашками. У многих турок были засучены рукава и руки оказались в муке и тесте, видно занимались выпечкой лавашей...
       Поели вкусно лавашей... Но потом около двухсот человек их сдалось в плен. Многим из них также удалось бежать, что благоприятствовала им темная ночь. В числе бежавших, как говорил пленный артиллерийский капитан-араб, был и начальник турецкого отряда Гусейн-Паша. И так мы заночевали в Ханыке.
       В этом бою у нас ранено всего в 8-й роте 4 человека. Пленные турки оказались большинство арабы, которые шли сюда около трех месяцев из Багдада и других дальних провинций Турции, всех их на другой день отправили в Кара-Килису...

12112296_755624327914755_5920511141997904313_n.jpg

     16 ноября в 8 часов утра наш отряд выступил из Дутаха. 8-й роте назначена была стоянка в Дерике, куда мы пришли к 1 часу дня. Здесь была партия курдов, и застигнутые врасплох открыли по нам сильный огонь, но были все перебиты. Их было до 50-ти человек.

      5 января 1915 г. В 8:30 выступили вперед и заночевали в Бушене. Кара-Килису прошли 3 ч. дня, всюду видны разрушенные здания и сожженные курдами при отступлении. По дороге встретили несколько трупов женщин армянок убитых варварами курдами. Видно курды и турки никак не ожидали наше быстрое наступление и в каждом доме остались следы пребывания турок, или оставлено много разных съестных припасов провианта и даже собственных вещей.

      6 января, Крещение. Поднялись мы часов в 7.30 утра. Напились чаю. Поели завтрак, приготовленный в походной кухне. И все занимались разговорами, шутками. Часам к 11 дня казаки пригнали пленных турок 13 человек, захваченных казаками при отступлении их к перевалу.
        Наши офицеры давали им курить, расспрашивали их и видно турки были довольны случаем, что попали в плен. С 6-го по 13-ое мы простояли в Бушеке.

a10965aa63f4bdd90b9702108fb152c0-d4pxft4.jpg

        14 января в 3 час. дня отряд выступил вперед и к 5 часам вечера пришли в селение Чали, и здесь разместились по избам, простояли здесь три дня. Все время по дороге со стороны Алашкетри тянулись нечастые беженцы армяне, больше всё женщины и дети.
      Мужчин не видать. Курды всех мужчин и молодых ребят частью перебили, а частью увели, уведены почти все девушки и молодые женщины. Наиболее пострадала армянская деревня Моли-Сулейман, где масса убита армян. Страданиям бедных матерей и детей нет конца.
      Глубокий снег, морозы и ужас пережитого ими горя совершенно обезумили их и бегут от варваров тиранов голодные полунагие женщины, дети и старцы. Многие больные попадали дорогой и замерзали. Замерзали и дети.

      Одна слепая лет 45 женщина и больная на ноги еле дотащилась до Чали и легла прямо в снег. У неё нет никого, имела невестку и двух взрослых сынов. Курды при ней же убили сыновней, а невестку увели и вот она одна, с другими, кое-как бежит. Солдаты отвели её в околоток, где её обогрели, накормили и напоили.
      У одного мальчика лет тринадцати было около 6 ран на спине и руках от ножа курда, он потерял отца и мать и сильно истекал кровью. Раны были перевязаны какими-то грязными тряпками, и он несчастный от боли, холода и усталости стонал. Его тоже привели в околоток, где врач сделал ему промывку и перевязки, после чего подводой он был отправлен дальше.
     Одна женщина, не доходя до деревни с версту, разродилась от бремени мальчиком. Она сняла с себя последнею теплую одежду и закутала новорожденного. Сама бледная, измученная, с ребёнком на руках еле дотащилась до конца деревни. Здесь у неё взяли ребёнка наши солдаты и под руки довели больную в околоток. Здесь врач оказал ей помощь.
      Сшили на скоро для ребёнка одежду и через два дня её проводили подводой. Приходилось видеть часто группы детей по 20-25 человек разных возрастов и пола. Все без родителей, одни, кричат, плачут и некому помочь и услышать их...
        Одно их спасало - пребывание русских войск, много сочувствовавших их спасению. Все от мала до велика просят Бога о скорой победе Русским Войском, и все смотрят на Россию, как единственную их спасительницу от постоянных зверств варваров.

0_10e451_3376794b_orig.jpg

       8 февраля утром прикатила парная двуколка и привезла в нашу роту 97 посылок для солдат. Я вне себя от радости и все четыре мои посылки получил в полной исправности. Три были из Новочеркасска, от своих, а одна из Сулина, от Артема.
      Первый раз за 5 месяцев я с удовольствием закусывал вкусной копченной колбасой, икрой, сыром и прочим. Запас закусок мне, пожалуй, хватит на месяц и сдобных сухарей, которые приготовила сама мама и жена.

       Противник был приведен в полное замешательство, и, видя, что уже окружен, стал бросать с себя снаряжение и амуницию. Мы энергично преследовали его. Несколько раз противник, неся потери от нашего огня, останавливался, собираясь группами, желая сдаться в плен. Но огонь пулеметов, действовавших по ним со стороны сел. Шадиан, заставлял их двигаться дальше.
       По пути нашего наступления лежало много раненых и убитых турок. Перед ними людьми роты были захвачены три турка. Затем у ручейка, протекающего северо-восточнее с. Зейдекана, голова роты настигла хвост колонны противника и захватила здесь в плен турок до 50 человек.
      Продолжая преследовать, мы настигли его севернее с. Зейдекана, где совместно с людьми 50-й роты нашего полка, окружили его. Одной нашей ротой было взято в плен около 180 человек при 2-х офицерах. Кроме этого другими ротами были взяты ещё много турок при 5 офицерах и 1 полковника раненного.
      В этом бою потерь у нас в роте не было. Были потери, но мало, в других ротах, всего не более 25-30 человек с раненными. Трупы же противника были усеяны по всем склонам и местам боя.

12410585_797874167023104_2454296714033798517_n.jpg

      Когда турецкая артиллерия заметила, что их обходят, то поспешила улизнуть, побросав тележки и прочее и взяв на вьюки одни лишь тела от орудий. Многие турки успели раньше убежать в горы. К концу боя многих нагоняли наши казаки Лабинцы и брали в плен, а кто сопротивлялся, то их отправляли к Магомету предварительно разрубив на несколько частей.
     В этот раз мы дело имели не с курдами, а с отборными турецкими стрелковыми полками, которые были сюда присланы из Константинополя. Это был 32-й Стрелковый Константинопольский полк. Но для нас не страшны никакие их части и мы сумеем справиться всегда, и покажем туркам, что такое русский солдат.
     На поле битвы лежало много раненных турок, сейчас же наши санитары приступили к перевязке их, и каждый из нас помогал облегчить участь раненных. Всех раненных на носилках принесли до первого перевязочного пункта и пленных около 400 человек сопровождала наша 8-я рота до селения Челканы, где их сдали Начальнику Гарнизона и мы возвратились в Кала к 4 час. утра.
     В этот день нам пришлось пройти туда и обратно не менее 35-ти верст. После этого ещё 2 дня наши части находящиеся в Зейдекане убирали трупы убитых турок. Остальная их часть, бежавших обратно, на третий день наткнулась на наш Саракамышский отряд, который часть их взял в плен, а часть перебил.

      10 и 11 - отдыхали. К вечеру этого дня 20-го марта подпрапорщик вернулся, привез посылки для солдат и привез для себя и меня ветчины, 10 шт. булок французских, банку сгущенных сливок с шоколадом, сыру голландского, копчённой колбасы и сливочного масла. Всё это покупалось за двойную цену, потому что привозилось из Эривани по невозможно скверным дорогам и грязи.

l-137936.jpg

        22 марта 1915 года, Воскресенье. Сегодня Пасха! Христос-Воскрес! Часам к 8-ми нас выстроили, пришли к роте поздравить вр. Командующий ротой прапорщик Морский, после поздравления мы пропели ротой Христос Воскреси! Многие прослезились и голос как то грустно раздавался по селению... Поздравляли и мы друг друга. В 8 час. был роздан обед и к 9-ти часам утра уже выстроились к выступлению на перевал.

      5-го мая из полка были присланы для всех рот по одной 2-х рядной гармонии фирмы "Адлера" и по одному бубну, для развлечения и игры в свободное от занятий время, нашлись и играющие. По вечерам уже заметны большие группы солдат, где весело играют на гармошке и находится много любителей танцевать.
      Пляски задавали вовсю, местами некоторые подпевали песни. И так, в среду нашей однообразной боевой жизни внесло веселье и развлечение появившиеся гармонии.

      В сел. [...], где мы стали биваком, жили беженцы армяне из [...] Мелязгерт. Все сильно пострадали и разорились. Здесь солдаты покупали у них молоко, все они с затаенной радостью глядят на нас и питают надежду на свое будущее спасение. Готовы все оказать какую только могут услугу.
       К 8 часам наш батальон уже собирался к выступлению дальше. Начальник дивизии, Генерал-Лейтенант Варопанов собрал нас вокруг себя и сказал несколько слов. Поблагодарил нас за понесенные труды и отличия, затем, сказал, что посылает нас отомстить за наших пострадавших товарищей из 4-го батальона, которые имели бой с трое большими силами турок, потеряли своего командира батальона Капитана Никитина и ещё трёх офицеров и около 140 нижних чинов.

221979504.jpg

        15-го июня ровно в 8 часов двинулись к позициям неприятеля в боевом порядке. Удивительная местность, всё время горы, одна выше другой, и крутые ущелья, скалы. Неприятель занимал дальние самые высокие вершины. Наша задача была сбить турок и занять г. Ахлат, что на берегу озера Ван.
       Все ехали и шли молча, озабоченно крестясь в дорогу. Да и было чего молчать и молиться. Ведь многих ожидала слава и многих геройская смерть. Но шли бодро и смело, сознавая важность момента, и слова нашего Нач. дивизии.
        Нужно было отомстить и выбить врага. За кавалерией и пехотой двигались носилки на двуколках с лошадьми лазарета 66 пехотной дивизии. При нас была и артиллерия горная и конно-горная и пулеметы." - из дневника унтер-офицера, ротного писаря 8-й роты 1-го Пехотного Ахульчинского полка, А.С. Арутюнова.

101.jpg
9500698635677276_462cc40a.png



12011330_750779181732603_8064601175537686257_n.jpg


Tags: Первая мировая
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments