oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

" Британские интересы превыше законов и справедливости..." 1836 г.

Из статьи Владимира Воронова.

        14 (26) ноября 1836 года русский бриг "Аякс" задержал в Суджукской (ныне Цемесская) бухте английскую шхуну "Виксен" (Vixen), что-то выгрузившую горцам.
    В самом разгаре была кровопролитная и изнуряющая Кавказская война, но на побережье протяжённостью в двести миль было всего три изолированные русские крепости-форта, вся остальная территория была в руках черкесских племён.
    Именно через эту береговую полосу и шло снабжение горцев оружием и боеприпасами, доставлявшимися морем из Турции. Лишь в одном 1830 году из Турции к берегам Кавказа прибыло до 200 турецких и британских судов, доставивших военные грузы.
    Для пресечения этой контрабанды русские власти установили блокаду побережья, предписав кораблям Черноморского флота крейсировать у кавказских берегов, задерживая нарушителей.
    На Кавказе иностранным торговым судам дозволялось заходить лишь в Анапу и Редут-Кале (севернее Поти), где были таможни и карантинные станции. Суда-нарушители, разгружавшиеся в неположенном месте и вёзшие запрещённый груз, подлежали конфискации.



chercesskiy voin.jpg

        Между тем банальное, казалось бы, задержание контрабандиста стало мировой сенсацией и спровоцировало грандиозный международный скандал, едва не вылившийся в войну между Англией и Россией.
    Британская общественность бурно возмущалась "дерзким пиратским актом" против мирного судна, призывая "покарать захватчика", поскольку "владычице морей" непристойно взирать, как Россия "покушается на нашу торговлю".
    Дошло до бурных дебатов в палате общин, где даже прозвучало, что когда "Виксен" бросил якорь в Суджукской бухте, то русский бриг, мол, вошёл в бухту как раз в тот момент, когда владелец груза шхуны "и несколько офицеров, высадившиеся на берег, вели переговоры с черкесскими властями относительно размеров требуемой последними пошлины со стоимости груза...".
    Да уж, черкесская таможня - это сильно, но ведь британская публика на эту чушь повелась! Попутно газеты живописали про "зверства русских войск в Черкесии", публиковались статьи о неправомерности русской блокады, утверждая, что черкесское побережье вовсе не русская территория...

adygha_uork___circassian_knight___armor___1908_by_adighaguare-d8xowoj.png

    Министр иностранных дел Великобритании лорд Пальмерстон потребовал от русского правительства "указать мотивы, на основании которых оно сочло себя вправе в мирное время наложить арест на торговое судно, принадлежащее британскому подданному".
    Чуть позже лорд учинил сцену русскому послу в Лондоне графу Поццо ди Борго: "Да, Европа слишком долго спала, - кричал он на посла. - Она наконец пробуждается, чтобы положить конец системе захватов, которые император желает предпринять на всех границах своей обширной империи".
    Много лет спустя, когда Пальмерстон был уже премьер-министром, он с сожалением заявил: "Захват "Виксена" был прекрасным поводом для нападения. Тогда англичане могли бы нанести России сокрушительное поражение".
     Цинично заметив, что "суть вопроса не в том, имеет ли Россия право владеть побережьем, а в том, выгодно ли это нам. Британские интересы превыше законов и справедливости, ибо они и есть законы и справедливость".

8d3143a9ef75.jpg

     Интересы у Британии в том регионе действительно были серьёзные. По данным издания The Free Press, отказ от прав торговли с Черкесией обходился Англии в 100 тысяч фунтов стерлингов ежегодно.
     Всего же британский экспорт в гавани Чёрного моря достигал тогда двух миллионов фунтов стерлингов. Но не только в деньгах было дело: "владычица морей" имела свои виды на турецкое "наследие", рассматривая Черкесию как барьер на пути возможной экспансии России.
     "Когда черкесы будут побеждены, - уверял журнал The Edinburgh Review, - Кавказ будет открыт, и Персия окажется предоставленной милости Санкт-Петербурга. В результате мы увидим, как границы России одним махом придвинутся на 1200 миль к нашим индийским границам".
     Трудно спорить с тем, что в том регионе действительно пересеклись стратегические интересы трёх империй - Российской, Османской и Британской, и уже потому Кавказ никак не мог остаться нейтральным.
     Воевать же с горцами России пришлось прежде всего для обеспечения своих коммуникаций с Грузией и, как пишет автор современного труда о Кавказской войне Яков Гордин, "обеспечивая тыл и фланг в противостоянии с историческим противником - Турцией".

1366101027_y_bb1fb7a5.jpg
1366116501_v7spreldstg.jpg

         По Адрианопольскому мирному договору 1829 года восточное побережье Чёрного моря отходило к Российской империи. По тогдашним международным нормам Россия получала права на эти территории, потому что формально черкесские князья были вассалами Турции.
     Сами горцы полагали иначе. "О неверные русские, враги истинной религии! - писали старейшины убыхов русскому командованию. - Если вы говорите, что наш падишах дал вам эти горы, то он нас не уведомил, что отдал вам нас лично; и если бы мы знали, что эти земли вам отданы, то не остались бы на них жить.
     Мы имеем посланных от султана Махмуда, Мегмет-Али-паши, королей английского и французского. Мы поклялись нашею верою и уведомляем вас о том, что мы не исполним того, что в вашей бумаге написано. Бог будет за нас или за вас!"
    Да и сами турки, привыкнув считать Кавказ за свой "огород", чихать хотели на запрет султана снабжать горцев оружием. Но никакой благотворительностью здесь не пахло: "гуманитарные конвои" через Чёрное море были чрезвычайно выгодны, поскольку поставляемый горцами товар был очень востребован - невольники.
    К тому времени Кавказ оставался едва ли не последним источником поступления "белых рабов" на турецкие рынки. И завоевание Россией Кавказа на корню подрезало вывоз черкесского "живого товара" в Турцию.

kavkaz3.jpg

          "Можно положить, - сообщал один из документов того времени, - что из Черкесии вывозят ежегодно до четырёх тысяч невольников и невольниц в разные места Турции".
      Конечно, с Кавказа вывозили не только рабов, но именно "торг невольниками, - сообщал в своём рапорте капитан-лейтенант Владимир Полянский, командир брига "Пегас", - составляет ныне главный артикул их торговли".
      Насколько всё это было выгодно, в своём "Дневнике пребывания в Черкесии" откровенно поведал Джеймс Белл - тот самый, кто снарядил шхуну "Виксен": "Цена на них (невольников) на рынке сейчас, - писал Белл, - составляет от трёх до пяти фунтов стерлингов (от семидесяти пяти до ста двадцати пяти франков), что может свидетельствовать, что этот товар имеет большой спрос". И ведь это цены собственно в Черкесии, а на турецких рынках они были в разы выше.

cherkesskie_dospehi.jpg
cherkesskie_kingaly.jpg

        Но британцы снабжали черкесов оружием главным образом с целью как можно дольше затянуть Кавказскую войну, обессилив Россию и отвлекая её от дел европейских и попыток выйти на подступы к британской Индии.
    "Если Персия является заставой Индии, то ещё в большей мере ею является Черкесия, которая защищает Афганистан и которая наравне с Персией защищает и Индию". - Эти слова принадлежат Дэвиду Уркарту, британскому дипломату, политику и разведчику. Именно он и стал организатором авантюры со шхуной "Виксен".
     Жизненная эволюция этого персонажа интересна. Уроженец Шотландии, он в 1827 году волонтёром отправился воевать за независимость Греции. Но позже вдруг стал поклонником всего турецкого и ненавистником России, "заболев" черкесским вопросом.
    В июле 1834 года на яхте "Мисчиф" он прибыл к черкесским берегам и высадился в Суджукской бухте, где горцы восторженно приняли его как настоящего посланца английского короля. Впрочем, так оно и было, поскольку идею создания "черкесского барьера" одобрил британский король Вильгельм?IV.

cherkesskaya_vintovka.jpg
cherkesskie_shahki.jpg

    Призвав горцев к всеобщему восстанию против российского правительства, Уркарт подарил черкесам зелёное знамя с пучком стрел и звёздами, символизировавшее борьбу за "независимую Черкесию" и обещал им военную помощь европейских держав.
    Наградой за эту миссию стал пост секретаря английского посольства в Константинополе, полученный Уркартом в 1835 году. Именно Дауд-бей, как его прозвали горцы, и проложил ту незарастающую английскую тропу к черкесам, по которой оружие и снаряжение потекли к ним уже систематически.
    Уркарт не только организует "гуманитарные конвои" с оружием в Черкесию, но и сам не гнушается нелегальных поездок туда, невзирая на свой дипломатический ранг.
    Очередную рекогносцировку он совершил в июне 1836 года, выбрав место для прибытия шхуны "Виксен" и время: она появилась аккурат в момент максимального накала полемики в британских политических кругах вокруг черкесского вопроса.
    Ещё дипломат его величества руководит деятельностью своих эмиссаров, которые внушали горцам несбыточные надежды на то, что Англия вот-вот объявит войну России и пришлёт свой могучий флот к кавказским берегам. Помимо функций пропагандистских и разведывательных, эти эмиссары исполняли порой и обязанности инструкторов-диверсантов.

cherkesskie_pistoleti.jpg

          Одним из них и был тот Джеймс Белл, что снарядил "Виксен". Выходец из богатой банкирской шотландской семьи, Белл на госслужбе формально не состоял, имея репутацию авантюриста, занимавшегося как коммерцией, так и политикой.
      В 1833 году он отметился в качестве... португальского консула в Глазго, где в этом качестве вербовал наёмников для участия в гражданской войне в Португалии, потом объявился и в Османской империи.
         Его вполне можно назвать не только разведчиком, работавшим под "крышей" купца-коммерсанта, но, как показали дальнейшие события, ещё и полноценным диверсантом.

Форзац книги Джеймса Белла о его нелегальной миссии на Кавказе.

IMG_0276.jpg

     "На следующий день по моему прибытию в Константинополь, после пленения Vixen, - писал он в своём дневнике, - я принял решение вернуться в Черкесию, дабы там пополнить исследования, столь печально прерванные".
     В новое "исследование" он отправился на турецком судне уже 20 марта (1 апреля) 1837 года, "предусмотрев взять с собою немалый ассортимент подарков, таких как ружья, сабли" и основательный запас пороха.
     Компанию ему составил Джон Лонгворт, трудившийся под "крышей" корреспондента газеты Morning Chronicle. Прибыв к горцам, британцы организовали, как значится в документах, "постоянное и правильное сношение с портом Самсунским".
     Петербург отдал предписание захватить "этого злобного английского банкрота, который мечется как чума из угла в угол". Но, как рапортовал командир Черноморской береговой линии генерал Раевский, "захватить живыми сих англичан, всегда вооружённых и тщательно охраняемых кунаками, почти невозможно".
     Их можно тайно убить, "но и предложить таковую меру постыдно". Потому генерал предложил торжественно объявить их нарушителями общего спокойствия, обнародовав "оценку головы их". Оговорившись, что "если великодушное правительство желает оказать им последнее снисхождение, то, уведомив их о сей мере, можно дозволить им свободный выезд из гор".

Карта Кавказского побережья, сделанная в 1840 году британским разведчиком Джеймсом Беллом.

294596097.jpg

     Император предложение Раевского одобрил, и за живых англичан была назначена награда по 500 червонцев за каждого. Впрочем, инструкция допускала и физическое устранение, не оговаривая конкретной цены: "головы их, как преступников, будут оценены".
     Но премия так и осталась невостребованной: британский агент пробыл в Черкесии три года, став разработчиком плана ряда операций по разгрому русских фортов на Черноморском побережье...
     Войны же из-за "Виксена" в 1837 году удалось избежать. Дабы Лондон не потерял лицо, ответственность за провокацию возложили только на Белла, который и так партизанил в черкесских аулах.
     Без особой огласки Петербург согласился несколько изменить в пользу англичан таможенные тарифы, но возвращать шхуну категорически отказался.
     Лорд Пальмерстон на словах согласился с тем, что если Черкесия даже и не принадлежит России, то Суджук-Кале - точно российская территория, и "правительство Его Величества не находит достаточных оснований оспаривать право России на арест и конфискацию судна "Виксен".
     Уркарта отозвали из Константинополя, уволив с государственной службы, хотя засылку своих агентов к горцам и поставки им военного имущества англичане так и не прекратили.

http://www.dreamstime.com/stock-images-circassian-activist-group-image24875184
circasianos_a_circasia.jpg




10_f1015.jpg
Cherkesi_620.jpg


Tags: военная история
Subscribe

promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments