oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Герой-бронебойщик. 1945 г.

       "После полугодового обучения в запасном полку я, бронебойщик, вместе со своей маршевой ротой прибыл на фронт, под Смоленск, в те места, где незадолго до этого погиб мой отец.
       Наши войска готовились к операции "Багратион". И мне, как и многим тысячам таких же, как я, предстояло участвовать в ней от первого до последнего дня.
       Много было трудных боев. Но наиболее памятным стал бой за небольшое белорусское село Староселье. Именно на окраине этого села запылали первые фашистские танки, подожжённые моими бронебойными выстрелами, именно после этого боя на моей груди засияла первая награда - орден Красной Звезды.



20317780014_08a2c54657_o.jpg
88f841d01748c5c3bef49b4fb0b4b9e7.jpg

       Потом были другие освобождённые деревни и сёла, Минск встречал победителей. И вот наш 2-й гвардейский танковый корпус вступил на земли Восточной Пруссии.
       Развивая наступление на Кенигсберг, мы встретили ожесточенное сопротивление немцев и даже вынуждены были перейти к обороне, а вскоре и вовсе сражаться в окружении. Конечно, контрнаступление фашистов можно было считать агонией раненого зверя. Но дрались они жестоко.

3f76fb40cc9d405a8b677afedfa158d4.jpg
8d7feeab42ada02986d1521938d8743b.jpg

        Наш батальон прикрывал выход корпуса из окружения, несколько дней вёл непрерывные бои под городом Немерсдорфом. Вдвоем с сослуживцем рядовым Иваном Луковкиным мы получили задачу уничтожить огневую точку немцев, сильно допекавшую гвардейцев и мешавшую им подняться в атаку.
     В наступивших сумерках мы подобрались к "вражине" на бросок гранаты, прикинули, с какой стороны и кому лучше метнуть "гостинец", а кому прикрывать напарника автоматным огнем.
     И тут разглядели, что перед нами хорошо замаскированная немецкая самоходка "фердинанд". С того места, где мы затаились, была видна торчавшая над землей орудийная башня и дополнительные топливные баки.
     Решение созрело мгновенно. Переглянувшись с Иваном, мы прицелились и ударили из автоматов именно по бакам. Сначала запылал один, потом второй. Из объятой пламенем самоходки выскочил экипаж. И тут же попал под наши пули. Путь был открыт.

0qo4xZm7FBo.jpg
382fd102b64800c46437789911183152.jpg

      Гвардейцы выбили врага из города, закрепились на его западных окраинах. Но передышки не было. Бой только разгорался. И длился весь следующий день. За это время я уничтожил три самоходки, два бронетранспортёра и две машины с боеприпасами. За этот бой меня представили к званию Героя.
      Эту награду я получил на первомайские праздники. Командир корпуса генерал-лейтенант Бурдейный, тоже представленный к званию Героя за бои в Восточной Пруссии, сам съездил в вышестоящие штабы и привез Золотые Звезды себе и ещё шестерым своим гвардейцам. Таким я и запомнил 1 мая 1945 года: Герой-генерал прикрепляет мне, рядовому, Звезду Героя Советского Союза.

Бронебойщик Ахтямов в феврале 1945-го.

nmrt-v-22861----fotografiya--portret-ahtyamova-s-a-_1.jpg

Ахтямова награждают грамотой ЦК ВЛКСМ. Март 1945 г.

nmrt-v-22859----fotokopiya-vruchenie-gramoty-ck-vlksm-s-a-ahtyamovu_1.jpg

       Закончилась война. В Кенигсберг, где стояло наше соединение, прибыли из частей отобранные для участия в Параде Победы претенденты. А меня, тогда уже ефрейтора, забраковали из-за небольшого роста. Требования были жесткие: 170 сантиметров и выше.
Обидно было до слёз. Подхожу к генералу и окружающим его офицерам. Говорю:
- Как танки жечь, так рост не спрашивали, а как на парад... Один из офицеров что-то шепнул генералу.
- А ну распахни шинель! - распорядился генерал.
Я выполнил его приказ. На моей груди сверкали Звезда Героя, ордена Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды и целый "иконостас" медалей.
- Едешь! - тут же решил генерал. - Там что-нибудь придумаем.
Не знаю, что уж там придумали (фронтовики на выдумки мастера!), но в памятный летний день я промаршировал в составе сводного полка по брусчатке Красной площади. Правда, в последней шеренге, но промаршировал!
      Наша "коробка" стояла как раз напротив мавзолея. На его трибуне я увидел Сталина. Потом, после парада, был приём в Кремле для всех его участников. Народу набралось много, от маршалов до рядовых.
     В одном зале все, конечно же, расположиться не могли, разместились в разных. Больше воочию генералиссимуса увидеть не довелось. Он с высшим командованием поднимал здравицы за Победу в соседних залах, а мы - в своей компании." - из воспоминаний бронебойщика С.А. Ахтямова.

Герой Советского Союза Ахтямов (с гармонью) празднует День Победы.

f8250-op1-d13-l4.jpg



Бронебойщик С.А. Ахтямов в Восточной Пруссии. 1944 г.

f8250-op1-d11.jpg


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →