oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

" Немцы - лопухи! " 1941 г.

       "В первый же день войны шестьдесят бойцов 13-й погранзаставы 97-го погранотряда, в числе которых был и я, в 4.00 вступили в схватку с вражеским полком. Почти все пограничники погибли. Мне повезло: чудом тогда уцелел и более месяца выходил к нашим.
       Затем мне выпало оборонять столицу Украины уже в составе 4-го стрелкового полка войск НКВД где я был командиром роты связи, который оказался в печально знаменитом окружении под Киевом.
       По приказу командования Юго-Западного фронта наш полк вместе с пограничными частями должен был обеспечивать прорыв 21, 5, 37, 26 и 38-й армий из вражеского капкана. С задачей мы справились, но сами так и остались на захваченной врагом земле.



Девушки - бойцы белорусского партизанского отряда с личным оружием.

girls_partizanes1.6qvobg35o3okcwk8o80sc4cs0.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

       Затем два батальона полка (третий охранял и выводил из окружения ЦК КП(б)У и украинское правительство) попытались самостоятельно вырваться из окружения, но попали в засаду, устроенную немцами у станции Барышевка. Практически все бойцы, отчаянно пытавшиеся форсировать реку Трубеж, были просто расстреляны.
      Для того чтобы выбраться, нужно было форсировать реку Трубеж. Гадкая, опасная река! Она настолько болотистая, что не выберешься. А переправы уничтожены.
      Мы нашли уцелевший железнодорожный мост у станции Барышевка, постелили на него досок и двинулись вперед, забыв одну "мелочь"... - проверить, что делается по ту сторону.
      Когда последняя машина перескочила мост, немцы ударили по нашей колонне из пулеметов и орудий. Я вывалился из кабины на противоположный скат насыпи и остался цел.
      После той бойни я снова просто чудом остался жив. Даже упавший у моих ног немецкий снаряд почему-то не разорвался. В том бою почти никто не уцелел. Шансов спастись практически никаких. Везде сновали вооруженные до зубов, самоуверенные немцы. Каждый из них при малейшем подозрении норовил выпустить в тебя пулю.

Человек (местный житель или пленный) разбирает свалку из тел и вещей погибших советских пленных, инвентаря и прочего. Фото из немецкого фронтового фотоальбома.

zam_03.qrvocn3eedc4ck4s4oo4o00w.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

      Оказалось, что кроме меня уцелело еще несколько человек. Пока пробирались к линии фронта, немцы пять раз нас задерживали. Злоключения начались у села Вороньки Ново-Басанского района Черниговской области. Мы перебегали открытое поле и буквально нарвались на немецких автоматчиков, которые ехали на советской полуторке.
      Хорошо, что их офицер оказался лопухом и не приказал нас обыскать (в карманах моих штанов лежали пистолет ТТ и патроны). В результате мы оказались в кузове машины под бдительным присмотром четырех автоматчиков.
     Через два часа полуторка остановилась у ворот Дарницкого лагеря, что под Киевом. Он был огражден трехметровой бетонной стеной. Поверх нее тянулся метровый забор из колючей проволоки. Вдоль стены стояли вышки с пулеметами и прожекторами.

Тела двух погибших советских пленных. Фото из альбома немецкого военнослужащего.

zam_02.9qyc0islmi8so4sg08o4kcsc4.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

      "Да, отсюда не убежишь", - с ужасом подумал я, глядя на все это. Но после разговора с одним из обитателей лагеря у меня возник рискованный план побега.
      Я встретил молодого грузина в новой одежде с полным рюкзаком. Спрашиваю: "Ты тоже только что сюда попал?" А он мне: "Нет, я уже месяц тут!" Я не мог поверить. Оказалось, он устроился на работу к немецкому офицеру-летчику в военгородок, расположенный рядом с лагерем.
      Те пленные, которых не задействовали в восстановлении мостов на Днепре, отделывали офицерам квартиры, строили, убирались. Сначала он работал у майора, потом стал ходить к подполковнику.
      А от майора у грузина осталась записка для лагерной охраны. Эту записку я попросил. Там было написано: "Прошу пропустить ко мне 3 человека. Майор Ланке". Она могла стать нашим пропуском на свободу.
      Утром, когда людей увезли на строительство мостов, мы вылезли из барака. Чтобы выйти из лагеря, надо было пройти четыре охраняемых поста. Я везде говорил по-немецки, что идем на работу к офицеру, в руке на всякий случай сжимал записку. Но она даже не пригодилась. Так мы легко оказались на свободе.
     Вырвавшись из дарницкой западни, мы продолжили свой путь. В следующий раз мне пришлось из пистолета застрелить двух полицейских, которые попытались нас задержать и отправить в Конотопский лагерь военнопленных.

Груда тел погибших советских пленных в стороне от дороги. На дороге - немецкая техника. Фото из альбома немецкого военнослужащего.

zam_01.48cfpu8ylcmck4c0s4k4ssokg.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

      К сожалению, до линии фронта нам добраться так и не удалось. Зато повезло в другом. На Сумщине напали на след одного рейдового партизанского отряда, а затем и догнали его.
      Командовали им два участника Гражданской войны, мудрых и храбрых человека: С.А. Ковпак, впоследствии генерал-майор, дважды Герой Советского Союза, и С.В. Руднев, тоже ставший генерал-майором и Героем Советского Союза - посмертно.
     Спустя полгода в этот отряд, который уже вырос до крупного рейдового соединения, прибыл из Главного разведуправления Красной Армии третий не менее талантливый и инициативный человек - П.П. Вершигора. Впоследствии он также станет Героем Советского Союза и генерал-майором.

Генерал-майор С.А. Ковпак разговаривает с селянками на Западной Украине.

90876755454290.5d4f4xuyeccg00ksow04go84k.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

      Я давно гонялся за партизанским отрядом, мечтал вступить в его ряды. И когда попал в небольшую группу в селе Уздица Глуховского района, принял их за полицаев.
      По часовому не поймешь, что за вояка: сапоги русские, шинель мадьярская - поди, разбери! При разговоре со старшим начал темнить: будто я студент, семья расстреляна, иду к дедушке.
     Он мне: "В полицию пойдешь? В казаки? А в партизаны?" На все получил твердое: "Нет". На меня махнули рукой. Когда старший ушел, я спросил у оставшегося подростка: "Это господин комендант полиции?" А он мне в ответ: "Я тебе, кулацкая морда, дам такого коменданта, что мозги не соберешь! Это командир партизанской роты капитан Лысенко!"
     Я тут же попросил вернуть его обратно и во всем объясниться - меня сочли за опасного человека. Усадили в сани и привезли в штаб отряда. Благо, дело мое разбирали сам Ковпак и Руднев. Неординарные, мудрейшие люди!
     Я провел в караульном помещении два дня. Уже хлопцы приходили присматривать мою одежду... Хорошо, что в отряде нашелся человек, который узнал меня.
       Только через полгода, в ходе рейда по Сумской области, ознакомившись с моими разведданными, Ковпак сказал мне, своему заместителю по разведке: "Ну и мудрый же ты человек! А я ж хотел тебя шлепнуть!"

Командир Оперативного разведывательно-диверсионного центра "Брук" РУ ГШ КА подполковник Антон Петрович Бринский (1906-1981) на коне во время рейда на Западную Украину.

985654412144.ajsxmdy0uegocogg8o4o0wooc.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

      В этом уникальном соединении я продолжал сражаться до конца 1944 года. За три года войны мы совершили семь рейдов по захваченной врагом территории.
     Сначала я командовал ротой, потом батальоном и полком, лично участвовал в ста одиннадцати крупных боях. Примечательно, что в ходе них потери с нашей стороны были минимальные.
     За время рейда по западным областям Украины и восточным воеводствам Польши мой полк уничтожил сотни гитлеровцев и пустил под откос 4 вражеских эшелона. В посёлке Мир (Кореличский район Гродненской области) полк разгромил несколько маршевых батальонов противника.

Два советских партизана на улице Вильнюса.

pwLHZBZHsS4.jpg

        Помогали всегда партизанская смекалка и её величество местность. На войне местность - главный помощник, а иной раз и спаситель. Только её надо уметь правильно оценить и использовать. Заставить, что называется, работать на выполнение боевой задачи." - из воспоминаний Героя Советского Союза П.Е. Брайко. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, медалями, а также польскими орденами "Крест Грюнвальда" и "Партизанский крест". Полковник в отставке.

Роберт Сатановски (Robert Satanowski) (слева), еврей, командир польской партизанской бригады на Украине, сфотографирован с некоторыми его бойцов.

12780.bjytt8nnr3wc4swwwwccggogs.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

Бойцы партизанской бригады им. Пархоменко.

partizany.3c2pagl2x4w0gckg04c4wow4c.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

           Советский партизан Павел Петрович Аристархов. Партизан награжден европейскими знаками военного отличия - крестами.
          П.П. Аристархов - участник Великой Отечественной войны в составе партизанских соединений. Участник обороны Киева. Попав в окружение установил связь с подпольной организацией и стал бойцом партизанского отряда.
          С июля 1943 года по апрель 1944 года боец диверсионного партизанского отряда Каменец-Подольского соединения. С июня 1944 года комиссар партизанского отряда на территории Львовской области под командованием В. Квитинского.
          С сентября 1944 года по февраль 1945 года командир оперативной группы в составе Особой партизанской бригады имени К. Готвальда на территории Чехословакии. Участник Словацкого национального восстания 1944 года. С апреля 1945 года откомандирован в 239-й стрелковый полк.

927.b8n4uqflstckc40c8wso8w8sc.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th.jpeg

e2a6b96c0e83a2ec57acaa788cf8b59f.jpg
a71ab997372e0e99a443b39de3438902.jpg



П.Е. Брайко.

file.jpegBrayko.jpg


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 116 comments