oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

"Батальон особого назначения Грамса" под Донецком. Февраль 1942 г.

Из истории 14-й танковой дивизии.

           В полночь 22 января 1942 года командир 40-го танкового разведывательного батальона капитан Грамс приказом об объявлении тревоги был назначен командиром "батальона особого назначения Грамса" (БОНГ).
         Этот БОНГ состоял из 1-й роты 103-го мотопехотного полка (обер-лейтенант Крель), 8-й роты 108-го мотопехотного полка (обер-лейтенант Рем), 5-й роты 64-го мотоциклетного батальона (обер-лейтенант Германн), одной батареи 4-го танкового артиллерийского полка (обер-лейтенант Штайнингер), одной роты 4-го истребительно-противотанкового дивизиона (лейтенант Гейнц Нойендорф) и штаба 64-го мотоциклетного батальона (адъютант лейтенант фон Штиглитц).



1862400.jpg

        Эти воинские части были переброшены на транспортных средствах своих подразделений через населенные пункты Отрадная, Родионовский, Анастасьевка в село Успенское, где дислоцировалась 16-я танковая дивизия.
        Однако затем все транспортные средства были отправлены назад в дивизию; было разрешено взять с собой только один легковой автомобиль, один мотоцикл и полевую кухню.
        Поездка по железной дороге проходила недалеко от линии фронта до города Харцызск под Макеевкой рядом со Сталино (Донецком). Здесь в месте выгрузки БОНГа 26 января 1942 года мы смогли лично убедиться в том, что для оснащения батальона не хватало очень многого!
        Комендатура направила в наше распоряжение солдат из совершенно незнакомых воинских частей, часто в парадной форме, которых забрали прямо из кинотеатров и которые с военной точки зрения были "голыми".
         Мы получили французские трофейные грузовики, оружие, боеприпасы и горючее. Все было быстро оформлено благодаря царившему тогда корпоративному духу. Штаб 64-го мотоциклетного батальона, к которому присоединился и лейтенант Кунат (8-я рота 108-го мотопехотного полка), проявил чудеса изобретательности и добился действительно невозможного. В этом ему с энтузиазмом помогал весь батальон, так как "наступил решающий момент"!

zyznI0vV8lE.jpg

         1 февраля в 9.00 БОНГ выступил из села Зеленого. Ночь была очень холодной и лунной. И хотя ураган немного утих, по-прежнему казалось, что сильный ветер продувает насквозь. Во главе нашей колонны мы поставили более ста военнопленных, которые лопатами расчищали дорогу.
       Сразу за ними следовали наши автомобили с интервалом один метр, так как очень быстро дорогу снова заметало снегом. До обеда мы смогли продвинуться всего лишь на семь километров.
      До железнодорожного вокзала села Гришина мы добрались только глубокой ночью. В 20.00 все еще не было роты Рема, батареи Штайнин-гера и роты Креля, которые прибыли только к моменту выступления батальона в направлении села Доброполье.
       Уже 31 января 1942 года, к ужасу адъютанта Бернда фон Штиглитца, первый пункт приказа по батальону звучал так: "Расчищая лопатами занесенную снегом дорогу, БОНГ добирается до села Доброполье". Дело в том, что противника было не видно и не слышно. В такую непогоду каждый был настолько занят самим собой, что появление "настоящего противника" показалось бы совершенно излишним!

pbvf b ytvwss.jpg

          Поздним вечером, около 23.00, 3 февраля командир батальона особого назначения был вызван к генералу Хубе, - между прочим, отличному человеку, - и получил приказ недолго думая оставить в селе Доброполье все свои транспортные средства, в том числе две такие важные буксировочные службы истребительно-противотанковой роты Нойендорфа и батареи Итайнингера со всеми их тягачами, а самим воспользоваться лошадьми, запряженными в сани.
         Обер-лейтенант Рем остался з селе в качестве коменданта гарнизона. Бравые командиры рот проявили всю свою смекалку, чтобы раздобыть для каждого ззвода хотя бы по одной санной упряжке. Так за одну ночь батальон особого назначения пересел с транспортных средств на моторной тяге на транспортные средства на конной тяге.
         4 февраля в 5 часов утра в сильную вьюгу мы отправились пешком в сторону села Криворожье, ориентируясь по компасу и по столбам телеграфной линии. Нас сопровождали сани, нагруженные нашим автоматическим оружием. По пути мы обнаружили тело погибшего офицера из группы капитана Отто из 2-го танкового полка 16-й танковой дивизии; у погибшего были выколоты глаза и вырезаны половые органы.

XL76_e3fYFs.jpg

            В селе Криворожье мы должны были встретить хорватов, но их нигде не было видно. Когда мы приблизились к селу, метель неожиданно прекратилась, небо прояснилось, и так ярко засияло солнце, что можно было подумать, что находишься в Баварии, в Гармиш-Партенкирхене с его знаменитыми горнолыжными трассами!
         Тотчас забылись все тяготы пути, бойцы разделись до пояса и, усевшись на обшитые тесом завалинки перед избами, в которых они разместились, начали давить вшей и загорать. Вскоре на своем восьмитонном тягаче к нам прибыл генерал Хубе. Он привез с собой хорошее настроение и боеприпасы, а также приказ на следующий день.
         5 февраля к нашему батальону присоединилась еще одна операционная бригада военных хирургов. БОНГ получил задание оборудовать в селе Сергеевка штаб дивизии.
           Во время сильной метели мы прибыли в село. Поскольку оно оказалось переполненным ранеными и отставшими от своих частей солдатами из берлинской "медвежьей" дивизии (257-й пехотной дивизии, на эмблеме которой был изображен медведь), то было решено передислоцировать батальон в соседнее село Новопетровка.

rkka-kontrnastuplenie_2.gif

          Рано утром 6 февраля 1942 года с севера Новопетровку атаковали части советского 2-го кавалерийского корпуса генерала Усаченко, а с запада к селу приблизились русские танки, которые, слава богу, из-за высоких снежных заносов так и не смогли ворваться в село.
        По этой же причине на западной окраине села Сергеевка пришлось установить три противотанковые пушки таким образом, чтобы прикрыть тыл с юга, так как вскоре русские начали атаку одновременно и с запада, и с востока. Около 9.00 был ранен лейтенант Кунат.
       Эвакуацию раненых можно было производить только на санях, уложив бойцов на бумажные мешки, под которые были подложены разогретые кирпичи. Пришлось подумать и о создании станций смены лошадей. Все это организовал с помощью неутомимого адъютанта наш обер-лейтенант медицинской службы доктор фон Фрайберг.
       Эти станции смены лошадей использовались и при доставке от железнодорожного вокзала в селе Гришино на передовую всего необходимого. Обо всем этом позаботился наш энергичный обер-лейтенант Целлер, который во время короткой передышки получил также задание достать необходимое количество спирта.

48feececd535d1054a239bbfea6d9b8d.jpg

         На правом участке рубежа обороны занимала позиции 5-я рота 64-го мотоциклетного батальона, в центре расположилась 8-я рота 108-го мотопехотного полка, а слева от нее - 1-я рота 103-го мотопехотного полка.
         Здесь, на участке 1-й роты 103-го мотопехотного полка, на западной окраине села находилась глубокая балка, которая была полностью занесена снегом и поэтому представляла собой идеальную защиту от вражеских танков и пехоты.
        Большое беспокойство доставлял минометный огонь противника. К счастью, глубокий снежный покров и соломенные крыши крестьянских изб значительно снижали его эффективность. Несмотря на непрерывные атаки противника, моральный дух наших войск оставался исключительно высоким, так как мы были обеспечены питанием, боеприпасами и у нас было где согреться.
        Бойцы совершенно не осознавали, что положение оставалось угрожающим. После отражения советских атак смельчаки отправлялись на нейтральную полосу и забирали из карманов убитых красноармейцев немецкие сигареты, шоколад и лезвия для безопасных бритв, которые иваны получили с захваченного ими немецкого склада в городе Барвенково.

282cbd540c0dc680744f560ff2a8342c.jpg

        Во второй половине дня 6 февраля 1942 года батальон был окружен с трех сторон. Утром к обороне присоединился взвод прорвавшихся к нам хорватов. Все наши бойцы защищались мужественно. Наши снайперы засели на чердаках домов и вели оттуда смертоносный огонь. Особенно отличился фельдфебель Чёпе из 1-й роты 103-го мотопехотного полка.
       Разыгравшаяся в полдень метель накрыла снежным саваном сотни трупов бойцов Красной армии. И тут с юга к нам на помощь пришли горные стрелки. Действуя в нашем тылу, они атаковали в направлении села Новознаменовка на запад и тем самым устранили опасность нашего окружения.
       В течение трех дней и трех ночей русские атаковали почти непрерывно. Они постоянно получали подкрепления. Их атакующие цепи волнами накатывались на нас - и беззвучно тонули в глубоком снегу.
      Несмотря на регулярную смену караула, у нас от усталости закрывались глаза. Все, от командира до последнего ездового, вынуждены были взять в руки карабин или автомат и ручные гранаты.
      Здесь нам приходилось вести прицельную стрельбу одиночными выстрелами, а не поливать противника пулеметным огнем, так как мы не могли одним взмахом волшебной палочки обеспечить себя достаточным количеством боеприпасов.

1322245970_64.jpg

          Из-за постоянных снежных буранов бои за населенные пункты велись с особой ожесточенностью. Такие небольшие населенные пункты, как 1-я и 2-я Федоровка, Степановка, Михайловка, Громовая Балка, и подобные им часто за короткий период времени неоднократно переходили из рук в руки.
       В конце концов русские отошли назад, в деревню Шевченко. Когда мы 10 февраля 1942 года атаковали эту деревушку, то оказалось, что русские уже оставили её. Тогда, выполняя приказ, мы отошли назад, в Новопетровку.
       Из рассказов жителей деревни мы узнали, что все офицеры вражеского полка были убиты или ранены, а остатки полка, в основном это были раненные во время последнего кровопролитного боя, отступили дальше на восток. Среди убитых мы обнаружили и тела командира полка и полкового комиссара.
       11 февраля, наступая по глубокому снегу, без зимнего обмундирования и белых маскировочных костюмов, мы заняли деревню Петровку, расположенную к югу от реки Самары и к западу от большого села Александровка.
      Вместе с нами в наступлении участвовал разведывательный взвод лыжников лейтенанта Пёссингера из 1-й горнострелковой дивизии, которым мы были очень обязаны за подрыв железнодорожного полотна во вражеском тылу и за добычу ценных разведывательных данных.
      Быстрые и ловкие как белки бойцы этого взвода чувствовали себя на лыжах в своей стихии. Благодаря белым маскировочным ко стюмам их было трудно заметить даже на близком расстоянии

2010110901.jpg

       Потом мы направились к расположенной вблизи Александровке, которую только что захватили танкисты капитана Отте из 16-й танковой дивизии. Преодолев слабое сопротивленш противника, БОНГ перешел Самару в районе Александровки.
       Командир батальона и лейтенант Пёссингер, находившиеся ш западной окраине села Софиевка, дали команду открыть огонь из станковых пулеметов (1-й роты 103-го мотопехотного полка) прямой наводкой по колонне советского кавалерийского полка, двигавшейся как на параде примерно в трех километрах к западу от Софиевки.
       Правда, эта стрельба не могла причинить русским никакого вреда. Для настоящего кавалериста было истинным наслаждением наблюдать за гарцующей вдали колонной всадников, видной как на ладони и медленно поднимавшейся на цепь холмов, находившихся к юго-западу от нас.
       Мы не верили своим глазам, наблюдая за тем, как развернутые эскадроны спокойно, без заметной спешки, как на манеже, по команде неожиданно повернули на северо-запад и исчезли за цепью холмов.
      Теперь с нашего местонахождения было хорошо видно, как с юго-запада вверх по течению реки двигались немецкие танки групп Микоша и Колермана, выходившие из села Петропавловка.

7f4a415ef9bc76f197ed4cc9aa2c2e36.jpg

         Тем временем наши горные стрелки продвинулись в направлении Барвенково и вышли к селу Елизаветовка. Генерал Хубе передал наш БОНГ в подчинение этому полку, дислоцированному в селе Новый Кавказ.
       В ночь с 17 на 18 февраля 1942 года наш батальон был переброшен в Елизаветовку, находившуюся примерно в 20 километрах севернее Александровки, чтобы сменить находившихся там горных стрелков из 3-го батальона 99-го горнострелкового полка.
      Батальон занял оборону в следующем порядке: справа 1-я рота 103-го мотопехотного полка, в центре 8-я рота 108-го мотопехотного полка, слева 5-я рота 64-го мотоциклетного батальона.
     Горные стрелки, атака которых на деревню Богданово к северу от нас была отбита упорно защищавшимися русскими, ночью отошли в деревню Новоалександровку, расположенную в 1300 метрах южнее Елизаветовки, и в село Новый Кавказ. Туда же горные стрелки отвели и свою артиллерию.
      В качестве поддержки БОНГ получил два танка из группы капитана Отго, так что теперь с такой моральной поддержкой можно было спокойно ожидать атаки советских войск. И действительно, в ночь с 18 на 19 февраля русские атаковали с севера Елизаветовку, расположенную по обе стороны от дороги Александровка - Богданово.

98003289af6306b26706016c5410e998.jpg

         Передний край нашей обороны проходил по северной окраине села. Сначала противник атаковал позиции 5-й роты 64-го мотоциклетного батальона обер-лейтенанта Германна на хуторе западнее главной дороги, где на перекрестке стояли оба наших танка.
       Поскольку направленный к нам передовой наблюдатель, обер-фельдфебель запаса, отказался корректировать ночью огонь артиллерии, командир батальона особого назначения решил взять ответственность на себя.
       С согласия командиров обеих батарей и с помощью командиров рот, обеспечивавших наблюдение в эту спокойную ночь, командир батальона, используя четыре телефонных аппарата и довольно неточную карту местности, провел пристрелку из деревни Котовки по наступавшим крупным силам русских. И этот рискованный план блестяще удался.

u1n03SCrub4.jpg

         В эту ночь мы многократно обращались в штаб горнострелкового полка, в подчинении которого находились, с просьбой доставить нам на танках боеприпасы, так как мы израсходовали весь свой боезапас. Но все было напрасно.
       Русские уже окружали нас с юго-запада. И только с помощью последнего резервного взвода 108-го мотопехотного полка нам удалось избежать сдачи позиций на западной окраине Елизаветовки.
       Русские уже успели захватить четыре дома, прежде чем нам удалось выкурить их оттуда. На рассвете наконец прибыл танк, загруженный боеприпасами, который одним своим появлением заставил русских отступить на север. В эту атаку на Елизаветовку Советы бросили не менее одного пехотного полка.

eFhrLwksj70.jpg
a53e9d577cf1.jpg

          Однако в ходе стремительных атак и при подцержке танков 20 и 21 февраля русским удалось прорваться на участке соседей справа и занять село Варваровку, а слева они вышли в район деревни Зеленое.
        Поэтому в полдень 21 февраля генерал Хубе был вынужден отдать приказ об отходе в Александровку. Без соприкосновения с противником, но под постоянным обстрелом советских штурмовиков мы вышли широким фронтом из почти сомкнувшегося кольца окружения.
        И только в самом узком месте, в бутылочном горлышке несостоявшегося котла, мы еще раз развернулись фронтом на северо-восток и, открыв ураганный огонь из всех видов оружия и установив противопехотные мины, задержали наседавшего противника, пока главные силы не оказались в безопасности под огневым прикрытием наших войск.
        Той же ночью, совершив изнурительный марш через село Новосамарское, батальон прибыл в село Софьино-Лиман, где ожидал отправки для введения в бой за рекой Миус. На этом заканчивается история батальона особого назначения Грамса.

Copy of Uranus-German-09.jpg
0dbc76f7af11c8dfd937b4787e7b30af.jpg



winter 1941-1942.jpg



Tags: вторая мировая, противник
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

Recent Posts from This Journal