oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Под Демянском. 1942-43 г.

И.М.Сопов, минометчик 1-й стрелковой роты 806-го полка 235-й стрелковой дивизии:

     "В апреле во время передвижения к передовой (1942 г.) на дороге мы встречали много трупов. Их никто не убирал. Подразделение, которое мы сменили на передовой, состояло всего из 15-ти человек.
       Нашему минометному взводу назначили позицию в 400-х метрах от противника, за небольшой сопочкой. В этот же день мы провели пристрелку по первой и второй траншее противника.
    В ночь с 1-го на 2-е мая стрелковые подразделения группами занимали нашу первую траншею, чтобы утром атаковать противника в деревне Кулотино. Как только начало светать наша артиллерия открыла огонь по врагу. Мы, минометчики, тоже приняли участие в артподготовке. Огонь мы вели недолго, всего минут 20-25 - этого было явно недостаточно.
    Наши стрелковые подразделения ходили в атаку 3 или 4 раза, но каждый раз вынуждены были отходить с большими потерями. Мимо нас в тыл раненые шли целыми колоннами. Атаки на вражеские позиции наши стрелковые роты проводили часов до 17-ти.
    В перерывах между атаками наш минометный взвод вел огонь по вражеским позициям. Попытки захватить Кулотино были и позднее, но все они заканчивались безрезультатно из-за больших потерь, которые несли наши подразделения. Но мы тоже наносили немцам большой урон.


    Так, однажды, я вел наблюдение за противником с наблюдательнрго поста, устроенного на сосне. Мне удалось обнаружить на дороге колонну, двигающуюся в нашу сторону. Я тотчас дал координаты (а у нас вся местность была пристрелена), и.наши минометчики перемешали всю колонну с землей. Также разделались с крупным вражеским скоплением наши полковые минометчики из своих 120 мм минометов.
    Зимой наш полк форсировал реку Ловать. Перед нами поставили задачу захватить деревню и затем овладеть опушкой леса. Нас было человек сорок - это были офицеры штаба полка и тыловых подразделений. Мы, минометчики, тоже наступали без минометов как стрелки.
    Немцы вели сильный огонь, но наша артиллерия поддерживала нас своим огнем. Сделали несколько залпов и реактивные установки "Катюши". Последним залпом "зацепили" и нас - было неприятно.
      Во время перехода Ловати по льду тоже испытали тяжесть дополнительных потерь от осколков льда, разлетающихся в большом количестве после взрывов немецких снарядов и мин. Холодная вода также сильно действовала на нас. Во время движения по Низине я был ранен в голову. Вначале почувствовал слабость, а потом потерял сознание."

2592c1c1bd9b
00050197

К.А. Сизов - боец из подразделения разведки 235-й стрелковой дивизии:

    "Мы летом 1942 года задыхались от трупного запаха. Перед нашими позициями на нейтральной полосе еще с зимних, боев лежали убитые лыжники в белых маскхалатах. Трупов было много. Наши подразделения много раз пытались сбить фашистов с занимаемых позиций, но все атаки заканчивались безрезультатно.
       Противник создал мощную систему огня. У них был пристрелян каждый кустик, и стоило только пошевелить этот кустик, как тут же следовали с большой точностью разрывы мин, снарядов и злобно строчили пулеметы. Их авиация не давала покоя. Тогда у нас еще не хватало средств, чтобы разрушить их сильно укрепленные позиции и уничтожить систему огня."

(110829165350)_S7301754

В.Н. Бахарев - стрелок 806-го стрелкового полка 235-й дивизии:

    "Перед нами была поставлена задача отбить у немцев деревню Кулотино. После ночного марша перед утром заняли исходные позиции для атаки. Впереди был небольшой бор - редколесье, кустарник, на нашей позиции не было ни окопов, ни траншей. Так, не окопавшись, пошли в наступление.
    Поднимались в атаку дружно, по сигналу ракеты. Артиллерийской подготовки не было, хотя во время постановки задачи нам говорили, что она будет.
    В бору мы натолкнулись на вражеское минное поле. Появились первые убитые. Моему помощнику (я был ручным пулеметчиком) ранило разрывом ногу. Я, сделав ему перевязку, отправил в тыл. Мне тогда оторвало полу у шинели.
    В дальнейшем с пулеметом мне пришлось управляться одному. После бора перед нами открылось чистое поле, на котором вызвышался бугор. Только мы вышли на него, как гитлеровцы открыли ураганный огонь из минометов и пулеметов. Били страшно снайпера. Мы понесли потери. Залегли.
    Потом еще раза 3 или 4 поднимались в атаку и каждый раз вынуждены были залегать из-за сильного огня противника. Я вел методически огонь из пулемета, но не прицельный.
    Лежали мы до самой ночи под огнем противника, очень донимали "кукушки". Ночью, уже перед утром, нас вначале отвели в лощину, а потом дальше в тыл километра на полтора.
    Нам не раз приходилось ходить в атаки на Кулотино. В одном из наступлений пуля немецкого снайпера попала в приклад пулемета - это спасло мне жизнь. Тогда я только был ранен. Меня на поле боя перевязал командир отделения и дотащил до санчасти.
      После весенних безуспешных боев за Кулотино мы стояли в обороне. Летом стояла жара. Наши наблюдатели обнаружили большую группу купающихся немцев. Мы подготовили данные для стрельбы и очень удачно накрыли купающихся огнем из минометов. Потом сразу же последовала наша атака. В живых нашли только одного немецкого повара."

Немецкие солдаты с транспортными контейнерами на улице деревни в Демянском котле.

7e4259db77e7055c7f07cbfc8aa140fce558df6abe96ab3ad3e0df71ee955d48_1942.e6hcaf4g15sk80kcg8484884g.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

Местный житель помогает немцам в переноске транспортного контейнера, сброшенного окруженным в Демянском котле.

2533153890089413999smcuup_fs.fsdx8f72ka0owkow8g4c08s4.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

Немецкие солдаты везут к транспортному самолету оружие и боеприпасы, предназначенные окруженным частям в Демянском котле.

ju_52.9i4kveyxp0kk088w4gok0gooc.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

Солдаты дивизии СС "Мертвая голова" доставляют боеприпасы на волокуше в лесу в Демянском котле.

4c3aa25093d4082cb1aaeae75c47f8726a175f0d2921e97d19adbb6375c5a554.ejp8ciijf7cwww4swsssww4c8.ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4.th

И.И. Ивлев - связист из 806-го стрелкового полка 235-й дивизии:

    "Наша свежая дивизия прибыла в район Демянска. И сразу без разведки противника была направлена в бой. Наши потери были тяжелые, народу полегло много. В первый день полк трижды пытался наступать на деревню Кулотино и все безуспешно. Мы потом держали оборону.
    Однажды оборвалась связь. Уходившие по одному бойцы для восстановления связи не возвращались. Тогда мне дали в помощь двух солдат и приказали проверить линию связи. Провод был проложен по лесу, и мы, понимая, что тут что-то не то, шли очень осторожно.
    Провод все время держали в руках, натягивая его. Вдруг провод ослаб. Мы его потянули к себе и, таким образом, оттянули от немецкой засады. Немцы себя выдали.
      Мы в короткой схватке четырех немцев уничтожили, а двух ранеными взяли в плен. Связь мы восстановили. Нашли и двух наших связистов - они были заколоты немцами. За выполнение боевой задачи я был награжден орденом Красной Звезды."

94299df1d6ab

Н.М. Еремин - минометчик 732-го стрелкового полка 235-й дивизии:

    "Пешим порядком, преодолев по лесам и болотам около 60-ти километров, мы выдвинулись к деревне Кулотино в Демянском районе. Дивизия начала наступление почти без подготовки, Правда, на небольшой поляне был сделан короткий привал. Приняли горячую пищу.
    Затем, состоялся митинг, на котором каждый воин поклялся уничтожить никак не менее 15-ти гитлеровцев. Некоторые клялись убить до 50-ти фашистов.
    Многократно полки дивизии пытались взять деревню Кулотино, но каждый раз, понеся большие потери, подразделения отходили назад - слишком крепко фашисты держали оборону, чтобы не "сгореть" в Демянском "котле". Перед нами на Кулотино наступал лыжный батальон. Он погиб весь. Трупы не убирались. Был смрад.
    Осенью 1942 года нашу дивизию передислоцировали в Старорусский район. Весь март 43-го года мы с боями продвигались к реке Ловать. Уже преодолели значительное расстояние, когда на поляне перед небольшой речушкой немец прижал наших стрелков к земле, ведя сильный огонь из пулемета.
     Мы несколькими выстрелами из миномета уничтожили и пулемет, и его расчет. За это я был награжден медалью "За отвагу". Мой снимок с подписью был помещен в дивизионной газете.
    Хорошо запомнился бой в районе деревни Ольгино. Не доходя километров 15-ть до Ловати, нам преградила путь еще какая-то речушка. Мы потеряли много людей на поле перед этой речушкой и во время форсирования.
    Перед нами здесь наступала еще какая-то часть и тоже понесла большие потери - много трупов было на льду, они уже начали разлагаться.
      Все же речку мы преодолели, преодолели и подъем, который был крутым и длинным. А вот на гребне подъема враг нас "угостил" ливневым огнем, Нас переместили на юг, в обход деревни, расположенной за гребнем.
     Однажды в марте мы двое суток пролежали под огнем противника, укрывавшегося за снежным валом. На второй день наши цепи ринулись на врага, который на этот раз отступил без особого сопротивления.
     Первый раз я форсировал Ловать по льду - команда наша состояла из 30-ти человек. На левом берегу реки нас противник встретил сильным огнем, и мы вернулись обратно.
      На 2-й день немцы методически артиллерийским огнем взломали на реке весь лед. Нам пришлось форсировать Ловать по грудь и шею в ледяной воде. Плацдарм все же мы захватили и удерживали его."

Bundesarchiv_Bild_101I-394-1459-24,_Russland,_Luftwaffensoldaten_mit_MG_in_Stellung
Bundesarchiv_Bild_101I-049-0176-12,_Russland,_Zugkraftwagen_mit_Nebelwerfern

Г.П. Кириллов:

     "Я командовал стрелковым взводом в 1230-м стрелковым полку 370-й дивизии с марта 1942 года по декабрь 1943 года. Полк занимал оборону по окраине Старой Руссы, место называлось Городской Слободой.
     Ловать форсировали в июне 1943 года. К форсированию готовились дней десять: строили плоты, делали лодки. Мой взвод, усиленный пулеметчиками (три станковых пулемета) и саперами - всего около 60-ти человек, форсировал реку на резиновых лодках. Все заранее заготовленные переправочные средства подносили к урезу воды на руках.
      Работа шла дружно. По команде быстро заняли места в лодках, форсирование реки началось под огнем противника - его врасплох застать нам не удалось. Когда высадились на вражеском берегу, то в живых осталось только 12-ть человек.
     Вот с этой горсткой бойцов мы зацепились за кромку береговой полосы по фронту около ста метров. Задержаться на месте означало верную смерть, и мы, ведя огонь, стали продвигаться вперед.
     Весь берег немцы опутали колючей проволокой. За короткое время мы преодолели под смертельным огнем противника 6 или 7 проволочных рядов.
       Немцы три раза пытались своими контратаками сбросить нас в Ловать, мы же каждый раз своими решительными действиями заставляли противника откатываться назад. Так продолжалось около четырех часов.
     Захваченный нами небольшой плацдарм обеспечил высадку на него 2-го эшелона дивизии. Высадившиеся без промедления пошли в атаку на врага. В первоначальный период мы с места поддерживали своим огнем наши атакующие цепи - ведь мы уже успели изучить основные огневые средства противника.
     В какой-то момент напряженного боя немцы превосходящими силами пошли на нас в контратаку. И тогда мы вызвали огонь "Катюш".
      Ракеты летели через наши головы, точно разрывались в цепях атакующего противника. Здесь немцы понесли большие потери, их подразделения были обескровлены. В конце концов немцы отступили. Так, преодолевая яростное сопротивление врага, мы продвинулись на запад километров на 15-ть, взломав его первую и вторую полосы обороны."

Ra-K-ZOnj3o

К. Д. Воробьев:

     "Наш 363-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон из 52-го укрепрайона занял оборону первого мая 1942 года на восточном фасе Демянского плацдарма. Мы обороняли шоссейную дорогу Демянск-Валдай.
        Наши позиции были в районе деревни Лобанове, немцы занимали деревню Иваново. В июне немцы предприняли попытку прорвать нашу оборону. Их атака на наши позиции была отбита с тяжелыми для них потерями.
     Целый месяц после этого немцы вели по нашим позициям ежедневно, с утра до вечера, методичный артиллерийский огонь - это очень изнуряло.
     Я, как заместитель командира батальона, обратился к вышестоящему командованию с просьбой о подавлении немецкой артиллерии. При нас этого сделано не было.
     В августе наш батальон передислоцировали южнее, в район озера Велье. На новом месте местность оказалась очень болотистой. Нам пришлось проделать огромный объем работы, чтобы создать крепкую оборону. И мы ее создали. У нас были построены надежные укрытия, в том числе два бетонных дота.
     Впереди наших позиций мы установили проволочные заграждения, к которым подали электрический ток с напряжением 300 вольт. Чтобы не быть застигнутыми врасплох, мы постоянно вели разведку противника. И немцы ни разу не осмелились проверить прочность нашей обороны.

armia-czerwona-16
armia-czerwona-15

       Ну, а как нам "доставалось" от местности, приведу такой пример. От пунктов снабжения нашего батальона напрямую было около шести километров, но эти километры были полностью непроходимые. Поэтому старшина ежедневно ездил в объезд по 50-ти километровому маршруту.
     Однако и этот объездной путь не выдерживала ни одна лошадь., Вечером старшину встречала группа бойцов, и остаток пути они продукты переносили на себе.
     В начале февраля 1943 года нашу часть после марша поставили в оборону под деревней Белый Бор. К этому времени деревня была освобождена нашими войсками. Населенного пункта как такового не было - все было сожжено и разрушено.
       Нашему батальону была поставлена задача взять лесистую высоту, получившую название "перчатка" - она, действительно, по своей форме напоминала человеческую руку.
     Мы отбили у немцев эту высоту, но не сразу, так как фашисты закрепились на ней основательно. При приеме этого очень сложного участка обороны я не спал трое суток. На четвертые мне разрешили отдохнуть.
    Только я стал умываться, как мне доложили о чрезвычайном положении в одном из взводов батальона. Усталость куда-то отошла. В ходе выяснения обстоятельства "ЧП" мы установили следующее.
       Немцам, видимо, стало известно о смене частей перед их позициями. Они решили провести разведку боем. Вначале немцы нанесли по одному взводному опорному пункту массированный артиллерийский налет. Вслед за артподготовкой последовала атака немецкой пехоты.
    Проделано это было очень быстро, так как от передового охранения противника до взводного опорного пункта было всего пятьдесят метров. Немцам удалось ворваться на боевые позиции взвода. Наши пулеметчики из амбразуры дота - к этому времени у нас уже была хорошо организована система огня, а затем артиллеристы открыли по немецкой пехоте уничтожающий огонь. Противник побежал.
    На позиции нашего взвода из 18-ти человек в живых остался только один боец. Он оказался сильно контуженным. Командир взвода был убит. Не досчитались мы тогда помощника командира взвода. На взводном опорном пункте все было разбито, а имеющиеся во взводах два противотанковых ружья были неузнаваемо испорчены.
       С поля боя позже мы собрали около 80 немецких трупов. Был найден труп и нашего старшего сержанта-помкомвзвода. В его груди торчал нож, он сумел нанести себе смертельный удар, когда немцы тащили его в плен.

Bundesarchiv_Bild_101I-394-1497-10,_Russland,_Luftwaffensoldaten_bei_Essensausgabe
Bundesarchiv_Bild_101I-230-0699-07,_Russland,_Transport_eines_Verwundeten

      В обороне нам стоять долго не пришлось. 18-го февраля мы перешли в последнее наступление на Демянскую группировку врага. Брать Демянск нам не пришлось: нас опередили.
    При наступлении мы освободили село Черные Ручьи. В церкви этого села мы обнаружили склад с военным имуществом - все было заминировано, даже стены. Вокруг церкви стояло около 200 подвод - на всех колесах спицы оказались перебитыми.
    Местные жители нам рассказывали, что немец застрелил 12-летнего мальчика за его радостный возглас: "наши самолеты!". Свою же шкуру убийца спас бегством, бросив свое любимое детище - личный альбом с фотографиями. На одной странице этого "добра" лежала фотография с изображением советского военнопленного. Во весь лоб этого героя немцы выжгли пятиконечную звезду.
     Наш батальон в ходе наступления уничтожил более 310 и взяв в плен 106 немцев. После ликвидации Демянского "котла" мы были включены в состав 312-го стрелкового полка 26-й стрелковой дивизии.

dem

    Это было под Старой Руссой. Однажды нашему стрелковому батальону боевую задачу на наступление поставил лично командир дивизии. Задача сводилась к захвату в ночное время трех траншей противника. Для чего было создано три наступающих группы. Первая группа захватывает первую траншею и закрепляется, вторая группа остается во второй траншее и пропускает вперед третью группу.
     Первую группу возглавил старший лейтенант Попков. Он действовал в соответствии с приказом командира дивизии: отбил со своей группой у противника первую траншею и стал в ней закрепляться, пропустив вторую группу во главе с командиром роты Голимовым.
     Рота Голимова захватила вторую траншею врага. И тут командир роты нарушил приказ командира дивизии: он повел , роту к третьей траншее противника, и тем самым, загубил весь план наступления, а самое ужасное - роту. Позже из этой роты вышел к своим только один боец.
    Он, оборванный, исхудавший, обросший, видел своего командира роты с перебитой рукой до локтя. Больше из этого боя солдат ничего не запомнил.
     Предполье перед городом Старая Русса 26-я стрелковая дивизия все же захватила. Дальнейшее ее наступление было остановлено мощной оборонительной системой врага. Так, перед нами был немецкий дот со многими пулеметными и пушечными амбразурами. От него на многие километры отходила разветвленная система ходов по методу метро. Мы получили приказ на ведение активной обороны."




cavalry1931


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe
promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments