oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Из окружения к партизанам. 1942 г.

   "При моем следовании я на дороге встретил высокого представительного мужчину, одетого в куртку без знаков различия. По всему было видно, что это командир, только неизвестно какого ранга.
      Я выразил неудовольствие, что он видел меня, едущего верхом на коне, и не уступил дорогу командиру. Причем мои выражения были довольно нелестные. Он ничуть не возмутился и спокойно ответил: "Тов. командир не хрен, а генерал-майор Гречко".
     Вы представляете мое дурацкое положение. Я что-то начал лепетать про дивизион. Генерал вывел сам меня из затруднительного положения, показал, где находится штаб и командующий артиллерией дивизии, и там можно уточнить все вопросы на счет артдивизиона.



    Меня направили в штаб Уральского военного округа на должность начальника штаба отдельного артиллерийского полка 17 истребительной бригады, которая формировалась в поселке Абдулино, Башкирской АССР.
    До 7 июня бригада находилась в стадии формирования. Личным составом полк комплектовался хорошо подготовленным и безупречным в материальном отношении. Материальную часть получили неоднородную. Несколько орудий было получено 45мм, остальные – 75мм.
     Разговор шел, что 45мм пушки должны заменить в Москве. К указанному сроку полк и в целом бригада личным составом, материальной частью и вооружением были укомплектованы полностью. Тягачи и автотранспорт обещали укомплектовать в Москве.

13-1255427618

       Личный состав полка в период нахождения в Москве усиленно занимался боевой подготовкой. Я же сам участвовал в финской войне и с первого дня в Великой Отечественной войне уже имел кое-какой опыт ведения боевых действий.
    Очевидно, на фронте обстановка складывалась очень неблагоприятная. Нас ночью подняли по тревоге и приказали срочно двигаться на погрузку. Тягачами и автотранспортом нас так и не укомплектовали. Разгрузили нас на станции Сватово. Фронт оказался довольно близко, и нам отсиживаться в ожидании транспорта и тягачей долго не пришлось.
   Долгожданные тягачи и транспорт с очередным эшелоном мы так и не получили, а боевую задачу - занять оборону недалеко от станции Сватово - получили.
    Снарядов было подвезено очень мало, т.е. комплект, который мы везли с собой в эшелоне. Откуда можно было снабжаться боеприпасами в процессе боя, мы так и не успели узнать. Противник своими действиями опередил наше полное окончание формирования.
    После короткого боя противник обошел нас и вышел в тыл. Положение с материальной частью артиллерии становилось катастрофическим. Делались попытки вывезти хотя бы отдельные орудия транспортом отходивших подразделений и частей, но это не дало положительных результатов.

10252-138479353813-1386343696

       Всего несколько дней полк вел боевые действия в этом котле. Артиллерийские батареи были переданы батальонам бригады, которые в результате боев оказались разобщенными. По сути дела через 3-4 дня боевых действий бригада оказалась рассеянной, управление и связь с подразделениями были потеряны.
     Часть личного состава сумела примкнуть к отходившим частям и выскользнула из окружения. Командование артполка и штаб пытались в этой суматохе что-то придумать и предпринять по спасению материальной части, но все наши потуги оказались безуспешными. Итак, артполк, укомплектованный прекрасным личным составом, но, оказавшись без тягачей, прекратил свое существование.

Bundesarchiv_Bild_101I-063-2185-11A,_Frankreich,_Offizier_gibt_Anleitung

     Я с группой солдат и командиров оказался отрезанным от своих подразделений. Со мной находился мой помощник капитан Биленко и старший лейтенант из оперативного отделения бригады. Хотя по званию я был тоже капитан, но по должности старше других товарищей, я предложил двигаться на Восток и прорываться к своим войскам.
     Первоначально ни у кого возражений не последовало. Трудности у нас могли возникнуть в основном продовольственного характера. Естественно, централизованно получить продукты в окружении мы нигде не могли.
     Я старался убедить товарищей, поскольку стабильной линии фронта у немцев нет, а двигаясь через населенные пункты, мы сможем достать часть продовольствия у местных жителей, а часть - при удобных случаях у немцев, нападая на отдельные продовольственные обозы.
       На следующее утро из моей группы исчезли капитан Биленко и старший лейтенант из оперативного отделения бригады. Это меня несколько озадачило. Что могло случиться? Или они пошли на поиски других групп бригады, или могло случиться более худшее, но полагать на худшее у меня оснований не было. Решили продолжать движение согласно принятого решения.

13-1370672733127-1294498980

     Двигались по открытой местности только ночью. Где местность позволяла и имелись леса и овраги, то двигались и днем. Естественно, темпы передвижения ночью были много медленнее, чем днем. Трудности вызывались и сложностью ночной ориентировки на местности.
    Приходилось заходить в населенные пункты и расспрашивать у местных жителей, как пройти в таком-то направлении, а иногда брали проводника, чтобы он довел до другого населенного пункта.
      Все это снижало наши темпы движения, и мы с каждым днем, хотя и приближались к линии фронта, но уже далеко оказались в тылу врага. По пути к нам присоединялись отдельные бойцы и командиры из других подразделений.
      Недалеко от Дона к нам присоединился старший политрук Хамитов Михаил.
Забегая вперед, хочу сказать, что с Михаилом мы потом длительное время не расставались и были вместе в партизанском отряде в соединении под названием "Объединенные отряды партизан Курской области".

amLTVKXYAwkbook_guns_third_reich_2

       Когда мы подошли к Дону, то у немцев оказались довольно плотные боевые порядки, и пройти незамеченным было непросто. Однако выхода другого не было, нужно было прорываться.
    Часов в 11.00 - 11.30 ночи мы двинулись вперед и, к нашему несчастью, напоролись на немцев. Пришлось принять бой, но длительный бой мы выдержать не могли. Во-первых, у нас было ограниченное количество боеприпасов, во-вторых, задержка могла привести нас вообще к катастрофе. Нас, естественно, окружили бы и полностью уничтожиили бы.
     Если впереди не оказалось бы водной преграды, мы, безусловно, прорвались бы к нашим войскам. Естественно, потери мы понесли бы, но, полагаясь на темноту и беспорядочность ведения огня в ночных условиях, последние оказались бы незначительными.
     Из сложившейся обстановки нужно было срочно сделать вывод и принять решение. Пробиваться к реке и формировать последнюю при такой ситуации было для нас самоубийством. Я дал команду отходить назад на северо-запад.

5354-1371899685

    Когда мы оторвались от немцев, решили остановиться и проверить личный состав. К нашему сожалению мы не досчитались 13 человек. Решили немного подождать и одновременно послать разведку к месту боя проверить, нет ли поблизости раненых. Разведка вернулась и доложила, что ничего не обнаружено.
    Посоветовавшись со старшим политруком Хомитом, мы приняли решение изменить направление нашего движения. Мы полагали, что через лесные массивы перейти линию фронта будет гораздо легче. К этому времени немцы уже занимали оборону со сплошной линией фронта.
    Время неумолимо двигалось вперед, а положение на фронтах нам было неизвестно, и у нас созрело и другое решение. Если нам через лесные массивы не удастся перейти линию фронта, то мы останемся в тылу врага и примем партизанскую тактику войны. И так началось наше путешествие в направлении Курска и Брянска по тылам противника.

Bundesarchiv_Bild_101I-142-1344-37,_Russland,_Schützenpanzer_mit_AnhängerBundesarchiv_Bild_101I-078-3086-19,_Russland,_Offizier_auf_Pferd

        Действовать в тылу, особенно небольшим отрядом, представляет не большую опасность, чем на фронте. Наш отряд был довольно малочисленным, поэтому мы старались избегать боевых действий с крупными подразделениями противника. Притом наличия у нас боеприпасов к отечественному вооружению почти не осталось.
     Нужно было думать о приобретении немецкого вооружения, боеприпасов для которого можно было приобрести в достаточном количестве. По пути движения уничтожали средства связи, нападали на небольшие обозы, отдельные группы и уничтожали отдельных солдат и полицаев. Передвигались по открытой местности, в основном, в ночное время.
     При заходе в населенные пункты старались узнать у местных жителей о движении немецких частей к линии фронта, какие отличительные знаки есть на их транспорте, какие меры немцы и полиция применяют по отношению местного населения. Мы одновременно с нашим перемещением старались собрать максимум сведений о войсках противника.

Bundesarchiv_Bild_101I-001-0283-12,_Wehrmachtsoldaten_bei_Ausbildung

       На нашем пути движения встречались немецкие, венгерские и румынские части. В районе м. Репьёвка в основном находились венгерские части. В Репьевке даже находилась венгерская комендатура. Далее к Курску находились различные части, комендатуры были только немецкие.
     Как правило, беседуя с населением, мы приходили к выводу, что уходили на службу к немцам бывшее кулачье, уголовники и пьяницы, для которых слово "Родина" не представляло символического значения. Они за бутылку самогонки и брошенные объедки как псам со стороны немцев могли продать Родину.
    Курск мы решили обойти с Севера и взяли направление на Фатеж. Проходя в этом районе через населенные пункты, чувствовалось, что здесь свой отпечаток накладывают уже действия партизан. Все чаще мы слышали от местных жителей отзывы о наносимых ударах по немцам партизанами.
     В небольших населенных пунктах, особенно которые были расположены около лесных массивов, немцы были очень редкими гостями. Полицаев и старост, поставленных немцами в этих населенных пунктах, совсем не было.

1463-1273690816261-1279627664

     На всем пути нашего движения мы всегда встречали теплый прием со стороны местных жителей. Когда они видели на нас форму советских командиров и солдат, то относились к нам с какой-то особой радостью, считая, что нас специально перебросили через линию фронта.
     Начинали расспрашивать о делах на фронте, о положении в стране. К сожалению, мы могли им внести только разочарования. Мы сами с удовольствием послушали бы, что делается на большой

Bundesarchiv_Bild_101I-081-3285-20,_Russland,_Soldat,_essendBundesarchiv_Bild_101I-133-0703-05,_Polen,_Trupp_deutscher_Infanterie_im_Winter

       Недалеко от Фатежа мы уже имели сведения о наличии в этих районах партизанских отрядов, довольно многочисленных и хорошо вооруженных. Однако, точное место их дислокации нам никто указать не мог.
       Возможно, некоторые из жителей знали точное местоположение партизан и поддерживали с ними связь, но предосторожность и строгое предупреждение командования партизанских отрядов о сохранении тайны заставляла жителей держать язык за зубами. Впоследствии я в своем предположении убедился, что это так и было. Это, безусловно, было правильно. Форма и документы еще не могли служить доказательством нашей принадлежности.

2436-1271653352

        Уже лето кончалось, когда мы недалеко от деревни Макаровка в небольшом хуторе встретили вдруг вооруженных людей. Их, правда, было меньше, чем нас. Одеты они были очень разношерстно. Одни в армейских плащах, другие - в пиджаках, третьи - в полупальто. На головном уборе одного из товарищей, который назвался Михаилом, оказалось красноармейская звездочка. Наши встречи оказались неожиданными и для нас, и для них.
       Причем у жителей этого хутора мы спросили, нет ли в хуторе полицейских или партизан. У кого мы не спрашивали - все ответили утвердительно, что никого нет. Причем ответили они нам неправильно, ибо в хуторе почти всегда находилась партизанская разведка и, кроме того, на этом хуторе выпекали хлеб для партизан.

Bundesarchiv_Bild_101I-012-0037-23A,_Polen,_Straßenkampf,_Infanterie

    В начале разговора при нашей встрече взаимный опрос, кто мы и кто они, ничего не дал. Для них появление в этом районе советских солдат и командиров явилось неожиданностью, и, естественно, довериться они нам не могли. Или они являются партизанской разведкой, или замаскированной полицией.
    Нас было по числу больше, чем их, и мы по-серьезному настаивали на ответе, кто они. Я им предъявил свое удостоверение и предложил им, чтобы нас отвели к командованию партизанских отрядов. Они это сделать категорически отказались, но предложили со своей стороны другой вариант.
     Этот вариант заключался в следующем: мы остаемся на хуторе, они же отправляются в штаб партизанского соединения, как они назвали, доложат об этом командированию и прибудут к нам с представителем командования, который будет уполномочен уточнить, кто мы, и примет решение.

Bundesarchiv_Bild_101I-054-1525-09,_Frankreich,_Kolonne_von_Kradfahrern_mit_Beiwagen

        Это предложение нас устраивало, но с одной оговоркой: они оставят у нас своего представителя. Почему нас так заинтересовала встреча с командованием партизанского соединения? Мы уже наслышались от местных жителей о том, что к партизанам регулярно летают транспортные самолеты.
      Естественно, мы рассчитывали на такой оптимальный вариант переправки нас с их помощью через линию фронта. Мы полагали, что после проведения некоторых формальностей проверки, нас смогут переправить, используя самолеты. И так мы взаимно сошлись на их и нашем варианте встречи.
      Когда партизаны ушли, оставив с нами своего представителя, я приказал установить наблюдение, чтобы на случай всяких неожиданностей не оказаться в западне.

Bundesarchiv_Bild_101I-218-0506-09A,_Russland-Süd,_Freiwillige_zu_Pferd

       В ожидании представителей партизанского соединения я в хорошо натопленном домике задремал. Вдруг меня тряхнули. От неожиданности я вскочил и подумал, что случилось что-то серьезное.
     Но на размышления времени уже не оставалось. Передо мной оказались "парламентеры" из партизанского соединения. Один товарищ, одетый в короткий бордового цвета пиджак или, если можно назвать, в куртку, небольшого роста с карабином на плече, спросил: "Кто здесь старший?"
Я поднялся и ответил: "Капитан Пискунов, а кто будете вы?"
"Представитель штаба объединенных отрядов партизан Курской области, майор Бунин", - ответил он. От радости в начале я не мог даже вразумительно ничего ответить о нашем положении и какая помощь нам нужна.

Bundesarchiv_Bild_101I-265-0003-08A,_Russland,_motorisierte_Truppen

          Разговорились, я стал расспрашивать, каким путем майор Бунин оказался в партизанах и чем они занимаются. Это оказался на редкость обаятельный человек. Рассказал, что после окружения попал к партизанам и продолжает вместе с партизанами сражаться против немцев и всякой другой нечести." - из воспоминаний начальника штаба отдельного артиллерийского полка 17 истребительной бригады капитана Е.Пискунова.




buzin-2


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe
promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 254
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments