oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Сексуальные преступления в вермахте. Франция, Италия, Германия.

      Суд 95-й Пехотной дивизии в 1941-м, вынося суровый приговор ефрейтору Христиану С., сосредоточился на военно-гражданских отношениях. Он получил три года каторжных работ за изнасилование двух французских женщин.
     "Он показал своими действиями" - разглагольствовал суд, "что абсолютно не принимал во внимание репутацию Вермахта. Он достаточно взрослый, чтобы знать, что в Первую Мировую войну даже случайные инциденты сексуальных злоупотреблений немецких солдат эксплуатировались вражеской пропагандой злейшим образом для агитации против всего Германского народа". Верховный Судья подтвердил приговори и назначил исполнение наказания.

      Суд 1-й Танковой дивизии в августе 1940-го высказал подобные соображения, когда приговорил оберефрейтора Вернера К. к трём годам каторжных работ за изнасилование 31-летней француженки.
        Суд оценил проступок Вернера К. как результат скорее юношеской неосмотрительности, чем "преступных наклонностей".
        К тому же, отметил суд, в дивизии уже было несколько случаев изнасилований. Наказание поэтому должно служить "эффективному сдерживанию других" от подобных преступлений.



      22 мая 1940-го Суд XV-го Армейского Корпуса приговорил рядового Виктора Г. к смерти за один случай изнасилования и один случай принуждения с взломом и проникновением в жилище.
        После употребления двух бутылок вина в течение примерно двух часов подсудимый направился к двум отдельно стоящим домам и угрожал проживающим в них семьям оружием.
     Он даже производил выстрелы на улице и внутри зданий. В одном доме он начал тискать двух девушек, в возрасте 13 и 22 лет. Во втором доме он изнасиловал 16-летнюю дочь французского крестьянина Пауля Л. После изнасилования он уснул и оставался спящим до девяти часов утра следующего дня, когда патруль арестовал его.

      Назначая наказание, суд охарактеризовал преступление как "особо грубое нарушение дисциплины", которое "помогало вражеской пропаганде, приписывающей поголовное постыдное и насильственное поведение немецким солдатам на оккупированных территориях". Суд продолжал: "Он настолько навредил чести и репутации Германского солдата, что заслуживает самого сурового наказания.
      Высшее наказание, предусмотренное за изнасилование в виде 15 лет каторжных работ представляется недостаточным. Более грубого нарушения воинской дисциплины трудно представить. Обвиняемый является столь вредным паразитом для дисциплины в войсках, что он должен быть беспощадно уничтожен.
       По этим причинам суд применяет часть 5а Уголовного Кодекса Военного Времени для превышения обычных пределов наказания и выносит смертный приговор ".

     Командир XV-го Армейского Корпуса поддержал приговор и рекомендовал приведение его в исполнение. 23 мая 1940-го судебный адвокат 4-й Армии охарактеризовал преступление как "омерзительное", но обусловленное количеством принятого алкоголя, а поэтому не заслуживающее смертного приговора. После знакомства с этим мнением Командующий 4-й Армии усомнился в правильности приговора и назначил второе слушание.
     Когда подсудимый был вторично судим 24 мая в том же суде, но с другим Председателем Суда, его употребление алкоголя получило более тщательное рассмотрение. Суд вынес приговор 10,5 лет каторжных работ. Однако, офицер, которому непосредственно подчинялся подсудимый, рекомендовал командующему 4-й Армии не утверждать новый приговор. По его мнению, смертный приговор был более уместен.
       В противоположность своей ранней оценке, судебный адвокат 4-й Армии отметил в своей второй рецензии, что Виктор Г. для совершения изнасилования применил оружие. Суд, по его мнению, должен применить часть 1 Закона Против        Насильственных Преступлений, предусматривающую смертную казнь для совершивших преступление с угрозой применения оружия.
       Поэтому он рекомендовал отложить исполнение приговора и назначить новый процесс. Верховный Судья последовал его совету и назначил третий процесс.

     30 мая 1940-го Суд XV Армейского Корпуса приговорил Виктора Г. к смертной казни за изнасилование с применением оружия по Части 1 Закона Против Насильственных Преступлений и Части 5а Уголовного Кодекса Военного Времени. Его непосредственный командир, как и после первого процесса, поддержал смертный приговор.
       Однако, судебный адвокат опять изменил свою позицию и критиковал применение части 5а утверждая, что употребление подсудимым алкоголя оказало на него некоторое влияние и достаточным будет наказание в обычных пределах.
     Тем не менее, он рекомендовал утверждение вердикта, но предложил замену смертного приговора на длительный срок каторжных работ.
       Командир 4-й Армии подтвердил приговор, но отказался утвердить его смягчение. По его мнению, преступление нанесло огромный ущерб репутации Вермахта.
       Виктор Г., однако, подал прошение о смягчении приговора. 17 июня 1940-го OKH (Верховное Командование Сухопутный Войск) проинформировало Суд XV Армейского Корпуса, что Командующий Армией утвердил смягчение приговора и заменил смертную казнь пятью годами каторжных работ.
Сначала помещённый в Эмсланд, Виктор Г. был переведён в августе 1942-го в тюрьму Зигбурга.
В январе 1943-го ОКН приказало перевести его в штрафной батальон Торгау.
     19 апреля 1943-го командир штрафбата Торгау доложил, что Виктор Г. проявил готовность стать "полноценным солдатом" но, тем не менее, рекомендовал службу в батальоне для УДО (условно-досрочно освобождённых).
     По неизвестной причине командир 464-й дивизии приказал перевести Виктора Г. в регулярную фронтовую часть. Освобождённый из-под стражи 13 мая 1943-го и отправленный в регулярную часть, Витрор Г. попал в 1944-м в британский плен.
+++++++++++++
       16 июня 1940-го Суд 7-й Танковой дивизии приговорил рядового Людвига Д. к восемнадцати месяцам за изнасилование пятнадцатилетней французской девушки.
     Подсудимый приблизился к дому девушки, заметив её привлекательность и заявил семье, что расположится здесь вечером. Когда девушка проводила его в дом, он повалил её на пол. Когда она начала кричать, он закрыл ей рот и изнасиловал её, несмотря на её бурное сопротивление. После пост-судебного исследования репутации семьи, Главный     Судья одобрил приговор, но смягчил наказание до одного года. Затем он назначил только три месяца каторжных работ с остатком срока в штрафном батальоне.

     Людвиг Д. навредил "репутации Вермахта". Суд, однако, принял во внимание два смягчающих обстоятельства: во-первых, на войне солдаты вынуждены к длительному периоду воздержания, что "соблазняет" солдата "сильным сексуальным побуждением" к совершению "опрометчивых поступков".
       В-вторых, французское чувство морали "не столь сильно действует на них, как на немцев" и, в-третьих, у подсудимого не было ранее нареканий и он полон раскаяния.
     Командир полка Людвига Д. написал генералу Ирвину Роммелю. Для снижения наказания командир полка сообщил Роммелю, что "представляется сомнительным, что это был неопровержимый случай изнасилования, т.к. в последнее время было установлено, что репутация девушки по сведениям бургомистра... и администрации местной больницы не является хорошей (kein gutter). Свидетель, фрау J., также имеет сомнительную репутацию... Новые факты вынуждают меня требовать нового расследования".

       На основе этих сведений Роммель не только распорядился местным властям допросить бургомистра и администратора больницы, но и обследовать девушку на предмет её сексуальной истории. Хотя медэксперт не смог прийти к определённому мнению об её предыдущей сексуальной активности, Бургомистр доложил, что у девушки было много сожителей. Администратор больницы поведал, что он не знаком с ней лично, но вся семья имеет дурную репутацию. Роммель поэтому решил поддержать вердикт, но смягчить приговор, как отмечено выше.
         На западном фронте часто бывало, что репутация жертвы (а также её семейства) влияла на окончательное решение. Вдобавок суд (а также штатный юридический советник) проявляли национальные предрассудки, отличающиеся от тех, что на востоке, указывая на недостаточную моральность французов.
++++++++++++++++++++
Суд 29-й Танково-ренадёрской Дивизии и итальянки.

       Суд не вынес приговоры к каторжным работам десяти индивидам, повинным в изнасилованиях или их попытках. Хотя это и небольшое число, некоторые изнасилования были коллективными, что везде в Вермахте приводило к суровым наказаниям. Все процессы проходили после того, как Италия оказалась в лагере Союзников.
      Участвовавшая во всех главных битвах после высадки Союзников в 1943-м, дивизия была полностью уничтожена британской армией в апреле 1945-го. Командующий дивизией и Председатель Суда генерал-майор Фриц Полак утвердил приговор службы в штрафном батальоне десяти подсудимым.
        Большинство материалов судебных дел внезапно прерываются, тем не менее позволяют определённые выводы: четверо осужденных относительно быстро условно-досрочно освободились из штрафных батальонов и были направлены в регулярные части.
      Один служащий в штрафном батальоне попал в британский плен, а другой был так серьёзно ранен разрывам гранаты, что был отправлен на лечение в Германию. Судебные дела остальных четырёх преступников оканчиваются на их отправке в штрафные батальоны.
        Другими словами, в течение нескольких недель после своих "чудовищных" преступлений десять из десяти осуждённых насильников сражались в регулярных частях либо в штрафных батальонах.
      Вдобавок к свойству использования насильников в военных целях, с середины 1944-го к правосудию в Вермахте добавилось ещё одна черта. Военные суды стали объяснять случаи изнасилований ростом антигерманских настроений среди итальянцев. И, как и на восточном фронте, суды при преследовании насильников стали делать акцент на росте партизанского движения.
++++++++++
         Например, в сентябре 1944-го, суд приговорил двух офицеров к двум годам тюрьмы каждого за коллективное изнасилование итальянской женщины. Имевшие награды в нескольких кампаниях, подсудимые получили и хорошие характеристики. Поэтому суд учёл смягчающие обстоятельства.
         Суд утверждал: "Очевидно, что из-за таких преступлений итальянские партизаны получать новых последователей, что впоследствии приведёт к потерям среди невинных немецких солдат".

       По другому делу коллективного изнасилования в феврале того же года суд также сосредоточился на потенциальном вреде от партизанского движения. Тогда трое подсудимых зверски изнасиловали шестнадцатилетнюю итальянку.
Определяя судьбу подсудимых, суд заявил: "Они... нанесли психологический и физический ущерб юной девушке тремя поочерёдными изнасилованиями... и наиболее сильно навредили репутации Вермахта в глазах итальянцев, которые придают большую важность сексуальной неприкосновенности молодых женщин".
       Суд не ограничился этим, а сделал следующее предупреждение: "Если раньше итальянцы были дружелюбны к немецким солдатам, то теперь они относятся к ним враждебно и даже вступают в партизанские отряды и это ложится на совесть подсудимых". Главный судья подтвердил приговор к двум годам тюремного заключения и приказал отбывать его в штрафном батальоне.

         В другом показательном случае оберефрейтор Вилли П. а августе 1944-го предстал перед судом за попытку изнасилования. Вынося приговор к одногодичному тюремному заключению.

         В следующем случае марта 1944-го, суд снова в основном заботила партизанская проблема, а также итальянская сексуальная мораль.
       7 марта 1944-го суд приговорил унтер-офицера Альфреда К. к двум годам тюремного заключения за узурпацию командирских полномочий и попытку изнасилования вместе с несанкционированным применением оружия.
        Однажды вечером подсудимый приблизился к убежищу, в котором укрылись гражданские с намерением найти сексуального партнёра. Он объяснил им, что ему был дан приказ на проверку удостоверений личности. Когда он обнаружил молодую женщину без удостоверения личности, он сообщил ей, что она должна пройти с ним до командного пункта. Примерно в двухстах метрах от убежища он попытался изнасиловать её, угрожая пистолетом.
       Однако, Альфреду К. не удалось преодолеть её сопротивление и он покинул место преступления. Председатель суда утвердил приговор и назначил наказание в полевом штрафном батальоне.

      Учитывая чистый послужной список Альфреда К., суд учёл смягчающие обстоятельства для "защиты его от бесчестья приговора к каторжным работам".
        На этапе следствия командир охарактеризовал Альфреда К. как "имеющего слабый, переменчивый характер", слишком неквалифицированным для звания офицера. На основании этой характеристики суд заявил: "Он не проявил никаких добродетелей, говорящих в его пользу. Наоборот, он является плохим солдатом и некомпетентным командиром".         Несмотря на незавидную оценку, Альфред К. получил условно-досрочное освобождение через пять месяцев. Он поступил в часть 16-й Армии.
+++++++++++++
       Общее число заключённых, в конце концов возвращённых в регулярные войска, не поддаётся определению. После получения командования над резервной армией, Генрих Гиммлер приказал условно-досрочно освобождать заключённых всех мастей всегда, когда это возможно.
     Один окончательный штрих: Суд 29-й Танковой Гренадёрской Дивизии в нескольких случаях превозносил моральные качества итальянцев в огромным отличием от судов, действовавших во Франции.
       Было ли это следствием чувств суда либо фашистского единства народов Германии и Италии, остаётся предметом спекуляций. Последнее представляется маловероятным, учитывая то, что судебные процессы проходили после того, как Италия переметнулась в лагерь Союзников.
+++++++++++++
Изнасилования: тыл.

         Несмотря на то, что суды испытывали слегка повышенное сочувствие к жертвам, их отношение к покушениям на арийских женщин не сильно отличалось от подхода к покушениям на женщин других национальностей. Хотя суды часто делали акцент на предосудительности преступлений, военные интересы были приоритетными и послужные списки подсудимых были наиболее значимыми для их судеб. Потребность в живой силе также критически влияла на процесс.

        Унтер-офицер Эрнст С. обвинённый Судом в июне 1941-го, получил приговор к одному году тюрьмы за изнасилование молодой немецкой женщины. Председатель Суда утвердил приговор и назначил исполнение наказания, но постановил, что дело будет пересмотрено на предмет условно-досрочного освобождения через два месяца.
      У Эрнста С. был чистый послужной список, и суд счёл это смягчающим обстоятельством. Он также учёл его хорошее поведение и, на основании заявления его непосредственного командира о том, что Эрнст С. был "отчаянным дьяволом под огнём" и его храбрости на поле боя.
       Сославшись на трудности, которые воздержание накладывает на солдат, суд заявил: "За долгое время до преступления у него не было подходящей возможности для секса, поэтому его опрометчивое поведение является понятным, даже если оно не может быть оправданным".
      Его употребление алкоголя (которое, по мнению суда, наиболее вероятно усилило либидо) с исповедью в последнюю минуту также были сочтены смягчающими обстоятельствами.
        Поэтому суд назначил минимальное наказание за совершённое изнасилование и завершил разбирательство.
Хотя судебное дело с этого места становится фрагментарным, один документ указывает, что Эрнст С. действительно был неожиданно освобождён. Суд продемонстрировал, что боевые достоинства одержали верх над Германским стремлением к защите женской чести.

      В октябре 1939-го Суд 251-й Пехотной дивизии приговорил фелдфебеля Эрнста Ф. к восьми месяцам тюрьмы за попытку изнасилования немецкой домохозяйки. Председатель суда подтвердил приговор и назначил исполнение наказания. Начиная с конца 1939-го до весны 1940-го заключённый отправлял многочисленные петиции об условно-досрочном освобождении, которые Председатель Суда регулярно отвергал.
        Однако, 16 мая 1940-го, через пять дней после начала Западного Наступления, Эрнст Ф. получил УДО на фронт. Он присоединился к своей части 251-й Пехотной Дивизии, участвовавшей в кампании.

      Канонир Фрица В. также был скоро освобождён из заключения после изнасилования немки. Приговорённый Судом 253-й Пехотной Дивизии к одному году тюремного заключения за изнасилование в январе 1940-го пятнадцатилетней немецкой девушки, Фриц В. быстро "выскочил".
        Командующий и Председатель Суда дивизии 13 мая 1940-го гарантировали ему немедленное УДО по "военным соображениям", а также 41 заключённому из других дивизий, сидящих в разных исправительных заведениях.
253-й, участвующей во французской кампании, требовалось столько бойцов, сколько возможно. Освобождённый 21 мая, Фриц В. вернулся в регулярные войска.
+++++++++++++++++
Суд Берлинского Командования Вермахта.

        В октябре 1941-го Берлинский суд приговорил обер-федфебеля, кандидата в офицеры, Станислауса Б. к трём годам каторжных работ.
      Подсудимый напал на четырнадцатилетнюю дочь своего сослуживца, когда она стирала одежду своему отцу. Не дав ей кричать при помощи одеяла, он изнасиловал её. Хотя он ни разу полностью не проник в неё, он эякулировал.
        Председатель суда утвердил приговор и назначил исполнение наказания. Прежде дважды уличённый в двух сексуальных злоупотреблениях, он не получил у суда права на смягчающие обстоятельства.
      Утверждая, что мягкость в этом случае будет неуместна, суд заявил: "Он не удержался от нападения на четырнадцатилетнюю девочку для удовлетворения своих плотских желаний несмотря на то, что в его круге были женщины, готовые их удовлетворить".
       Изнасилование дочери подчинённого и подрыв веры подчинённого в своего начальника придают делу Станислауса Б. отягчающие обстоятельства.
       Штатный юридический советник сделал акцент на тех же моментах. Председатель Суда утвердил приговор и преступник был отправлен в Исправительный Лагерь II в Ашендорфермуре (Эмсланд).

      Несмотря на благоприятные отзывы от начальника исправительного лагеря, командующий резервной армией отверг петицию о службе в батальоне для УДО, поданную в середине 1942-го.
        Преступление, по его мнению, продемонстрировало "значительный недостаток в характере". Он также отметил, что Станислаус Б. не подходит для службы на "ответственной части фронта".
      Однако, командующий резервной армией всё же приказал перевести его в середине 1943-го в Торгау для определения его пригодности к службе. И, хотя он получил от руководства Торгау не слишком лестный отзыв, оно подтвердило его "готовность к исправлению" и рекомендовало УДО в регулярную часть.
        20-го сентября 1943-го, примерно через два года после осуждения, он был освобождён из-под стражи и отправлен в новую часть. Есть доклад о пропаже без вести Станислава Б. в операции 18 апреля 1944-го.
+++++++
        В январе 1942-го Берлинский суд приговорил секретаря Вильгельма Р. к двум с половиной годам тюрьмы за развратные действия с попыткой изнасилования.
      Подсудимый, под руководством которого находилось двадцать пять женщин-клерков, сосредоточился на трёх из них. Несколько свидетелей показывают, что у него был неподобающий контакт с 27-летней фройляйн С, когда он тискал её груди и, по двум свидетельствам, пытался снять с неё трусы. Во время этого эпизода он эякулировал.
      По множественным свидетельствам подсудимый приставал подобным образом к двум молодым подчинённым ему женщинам в той же манере. Фельдмаршал Кейтель подтвердил приговор и приказал уволить Вильгельма К. с военной службы - стандартная процедура для гражданских военнослужащих, совершивших серьёзные преступления.

        Утверждая о своей невиновности, подсудимый представил произошедшее как осознанную попытку женщин окрутить его. Суд, основавшийся на убедительных свидетельствах женщин, отверг его алиби. В ходе разбирательства суд учёл его чистый послужной список и хорошее поведение и счёл их смягчающими обстоятельствами.
     Тем не менее, следующие факторы он счёл отягчающими обстоятельствами: во-первых, он упорно лгал до самого конца, во-вторых, он вынашивал планы мести против одной из жертв, доложивших об инциденте, пытаясь добиться её увольнения и, в-третьих, он совершил все преступления при исполнении служебных обязанностей.
        "Его развращённость", утверждал суд, демонстрирует его "извращённые наклонности", являющиеся частью его характера, на что указывает тот факт, что он "не чурался показывать в офисе девушкам порнографию".
      Суд закончил свои выводы следующим: "Он сильнее всего навредил репутации Вермахта. И факт продолжительной эмоциональной травмы у жертв сексуальных нападений даже уступает в значимости необходимости строгого осуждения этого типа преступлений в интересах защиты от них".

        Вильгельм Р. для исполнения приговора содержался в мобильном тюремном соединении, а не в Эмсланде, куда отправляли приговорённых к каторжным работам. Его юрист немедленно отправил прошение об УДО, которое армейский медэксперт отверг как преждевременное в марте 1942-го, несмотря на множество пламенных писем от прежнего командующего Вильгельма.
      В мае 1943-го командующий резервной армией приказал перевести Вильгельма Р. в Торгау для проверки на возможность УДО.
        Он прибыл в Торгау в конце июня. В начале августа тюремное начальство дало о нём хороший отзыв, охарактеризовав его как "полезного солдата" и, ввиду его ограниченной степени пригодности, рекомендовали оправить его в батальон для УДО строительной части. Командующий Дивизией № 464 принял эту рекомендацию и условно-досрочно освободил Вильгельма Р. 31 августа 1943-го.
++++++++++++
        Берлинский суд в декабре 1944-го приговорил рядового Эмиля С. к двум годам тюрьмы за попытку изнасилования пятнадцатилетней свояченицы.
        Однажды вечером подсудимый , напившись, упорно приставал к девочке. Он пытался снять с неё пижаму и тискал девочку. Когда вмешалась его жена, он несколько раз ударил её, посчитав её потерявшей сознание. Он снова напал на девочку.
      Из-за упорного сопротивления девочки, ему не удалось проникнуть в неё. Он угрожал застрелить её, если она не скажет, что любит его. Жена снова вмешалась, и ей удалось успокоить и уложить его спать.
      Председатель Суда утвердил приговор в виде службы во фронтовом штрафном батальоне. Суд отверг заявление Эмиля С. о том, что он был пьян до бесчувствия и не помнит о случившемся, но счёл употребление алкоголя смягчающим обстоятельством. Суд также счёл таковым его хорошее поведение и тот факт, что произошедшее "не соответствует его наклонностям". В январе 1945-го Эмиль С. был направлен на фронт.
+++++++++++
        Для конца войны это не удивительно. Приступив к командованию резервной армией в сентябре 1944-го, Генрих Гиммлер распорядился отправлять по УДО на фронт сразу после приговора всех солдат, физически пригодных для этого.
Имевшие проблемы с дисциплиной отправлялись в полевые штрафные батальоны.

      В делах по изнасилованиям немецких женщин суды не нагромождали словесных обвинений и не использовали нацистской риторики.
        И встаёт вопрос, почему суды считали солдат-насильников немецких женщин менее презренными, чем дезертиров или "саботажников".
      Учитывая выдающееся место женщины в нацистской демографической политике и акценте на сексуальную сдержанность и приличие, следовало бы ожидать, что изнасилования "Арийских" женщин должны были вызывать праведный гнев и фанатичное судейство.
       Тем не менее, минимум 60% осуждённых возвращались в регулярные части. И даже если суды выносили строгие приговоры, в исключительных случаях даже смертные, делали они это не из идеологических соображений и не в целях социального очищения.
        Немедленные военные интересы управляли юриспрунденцией и большинство осуждённых насильников возвращалось в Вермахт.


j_17


Tags: вторая мировая, противник
Subscribe

promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments