oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Банкет в Шотландии и морской конвой. Осень 1941-го.

      "У берегов Шотландии конвой был рассредоточен, и транспорты под охраной отдельных кораблей пошли по разным портам назначения. "Моссовет" пошел в шотландский порт Данди, куда прибыл 14 октября 1941г. Вот так без потерь конвой QP-1 завершил свое плавание из Архангельска в Англию.
        При швартовке к внешней стенке причала наше первое советское судно было торжественно и тепло, под звуки военного оркестра встречено союзниками. На причале были подразделения шотландских гвардейцев в своих традиционных юбках, отряд военных моряков и отряд гражданской полиции.
      Кино- и фотокорреспонденты различных газет и кинохроники отсняли эту торжественную встречу. Причал был также заполнен многочисленными жителями этого прекрасного города во главе с лордом-мэром.
      С наступлением прилива буксиры отвели "Моссовет" от причала. Был открыт шлюз, и судно вошло во внутренний порт, состоящий из лабиринта сухих доков, в одном из которых "Моссовет" был отшвартован, и докеры приступили к выгрузке леса.
        Одновременно с грузовыми операциями английские военные специалисты вели работу по установке и монтажу противоминного кабеля "дегаузнига", монтировали из железобетонных плит бронезащиту мостика, устанавливали бронированные пулеметные точки на крыльях мостика и ботдеке. На полуюте устанавливали фундамент и бронированное укрытие для орудийного расчета 75-мм пушки.


       Расходные цистерны пресной воды, находящиеся на верхнем мостике, также были закрыты броней. На этих цистернах устанавливались металлические ящики с крупной ракетницей, фиксированно направленной стволом в зенит. Это устройство предназначалось против атак пикирующих бомбардировщиков.
       Во время атаки пикировщика на судно это устройство при помощи ракеты выстреливает два парашютика, соединенные между собой плетеным стальным тросиком. Атакующий пикировщик подвергается при этом той же опасности, какой при попадании на трос от защитного аэростата ПВО.
++++++++++
        Помимо вахт и судовых работ, часть экипажа была направлена в военную школу по подготовке артиллеристов и пулеметчиков. Орудийный расчет был укомплектован из членов машинной команды, а пулеметные расчеты - из палубной. Я был направлен в учебную группу пулеметчиков.
      Все мы досконально освоили свою вторую профессию. Кроме материальной части и практических стрельб, мы изучали силуэты фашистских кораблей и самолетов, с тем чтобы исключить стрельбу по союзным объектам, что имело место на подходе нашего конвоя к Шотландским островам.
        Порты Шотландии в то время не подвергали бомбежкам. Гитлер, видимо, надеялся на лояльность шотландцев к немцам. Однако в Данди, да и по всей Шотландии строго соблюдалась светомаскировка, а все ее города и порты в достаточной степени обладали противовоздушной обороной.

       Завершение курса нашего обучения было приурочено к окончанию работ по установке вооружения на "Моссовете", и последнее практическое занятие проводилось на борту судна. Этот день совпал с прибытием на "Моссовет" советского консула Кротова. В связи с этим капитан приказал нашему шеф-повару, дяде Мите Бурлакову, приготовить хороший русский обед, имея в виду угостить русской кухней англичан и давно находившегося на чужбине консула.
      Дядя Миша был отличным знатоком своего дела, когда-то он работал шеф-поваром в лучшем архангельском ресторане "Север". Я был вахтенным у трапа и долго ждал, когда меня подменит кто-либо из матросов. Наконец, часа через полтора меня подменил матрос Шклярский.
      Когда я пришел в столовую команды, меня поразило шумное веселье, царившее там. Английские унтер-офицеры и матросы, наши инструкторы из школы вместе с членами команды горланили популярную в то время английскую песню "Дальний путь на Типерери" и явно все находились под Бахусом, хотя, как мне было известно, спиртное к столу не подавалось. В то время у нас действовал Устав Военно-Морского Флота СССР.
Обед состоял из русской окрошки, свиных отбивных со сложным гарниром и чая с пирожками.
+++++++++++
         Когда я съел тарелку окрошки и приступил ко второму блюду, то почувствовал шум в голове и чувство опьянения. Мне стало ясно, что дядя Митя решил блеснуть своими кулинарными способностями и приготовил окрошку на "крепком квасе", именуемом в народе брагой, которая по вкусовым качествам ничуть не портила окрошку.
         Не могу сказать, как чувствовали себя гости, обедавшие в каюте капитана, консул СССР Кротов и кто-то из высокопоставленных британских офицеров ВМФ, вкусившие под дяди Митину окрошку русскую водку и армянский коньяк, но помню, что наш любимый дядя Митя на следующий день приказом капитана Федорова был посажен на гауптвахту сроком на три дня, с выводом его под конвоем к рабочему место на камбуз, согласно действующему Уставу ВМФ.

      "Моссовет" продолжал погрузку товаров для СССР. На пайолы трюмов в несколько рядов был погружен сахар в мешках, покрытых деревянной сепарацией, на который грузили контейнеры с самолетами-истребителями "харрикейн".   Во второй трюм, оснащенный тяжеловесной стрелой, грузили танки и контейнеры с самолетами. На палубу также установили танки и контейнеры с "харрикейнами".
+++++++++++++
         За пару дней до конца погрузки 12 человек из экипажа "Моссовета", среди которых был и я, во главе со старпомом Голенищевым были отправлены на торжественный прием, организованный в нашу честь лордом-мэром Данди. Капитан по каким-то причинам присутствовать на приеме не мог.
       Примерно в семь вечера подошел кортеж из шести черных лимузинов. На борт поднялись члены городской мэрии и с истинно британским этикетом сопроводили нас к машинам. Меня, шестнадцатилетнего парня, взял подруку почтенный джентльмен преклонного возраста и, освещая синим светом карманного фонарика путь, провел к машине, любезно открыл заднюю дверцу, и, посадив меня в машину, засуетился, помогая своему коллеге усадить рядом со мной второго помощника капитана Толю Филиппова.
       Когда они оба сели с нами в машину, кортеж двинулся из порта в город. Минут через 15-20 мы подъехали к красивому зданию, где сопровождавшие нас джентльмены с тем же вниманием помогли нам выйти из машины. Так же, взяв каждого под руку, сопроводили в вестибюль этого фешенебельного здания, где мы разделись, и нас провели наверх в зал. Там было много мужчин и женщин.
       Все нас приветствовали, пожимали руки, знакомились. Эта процедура заняла минут пятнадцать. Потом молоденькие девушки с подносами в руках разносили спиртное, предлагая виски, бренди и джин. Когда у всех присутствующих бокалы были наполнены, лорд-мэр произнес приветственную речь.
       Он пожелал нашей стране и всему народу успехов в борьбе в фашизмом в составе Антигитлеровской коалиции, а нашему экипажу - благополучно доставить военный груз в Архангельск и завершить это опасное плавание так же успешно, как оно прошло в первых конвоях "Дервиш" и QP-1.
После этого он провозгласил тост за общую победу.

        Все присутствующие опустошили бокалы и аплодировали мэру. В это время девушки вновь наполнили бокалы, и с ответной речью выступил старпом Голенищев.
         Он говорил красиво, четко, хорошо, закончив свою речь словами нашего верховного главнокомандующего: "Враг будет разбит, победа будет за нами!"
       Приятно вспомнить, что в то время не было принято произносить длинные речи, читая по заготовленной бумажке. Указ императора Петра Великого соблюдался, речи произносили "устно, а не по писаному, дабы дурь каждого ясна была".
+++++++++++++
         Когда "фуршет" закончился, нам стали показывать здание. Как оказалось, это был пансион благородных девиц, где учились дочери высокопоставленных отцов города.
        Нам показали, помимо обыкновенных аудиторий, класс кройки и шитья, оснащенный двенадцатью рабочими столами со швейными машинами. Показали класс приготовления пищи с двенадцатью кухонными столами, со всей утварью и двенадцатью газовыми плитами.
      Посетили мы также класс прикладного искусства, музыкальный класс, спортивный зал и танцевальный. Как я понял, выпускницы этого учебного заведения, помимо общего образования, получают все необходимые знания и навыки домоводства. Думаю, что в дальнейшем, обретая семью, они не будут белоручками.
        После ознакомления с пансионом нас проводили в актовый зал, где был дан концерт силами воспитанниц. Они пели шотландские народные песни, играли на разных инструментах. Особенно нам понравились шотландские народные танцы, исполненные с темпераментом, чем-то напоминавшим кавказскую лезгинку.
      После концерта нас привели в банкетный зал, где были сервированы и стояли буквой "П" три длинных стола. За центральный стол сели лорд-мэр с супругой и самые высокопоставленные лица города. За этим же столом напротив были наши места. За другими столами также сидели джентльмены с женами, видимо родители воспитанниц пансиона и предводители.
        Стол был шикарный, хотя супруга мэра принесла нам извинение за его скромность, сетуя на то, что в данное время метрополия практически отрезана от колоний и многое из деликатесов не доходит до Британских островов, оставаясь на дне морей и океанов в трюмах потопленных немцами транспортов.

      После банкета все пошли в большой танцевальный зал. Нас вперемешку взяли за руки, образовав большой круг, в центре которого находился небольшой оркестр. Когда раздались звуки незнаковой для нас мелодии, весь хоровод, приплясывая, делал несколько шагов то вправо, то влево и так далее, пока не закончил играть оркестр.
      После чего оркестр заиграл "Интернационал", бывший в то время гимном СССР. Все стояли по стойке "смирно", пока оркестр не смолк. Такой ритуал конца оказанного нам приема, как нам объяснили, символизировал дружбу между нашими народами, а незнакомая, довольно веселенькая мелодия, под которую приплясывал хоровод, оказалась шотландским национальным гимном.
++++++++++++
В середине ноября "Моссовет" был полностью загружен сахаром, танками и контейнерами с самолетами.

        Теперь наше судно было вооружено 75-мм пушкой "Гочкис", двумя пулеметами "Гочкис" (один из них, установленный на правом крыле верхнего мостика, был мой), двумя пулеметами "Льюис", двумя пулеметами "Мадсен", полученными в Архангельске, десятью винтовками "Гочкис", двумя комплектами систем защиты от пикирующих бомбардировщиков, противоминной электроразмагничивающей системой "дегаузинг", и, что не менее важно, главный командный пункт - мостик и все боевые посты были надежно укреплены железобетонной броней.

        Из порта Данди "Моссовет" зашел на рейд Эдинбурга, где в заливе Форт оф Ферт встал на якорь в ожидании подхода нескольких судов будущего конвоя.
      Через пару дней караван из нескольких судов вышел из Эдинбурга в Исландию, в порт Рейкьявик.
В районе Оркнейских островов караван был атакован с воздуха. Фашистские бомбардировщики сбрасывали бомбы под ураганным огнем всех судов каравана, что не дало им возможности провести прицельное бомбометание, и атака была нами успешно отбита. Где-то в ста милях к северу от Оркнейских островов караван попал в зону жесточайшего шторма.     Ветер за короткое время достиг ураганной силы, более 40 м в секунду. Громадные волны седыми гребнями обрушивались на палубу, море кипело. Ветер, срывая гребни волн, запеленил брызгами весь горизонт, что снизило видимость до 50 м.
      "Моссовет" бросало как щепку с борта на борт. Одной из ошалевших волн были повреждены два контейнера с самолетами, стоявшими на передней палубе.
        Судно, сбавив ход до минимального, держалось носом на волну. Был объявлен аврал для ремонта побитых контейнеров с самолетами и их дополнительного крепления. Мы все работали на палубе обвязанные страховочными концами, в спасательных поясах, промокшие до нитки, опасаясь, чтобы волнами, иногда забегающими на палубу, не смыло за борт.
++++++++++++
         Закончив авральные работы, "Моссовет" лег на прежний курс и следовал, меняя галс, под укрытие Фарерских островов в одиночном плавании. Ураган разбросал суда каравана.
       Подойдя под прикрытие высоких Фарер, "Моссовет" встал на два якоря"в Фуг-ле-фьорде и постоянно подрабатывал мощной машиной, опасаясь дрейфа судна на якорях. Через двое суток погода относительно улучшилась, и мы вышли из Фугле-фьорда в Рейкьявик.
         На этом переходе в одиночном плавании основную опасность для нас представляли плавающие мины, срываемые с минрепов штормами с громадного минной района, простиравшегося к западу от Фарер вплоть до юго-западного района Исландии.
      Ведя постоянно наблюдение, мы несколько раз обнаружили по нашему курсу и близко от него эти страшные рогатые шары, обросшие за долгие годы ракушкой и водорослями.
        Своевременное обнаружение плавающих мин давало возможность произвести нужный маневр и уклониться от контакта с ними. В этом районе мы были уже вне предела действия вражеской авиации, но возможность быть атакованными подводными лодками оставалась.
++++++++++++++++
        На рейде Рейкьявика "Моссовет" простоял несколько дней в ожидании формирования обратного конвоя, теперь уже под кодом PQ-4.
        Конвой, выйдя из Рейкьявика, обогнул с запада Исландию и, пройдя Датским проливом, следовал на восток вдоль северных берегов этого острова, постепенно удаляясь от него.
      Где-то к востоку от Исландии к нам присоединился и другой конвой, PQ-5, вышедший из Хваль-фьорда. Оба конвоя шли вместе, постепенно удаляясь от Исландии. Где-то южнее острова Ян-Майен в тихую лунную ночь конвой был атакован вражескими бомбардировщиками и торпедоносцами. Все их атаки ураганным огнем военных кораблей конвоя и теперь уже огнем всех вооруженных транспортов были отбиты.
      Все огневые точки "Моссовета" дружно отражали атаки фашистов вместе со всеми судами конвоя вплоть до горла Белого моря. Теперь, имея приличное вооружение, наш экипаж перестал себя чувствовать подопытными кроликами.

        В горле Белого моря произошла смена эскорта союзных кораблей военными кораблями Беломорской флотилии, под эскортом которых мы без единой тревоги дошли до Архангельска. 30 ноября "Моссовет" ошвартовался у причала грузового района Бакарица.
      Палубный груз, состоящий из танков и контейнеров с истребителями, смахивал на бесформенные глыбы арктического льда. Большого труда стоило избавиться от него. С этой задачей экипаж справился с помощью пара, обильно подаваемого резиновыми шлангами на палубу.
      Контрадмирал Иван Дмитриевич Папанин поздравил нас с успешным выполнением поставленных задач, которые теперь уже именовались боевым заданием.
        В свободное время вместе с союзными офицерами и матросами мы весело проводили время в архангельском интерклубе моряков. Тем временем судна каравана выгружали доставленный груз, так нужный фронту." - из воспоминаний моряка Б.И. Иванова.


904fc389350e1b0b9729


Tags: вторая мировая, наши, союзники
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments