oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

"Суоми красавица".

       "Перед войной я проходил службу под Одессой, в городе Котовске, в должности командира взвода разведки. Спустя время, после начала финской войны наш полк посадили в эшелоны и перебросили в Ленинград, оттуда на машинах - к линии фронта, на Карельский перешеек, и сразу в бой, в наступление.
Так и наступали мы без перерыва до самого Выборга, где я был ранен.

           Война эта была очень необычной, не такой, как Отечественная. Провоевав несколько месяцев и потеряв многих сослуживцев, я так ни разу и не увидел противника в бою, ни живого, ни мёртвого, если не считать промелькнувшую несколько раз, вдалеке группу лыжников в белых халатах, похожих на биатлонистов.
          Только вихрь снежной пыли стелился за ними. Разговаривать пришлось с финским пленным снайпером, который сказал, что после того, как он убьёт 40 русских, их отпускают домой.
        Воевали мы в лесу. У нас было много артиллерии, которая стреляла по площадям. Потери у финнов были не большие. Всех раненых и убитых, при отходе, они уносили с собой. Танков на нашем направлении было мало, да и не нужны они были, так как в лесу не могли работать, а продвигались только по дороге.
        Особенно сильно и эффективно поработала артиллерия при штурме линии Маннергейма (многоярусные бетонные укрепления). Она была сильно разрушена и когда мы её пересекали - кругом валялись клочья изорванного и окровавленного обмундирования финнов. Запомнились штаны с лампасами висевшие на ветвях деревьев.
         Нам выдали лыжи, но так как ходить на них мы, южане, не умели, а носить их с собой было неудобно, то сдали лыжи в тыл и воевали, как говорится, пешком.


      Во взводе был один ручной пулемёт Дегтярёва, остальное оружие - винтовки. Гранатами мы не пользовались, так как противника не видели.
      Атаковали, увязая в снегу, пробираясь между деревьями и стреляя наугад в сторону противника. Финны сопротивлялись какое-то время, затем отходили с атакованного рубежа и тут же закреплялись на следующем, близко расположенном. Огонь с их стороны был необычайно точен и эффективен. Стреляли они по нам из снайперских винтовок и миномётов. Артиллерия и авиация финнов нас не беспокоили, на нашем направлении их почти не было.
++++++++
       О точности миномётной стрельбы финнов свидетельствует следующий случай. Послали меня связным в соседний полк. Пришёл на лесную поляну, где окапывался его штаб. Сел на пенёк отдохнуть.
     Лес был тихий и мирный, как на новогодней открытке. Слева солдаты рыли землянку, справа, в небольшой яме, начали готовить обед. Как только над костром поднялся дымок раздался свист мины и взрыв. Все повара погибли. Через минуту вторая мина раскидала и убила роющих землянку и опять звенящая тишина поплыла над зимним лесом.
    Так же точно стреляли снайперы. Однажды мы долго не могли перейти дорогу, так как в каждого, кто появлялся на ней, тут же впивалась пуля. Много было так называемых "кукушек". Это снайперы, которые сидели в замаскированных на деревьях гнёздах и вели прицельный огонь. Такие разорённые и не очень гнёзда встречались часто. Среди снайперов были и женщины.
+++++++++
        Кормили нас хорошо. Еду приносили на передовую из тыла. Приносят на взвод, а многих уже нет, так что еда была в избытке, как и выпивка. Выдавали в день по 100 грамм водки в пузырьках Я вообще не пил. Но однажды решил помянуть погибших товарищей и выпил. Стало плохо, отключился, в это время поступила команда наступать. Солдаты положили меня на носилки и понесли в наступление. Через время я пришёл в себя и занял своё место в строю.
      Зима была холодной. Офицерам выдали тулупы, а рядовой состав был в шинелях. Солдатам приходилось трудно. Спали прямо в снегу, вырыв в нём ямку, так было теплее. Никаких одеял не было. В наступлении разгорячишься, пропотеешь, устанешь. Взяли рубеж, остановились, бойцы падают на снег от усталости, а когда поступает команда подъём встают, уже в заледеневшем нижнем белье, которое хрустит когда начинаешь двигаться. Часто встают не все - замёрзли. Особенно часто погибали от холода жители южных республик, не привычные к морозам.
       Таким образом, наступая и неся потери, стреляя в невидимого противника, мы подошли к Выборгу и закрепились на очередном рубеже. "Закрепились" - не то слово. Просто расположились в снегу. Как обычно по нам начали работать снайпера и тогда командир батальона приказал моему взводу разведки отогнать их.
+++++++++
         Поползли по снегу в сторону выстрелов через большую поляну. Пока проползли 200 метров, из взвода осталось 3 человека: я, мой ординарец и крупный, сильный, светловолосый солдат. Остальные остались сзади, в снегу, раненные и убитые.
      Мы доползли до стога сена и спрятались за ним. Перевели дух, солдат выглянул из - за стога. В этот момент пуля пробила ему каску и голову, кровь залила лицо. Но он был ещё жив.
      Принял решение отходить. Вместе с ординарцем взвалили раненого и поволокли. Спустя короткое время очередная пуля добила раненого, а следующая попала мне в ногу, но до своих я дополз. Командир следующего взвода, посланного выбивать снайперов, сам в атаку не пошёл, остался сзади атакующих бойцов за камнем. Пуля убила его в лоб.
        Так за 6 дней до окончания войны я попал в госпиталь. Вылечившись, вернулся в свою часть, которая к тому времени вернулась под Одессу." - из воспоминаний лейтенанта 90 полка 95 стрелковой дивизии А.Пуляева.


finsklrv 1


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments