oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Отдельный разведбат. Няу Вара. Карелия. 1941 год.

    "Через несколько минут вновь заговорили 82 миллиметровые минометы. Над позициями финнов взметнулись взрывы. В воздух полетели комья земли, бревна, доски. Минометчики подавили пулеметы противника, и разведчики короткими перебежками, прикрывая друг друга огнем, снова устремились вперед. - Заходи быстрее справа в тыл! - передал Полтавец по рации приказ командиру первой роты Бондаренко. В это время вторая рота обошла вражеские окопы слева.
        Финны оказались в окружении. Не многие из них смогли выбраться из огненного кольца. Несмотря на упорное сопротивление, они были разбиты, и дорога, питавшая наши передовые части вооружением, вновь стала свободной для беспрепятственного проезда.

      Сорок пять вражеских солдат, четыре офицера сдались в плен. Разведчиками было захвачено шесть минометов, большое количество автоматов и винтовок. За эту операцию старший лейтенант Даниил Полтавец был награжден орденом Красного Знамени и, получив звание капитана, вскоре был назначен командиром 34 го отдельного разведывательного батальона.


+++++++++++++++
       В шесть часов утра одиннадцатого сентября батальон возвратился на свой берег. Он доставил пленных, трофейное оружие, боеприпасы. Но и у наших были потери. Под высокими соснами на берегу озера Среднее Куйтто разведчики вырыли братскую могилу, в которой похоронили одиннадцать своих боевых товарищей. А двадцать девять раненых были отправлены в госпиталь.
       В октябре 1941 года на лоухско кестеньгское направление Карельского фронта была переброшена немецкая дивизия СС "Норд". Части этой дивизии, поддерживаемые авиацией, танками и артиллерией, предприняли новое наступление, чтобы как можно быстрее овладеть станцией Лоухи и перерезать Кировскую железную дорогу. Но яростные атаки частей противника были отбиты. А наступившая вскоре зима приковала фашистские войска к окопам и землянкам.
        Но активные действия вражеской разведки и с приходом зимы не прекращались. Особенно часто стали проникать разведгруппы немцев и финнов в полосу обороны 328 го стрелкового полка. Наше командование решило эффективнее противодействовать вражеской разведке. Штаб полка разработал специальный план. Началась срочная подготовка отдельных разведывательных групп, взводов.
++++++++++++++++
           Только что вернувшись из 150 километрового рейда по тылам врага в Заполярье, разведчики расположились на отдых. И отдыхали бы они день другой… Но внезапно обстановка на фронте изменилась. И командование послало 290 й полк на другое направление - на кестеньгское, где с 7 ноября шли ожесточенные бои с немцами.
            Утром 14 ноября 1941 года разведчики погрузились в автомашины, и колонна тронулась по Мишуковскому шоссе. Северный ветер хлестал в обветренные лица бойцов. Дорогу занесло сугробами. Приходилось часто спрыгивать и подталкивать машины.
         Вечером переправились через залив. А спустя четверть часа подали эшелон. Прощай, Мурманск! С одобрением осматривали теплушки, кто то уже разжигал буржуйку, открывал консервы, хлопотал о кипятке. В вагонах возникла обычная в таких случаях атмосфера оживления.
         Красноармейцы понимали, что какое то время они будут в тепле, где можно не думать о языках, засадах, смертях… Всю ночь поезд шел, почти не останавливаясь. На следующий день утром, на станции Лоухи, эшелон перевели на кестеньгскую ветку, и он двинулся на запад. На 34 м километре остановился. Здесь полк ждали прибывшие раньше офицеры штаба дивизии.
++++++++++++++++
            Меня вызвали к командиру полка Степану Кузьмичу Шушко, который объяснил обстановку. Потом сказал: - Вступайте опять в должность командира батальона. - Взял карту, тяжело опустился на грубо сколоченный табурет и склонился над картой, показывая карандашом высоту Няу Ваара и озеро Черное. - На этой высоте ведет неравный бой 72 й погранотряд под командованием майора П. Гольцова и комиссара А. Савельева. Пограничники окружены. Есть раненые, на исходе боеприпасы, продовольствие. В ближайшие сутки не поможем - им гибель.
           Шушко встал и добавил: - Высоту необходимо удержать. Во что бы то ни стало! Она господствует над местностью. И она нам нужна. У вас, Шапкин, есть опыт. Опередите фашистов, атакуйте их внезапно. Для усиления вам придается пулеметная рота, одна минометная и часть медицинского персонала. Задача вашего батальона - прорваться к пограничникам и вместе с ними удерживать высоту, пока полк не начнет контрнаступление.
            Долго изучать обстановку и готовиться к трудному походу мне не пришлось - дорог был каждый час. Провел совещание с комиссаром батальона политруком В. Ф. Сарычевым, начальником штаба батальона старшим лейтенантом М. Прохоровым, командирами рот Лаптевым, Азиевым, Горновым. Разъяснил им боевую задачу. Вечером, как только стемнело, на лыжах походным порядком двинулись к неизвестной высоте. Шли долго. Привалов не устраивали. Старались чтоб даже лыжи не скрипели по снегу.
           После десяти километров пути разведчики Воробьев, Кукушкин и Сорокин обнаружили за болотом три поста противника. Батальон остановился, окопался в снегу. После некоторого колебания я принял решение атаковать немцев следующей ночью. Приказал костров не разводить. Любая оплошность могла выдать нас, и тогда сорвалась бы ночная атака.
Через некоторое время, пригнувшись, ко мне подошли в белых халатах разведчики Воробьев и Сорокин.
- Обнаружили семь шалашей, - доложили они. - Изредка из них выходят по два три фрица. - Видны ли там траншеи? - спросил я. - Да, траншеи есть. Я задал еще несколько вопросов. Затем, посоветовавшись с комиссаром и начальником штаба, решил атаку начать в 3 часа 30 минут. Фашисты будут крепко спать.
            А пока батальон ждал, закопавшись в снег… Со стороны Кестеньги в два часа дня прилетели три юнкерса. Они шли прямо на высоту Няу Ваара - бомбить позиции окруженных пограничников.
          Самолеты прошли над нами, затем развернулись и один за другим стали сбрасывать бомбы на пограничников. Потом улетели. Время шло томительно медленно, мороз не спадал, потянул холодный ветер. Изредка раздавалось потрескивание деревьев. Ни пограничники, ни немцы, окружившие высоту, не стреляли. С тех и других позиций, как только стемнело, периодически стали взлетать ракеты, освещая все вокруг… Подползли связные от командиров рот, доложили: "Роты к атаке готовы!"
        Я посмотрел на часы - было 3 часа 25 минут. И подал команду: "Вперед!" Сразу же по цепи пошло: "Атака!" – и зашевелились белые фигуры бойцов на снегу. Разведчики встали, держа наготове оружие. И вот белая волна покатилась без шума на врага. Командиры отделений тихо подавали команды. Настал час расплаты.
           Перед самыми траншеями раздалось: "Ура! Бей гадов!" Разведчики врывались в шалаши, забрасывали фашистов гранатами. Бойцы пулеметной роты П. Ф. Горнова захватили командный и медицинский пункты врага.
           Ударили по фашистам и пулеметы с высоты Няу Ваара. Пограничники, поняв, что пришла помощь, тоже вступили в бой. Атака прошла молниеносно. Противник был разгромлен, и мало кому удалось бежать.
           Батальон занял оборону. Утром роты закрепились на прорванном участке, зная, что фашисты предпримут контратаку, чтобы восстановить положение. Немедля я послал разведгруппу во главе со старшиной А. Воробьевым, чтобы установить связь с погранотрядом и сообщить, что прорыв осуществлен, можно эвакуировать раненых, больных.
             В 8 часов прибыл капитан Балашов из 72 го погранотряда. Он радостно пожал мне руку, благодаря за оказанную помощь. К этому времени пограничникам на высоту Няу Ваара уже было отправлено продовольствие, медикаменты, боеприпасы. Балашов рассказал о боях за высоту. Мы и сами видели десятки вражеских трупов, лежавших перед обороной пограничников. Было видно, что схватки шли жестокие. Пограничники сделали все, чтобы удержать высоту." - из воспоминаний командира 34-го ОРБ 14-й армии капитана Н.Шапкина.


2008121202

[+7 фото]

20081212040_a57e6_3a53f7ec_XL0_9edd8_923de59_XL0_9ede6_4a6a181e_XL0_9f780_b88c93f1_XL0_a523c_3c0b143a_L0_9f6a1_62d9424d_L



<br><br><br>
Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments