oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Сибирская банда. 1921 год.

Доклад секретаря Верхоленского уездного комитета РКП(б) Д.Ф. Зинковского в Иркутский губком партии

г. Верхоленск
20 января 1921 г.

1. Банда, ее возникновение и состав.

      Основоположником и главарем белобанды является житель с. Куртухая Верхоленского уезда Адриан Григорьевич Черепанов.
      Кадр. Таким образом кадр шайки составился из бывших офицеров-карателей, закоренелых контрреволюционеров и разной сволочи, бежавшей из тюрем и боявшейся расправы советского правосудия.
       Дезертиры. Далее банда пополнялась дезертирами, которые не явились на мобилизацию, происходившую с 18 по 26 октября. Ясно, что главным образом дезертирами являлись кулацкие сынки, вслед за которыми в банду пошли и некоторые кулаки, недовольные разверсткой.


     Буряты. Особенно больно ударила разверстка по кулакам-бурятам, которым нужно было в значительной степени поделиться своим богатством; буряты-кулаки потекли в ряды белобанды, а за ними поплелись робкие, забитые, темные буряты-бедняки и середняки, всецело находящиеся под влиянием своих кулаков.
       Мобилизации. Правда, случаи добровольного вступления в банду бедняков и середняков очень незначительны, главным же образом банда пополнялась насильственными мобилизациями.
     Большедворский. Самый последний момент выдвинул еще одного деятеля от контрреволюции - Большедворского Николая Прокопьевича, бывшего комиссаром Временного правительства в Верхоленске и председателем белого исполкома в 1918 г. К концу октября банда возросла до 70–80 чел. и к концу ноября до 200 беляков.
       База. По даннным, располагаемым нами, база шайки находилась в окрестностях улуса Талай, что в 18 верстах от г. Верхоленска и приблизительно в таком же расстоянии от Качуга, юго-западнее Верхоленска, в направлении Куленгского тракта.
    Источники питания. Главным источником питания банды являлись бурятские улусы и с. Куртухай - родина местной контрреволюции.

2. Первые активные действия банды.

       После того, как банда усилилась, пополнившись бежавшими из тюрем и этапов белогвардейцами разных сортов и оттенков, от офицеров до попов включительно, она приступила к планомерной контрреволюционной деятельности. Начало планомерной работы относится к концу июля и началу августа, непланомерная же работа велась безусловно и ранее, едва ли не с первых дней свержения колчаковщины.
     Хотя следствие еще не выяснило полный план организации этих темных отбросов трудового общества, уже теперь с определенностью можно сказать, что первым шагом банды было устройство кулацких подпольных, постоянно действующих организаций, которые в период мирной жизни вели контрреволюционную, главным образом провокационную работу, вводя крестьян в заблуждение об истинном положении советов России и Сибири, внося в сознание крестьян мысль о недолговечности и непрочности советвласти, о походе японцев, о легендарном "буфере", играя на слабых струнках собственничества крестьян, подбивая их на срыв, на сопротивление разверсткам, прятание, утаивание хлеба и посевной площади и проч. и пр.
     Эти организации вместе с тем являлись связующим звеном белогвардейщины, поставщиком продуктов и оружия банде, а также они занимались тайной мобилизацией сторонников своих и сбиванием с толку несознательных солдат, подбивая их к дезертирству в тайгу, где их снабжали провизией и указывали тропку к затерявшейся в тайге банде.
     Пойманные дезертиры в большинстве своем показывали, что скрывались, бежали или не являлись на мобилизацию они благодаря тому, что какой-нибудь благообразный "дядя"-кулачок уверил их, что скоро будет переворот, установится до Челябинска (по другим заявлениям - до Красноярска) власть "буфера", не будет войны, а, следовательно, и мобилизации. Как бы там ни было, простодушные простачки поддавались на белогвардейскую удочку, и банда усиливалась стекающимися дезертирами.
Пополнившись, банда, учитывая недовольство крестьян разверсткой, решила выступить активно...
++++++++++++++
События в Анге и Залоге.
       На почве недовольства разверсткой 16, 17 и 18 октября в Ангинской волости начались волнения, вылившиеся в весьма бурные формы. Вопреки запрещению обсуждать на сходах разверстку, крестьяне устроили тайное заседание, на котором преобладали антисоветские настроения.
     В Залоге крестьяне пошли скопом отбивать арестованных в связи с разверсткой. Милиция бежала, арестованные были освобождены; в Анге точь в точь повторилась такая история. Но бурно вспыхнувшие беспорядки скоро стихли. Была избрана комиссия для переразверстки, в которую вошли сплошь кулаки, да еще кулаки близорукие, которые тяжесть разверстки переложили на середняков и бедняков, благодаря чему у бедняков и середняков спала повязка с глаз и произошло расслоение, комиссию переизбрали, и кулаки потеряли свой авторитет, волнения в волости улеглись.

Нападение на Харбатово.
      После первых удачных "дел" банды, получив, вероятно с мест, известие от своих единомышленников, что они готовы, а разверстка, т.е. недовольство крестьян ею, докончит дело, сделали открытое нападение. Они выступили из своей штаб-квартиры в Талае и двинулись по тропам в направлении Талай - Харбатово - Литвиново - Алан - Цыкурин; цель их была ясна. Они пытались попасть в кулацкую Ангинскую и часть Бирюльской вол., где происходили волнения. Они надеялись, что волнения выльются в форму вооруженного восстания.

Белый террор.
       Первым актом распоясавшейся контрреволюции была поимка двух коммунистов. Банда, проходя мимо Харбатовой, выслала свою разведку, которая захватила зампредхошревкома Ленского хошуна Сотникова и продагента Рожкова, находившихся в Хойбинском улусе. Это было 29 октября. Судьба товарищей неизвестна, но сомневаться в том, что они замучены белогвардейцами, нет никаких оснований.
     Банда появилась в количестве 55 человек, большинство конные, первым их шагом были попытки произвести мобилизацию в Литвиновой и Алое. Следствие выяснило, что в Литвиновой была кулацкая организация, которая с приходом банды перешла во главе с Непомнящим Александром на сторону банды и призвали к тому население. Призыв был основан на том, что повсеместно, мол, идет восстание против советвласти, организуются крестьянские армии, которые должны покончить с ненавистными большевиками и разверсткой.
     Крестьяне согласились с этим, но... почесывали затылок, боясь могущих быть последствий. Они еще не были уверены в том, что белые возьмут верх и дипломатично выжидали: кто победит, чтобы примкнуть к сильной стороне.
     Учитывая такое настроение крестьян, белогвардейцы стали распространять преувеличенные слухи о своей силе, уверяя, что их 200 человек, имеют обоз, санитарные повозки, сестер и пр. Продлись такое положение дольше, крестьянство, увидев слабость советвласти, стало бы клониться в сторону белых, но посылка отряда из Верхоленска разрушила планы белых и удержала крестьян от подпадения под влияние их.

Красный Алан.
        С Литвиновой, пополнившись 6 человеками добровольцев и 10 мобилизованными, банда, послав агитатора по окрестным деревням вплоть до с. Манзурка, стала продвигаться по направлению к селам Залога и Анги. Прибыв в Алан, Непомнящий и Федор Петрович Литвинов - агитаторы белых, призвали население присоединиться к крестьянской армии. Население Алана во главе с комячейкой (8 человек) отнеслись к речам белых отрицательно и хотели арестовать их - они бежали. Зато с приходом банды аланцы, боясь мести, тоже должны были покинуть жилища и скрываться в лесу.

Первая экспедиция.
       С Алана банда двинулась на Цыкуры 1 ноября, но, понащупав, что ее преследует отряд, высланный из Верхоленска в количестве 50 человек во главе с увоенкомом Быргазовым, предуревкома Михайловым и райпродкомиссаром Берденниковым, свернула, не доходя Цыкуры две версты, и пошла в направлении Исеть - Косогол и потом тропами ушла в свою резиденцию Талай.
     Прибывшие наши части противника не нашли. Скоро в Литвиново возвратились мобилизованные крестьяне, которые бежали от бандитов. Они были арестованы и потом, по снятии допроса, освобождены. Добровольцы-кулаки из отряда не вернулись. Население было сильно запугано. Дальше Верхоленска их мысленный взор, затуманенный прошлой темной ложью банды, проникнуть не мог.

Результаты набега.
     Результатом набега белых было убийство двух коммунистов. Попав в руки белых, сотрудник Манзурского волвоенкомата Григорий Огнев и милиционер Литвинов Аким отделались счастливо, сбежав от бандитов при их отступлении. Морально банда своей неудачей потеряла очень многое. Зато, узнав о движении белых из Хогота, убежало к ним 20 унтер-офицеров, которые, будучи мобилизованы, направлялись в город Иркутск.
++++++++++++++++++++
3. Бой с бандой под Талаем. Нападение на Верхоленск.

Меры борьбы с бандой. Утройка.
      Для борьбы с бандой была, с согласия губтройки, организована "утройка" в составе Розе, Быргазова и Кравчика.
Ресурсы были очень слабы: немногочисленный гарнизон, не превышавший 150 человек, плохо вооруженных гладкими Ватерли и к тому же почти наполовину испорченными, плохо одет и совсем не обучен. Коммунисты, только что закончившие всевобуч, также не представляли из себя никакой силы и были совершенно не вооружены. Утройка стала напряженно работать с 29 октября, люди не спали, члены ее стали знакомиться с картой, брать на учет силы свои и противника, и какие хорошие стратеги из них потом вышли, покажет доблестная оборона Верхоленска.

Хитрый план.
      Банда, имевшая массу офицеров, после Харбатовской неудачи решила брать советвласть не с хвоста, а с головы и разработала план захвата Верхоленска.
      В осуществление плана банда, вернувшись из "похода" в Талай, стала открыто жить, вызывая из Верхоленска силы. Это так и случилось: узнав, что банда в Талае, утройка на своем заседании от 6 ноября постановила послать туда отряд из 25 человек под начальством товарища Г.1 во главе с политкомом т. Штеллером, которым под страхом расстрела вменялось в обязанность в двухнедельный срок ликвидировать банду.
     10 ноября 25 человек кавалеристов во главе с т.т. Улькиным, Мишариным и Лазаревым отправились на Талай. Приехав в Талай, отряд окружил его и произвел обыск. Во время оцепления наши милиционеры (отряд состоял наполовину из милиционеров и красноармейцев) в числе 6 человек наткнулись на опушке леса на 6 белых. Талай был взят красными, взяты три лошади, полушубки, гранаты. Обыскав окрестность и не найдя противника, отряд стал возвращаться. Отъехав от Талая по направлению Хутергана несколько верст, товарищи услышали из опушки леса команду:"Рота, пли!" - вслед за которой раздался залп, второй, и отряд попал под самый огонь....
     Слава павшим. Результатом несчастного боя была гибель 4-х товарищей коммунистов: Г.Я. Штеллера, Мишарина, Пуляевского, Лазарева. (Труп Лазарева был после найден, и его похоронили 2 декабря на братском кладбище в Верхоленске рядом с 14 убитыми в 1918 году.)
++++++++++++++++
         Ночь с 14 на 15 ноября. Будучи уверена, что банда попытается взять Верхоленск, утройка приняла меры к охране города. Были поставлены под ружье все имеющиеся в ее распоряжении силы карроты, милиции, политбюро и контрольного пункта, - все это вместе взятое еле-еле дало 60 штыков. Поверка постов дала самые печальные результаты: часовые в большинстве спали в избах, а находившиеся на посту не окликали, не останавливали и в общем не представляли из себя никакой ни охранной, ни боевой силы....

     Еще не окончился допрос крестьянина, как в помещение утройкиштаба прибежал кто-то и крикнул: "Выходите, товарищи, белые наступают, на краю города стрельба!"
       Оказалось, что часть банды, узнав каким-то способом наш пропуск, проникла в город с юго-западной стороны. Второй караул оказался более проницательным и, узнав банду, оказал ей сопротивление. Поднялась стрельба, и банда, не ожидая такого приема, скатилась на реку.
     К этому времени подошла из Козловой другая часть банды вместе с Черепановым, которая должна была повести наступление с другой стороны города. Сбитая на реку первая часть банды присоединилась ко второй, и они повели совместно наступление с реки на город против церкви (также против карроты, отдела снабжения, ревкома, потребительской лавки - эти учреждения сконцентрированы вместе). Место наступления было очень удачно, банда хотела напасть на казарму и разоружить красноармейцев. Удайся ей этот план, город был бы в руках белых.
     Но меры были приняты, и банда получила отпор. Как уже было сказано выше, красноармейцы и вообще все, имевшие оружие, были на ногах, т.е. несли охранную службу. После первых выстрелов патрули и посты снялись и сосредоточились в районе штаба (уревкома) по заранее условленному плану. Сюда же был направлен удар банды, и поэтому он пришелся по наиболее крепкому месту. В первый момент наступления создалось не весьма хорошее положение: красноармейцы-молодяки, ни разу не бывшие в стычках, струсили и стали прятаться по дворам, несколько человек забрались даже в погреб, но энергичными действиями коммунистов струсившие были извлечены и влиты в цепь.

     Банда в количестве 120 чел. повела наступление по германскому способу - "свиньей", т.е. густой колонной с криками "Ура!" и "Не стреляйте, свои!" Красные стреляли из своих дрянных Ватерли и Гра, причем многие стреляли даже не целясь, а иные, спрятав голову за забор. Этим только и можно объяснить, что банда не была перестреляна.
     Нельзя пройти молчанием следующий факт. В тот момент, когда выяснилось, что банда повела наступление с реки, была дана команда: "Пулеметы сюда!" - на что пулеметчик громовым голосом, несомненно долетевшим до противника, кричал: "Пулеметы испорчены!" И лишь только револьвер коммуниста заставил замолчать этого дурака или предателя.
      После выяснилось, что один пулемет выпустил одну обойму (25 шт.), а другой - всего один патрон, и больше не работали. Однако пулеметы оказались неиспорченными, и несколько минут работы устранили задержку.
Банда, ожидавшая застать город врасплох и взять его на "ура", увидев сопротивление, дрогнула. Начало светать; банда повернула к городу затылком и бросилась улепетывать. Наша цепь перешла реку и преследовала их, но густой кустарник и предрассветные сумерки скрыли врага.
      В это время со стороны Козловой появилась кавалькада белых всадников человек в 15, но, разглядев нашу наступающую цепь, а может быть, увидев со своего места бегство банды, повернула лошадей и быстро скрылась вниз по Лене. Атака была отбита. Сшибка с белыми длилась полтора часа. С нашей стороны один был ранен. Со стороны противника, по непроверенным слухам, переданным перебежчиками, было раненых до десятка, но ни трупов, ни крови на льду обнаружено не было.
     После первой атаки с минуты на минуту стали ждать вторую, с той или с другой стороны города. Несколько человек более активных беляков были переведены в состояние небытия, и еще тщательнее велась охрана города.
      За все время борьбы с бандой ни у кого не проявлялось признаков болезни, сильно распространенной в 1918 г., болезни массового психоза - "эвакуация".
+++++++++++++++
       Все ночи проводили в настороженном состоянии, ожидая нападения. Все вооруженные товарищи несли бессменную караульную службу. Днем велись непрерывные заседания утройки и штаба, к этому времени сорганизовавшейся. В штаб были приглашены сплошь бывшие белые офицеры, им первые дни не доверяли даже винтовки. Потом изменили отношение и назначили на самые ответственные должности - штабные и строевые.
   И, к удивлению всех, они очень энергично и хорошо работали, проводя вместе с нами целые недели, не раздеваясь, без сна и т.п.
     Подкрепление не подходило, а противник становился все нахальнее, захватив волость, непосредственно соприкасавшуюся с городом.

4. Захват белыми Куленгской волости. Бегство их.

       В ночь с 17 на 18 ноября на Житово сделала нападение белобанда, состоявшая из местных кулаков, во главе с Большедворским Н.П., а также бурят из Талая и Зулмана. При захвате волости белыми был убит предволисполкома т. Житов и захвачены в плен 6 товарищей-коммунистов, в том числе предуездбюро комсомола т. Житов.
       Все население волости - от молодых до стариков включительно - пристало к банде, и ее власть в волости, казалось, упрочилась основательно. Банда выставила посты и стала укрепляться, разрушила мост и т.д.
Передают, что некоторые крестьяне становились на колени перед Большедворским, называли его спасителем и благодарили за срыв разверстки.
     Как ни печален тот факт, что и беднота Куленгской волости примкнула к банде, его все-таки приходится фиксировать.
Перед вечером 19 ноября из Верхоленска двинулся отряд в 50 человек (из них 30 прибывших из Качугского продотряда), который повел наступление при поддержке пулемета.
     Посылка этой экспедиции, несмотря на недостаток сил и оголение Верхоленска, была предпринята тройкой ввиду того, что занятие противником целой волости, да еще находящейся под носом у города, создавало для белых большое моральное подкрепление и как бы подчеркивало, что вот, мол, заняли волость, и советвласть ничего не может сделать.
     Посланный отряд выполнил поручение: банда, не ожидавшая от нас такой прыти, услыхав залпы и пулемет, так быстро бежала, что даже не успела покончить с 6-ю пленными коммунистами, которые были освобождены нашими.
     Этот драгоценный трофей был для нас безусловно дороже, чем захваченные "кремневки", провизия и проч.
Банд, оказывается, две. После выяснения оказалось, что банда, занявшая Куленгскую волость, является организовавшейся особо, а не частью Черепанова, как это сначала мы полагали.
     С точностью было установлено, что в куленгской авантюре ни сам Черепанов, ни его банда участия не принимали, лишь "белый штаб" послал банде Большедворского военного руководителя штабс-капитана Языкова (он же Осипов).

     Банду Черепанова нащупать так и не удалось, хотя имеются сведения, что база его находится в болотах "Бирюкюль".
23 ноября из Иркутска прибыло подкрепление, и, не отдыхая, в ту же ночь кавалерийский отряд был брошен на Куленгский отряд повстанцев.
     24 ноября отряд прибыл в Магдан и повел глубокую разведку. Разведка банду нигде не обнаружила, и лишь был пойман один цыган Липаев, который категорически отказался от какого бы то ни было участия и соприкосновения с бандой.
     Не обнаружив противника, отряд стал возвращаться. По прибытии в Житово цыган был уличен как участник банды и, поставленный к стене, сознался во всем и обещал указать месторасположение банды.
       Под его указанием отряд, под видом белых, прибыл в небольшой улус в стороне от Магдана и был принят бурятами весьма радушно: им целовали руки, кормили саломатом, сметаной, маслом и, накормив, дали проводника, который должен был отвести отряд к банде.
     По дороге проводник, разгадав, что ведет не белых, а красных, стал путать следы, почему пришлось отказаться от его помощи и самим искать банду. В глубокой тайге отряд нашел костры и свежий лошадиный кал, но дальше преследовать не имел сил: лошади и люди были до смерти измучены и заночевали на зимовке. За это время банды углубились в лес; и, не имея возможности, не зная местности, не желая блуждать в тайге, отряд стал возвращаться. Он разделился на две части, и одна из частей натолкнулась в одной заимке на "белых" - житовских крестьян-бедняков, которые откололись от банды и, будучи деморализованы и боясь вернуться домой, сидели на заимке, отдавшись на волю рока.
       У них отобрали двадцать кремневок, одну винтовку, 3 берданы, также около полусотни лошадей. Бедняки в количестве 20 человек были отпущены на поруки житовской комячейке, а 6 человек доставлены в Верхоленск.
++++++++++++++
Положение к концу ноября и началу декабря. В конце ноября и в начале декабря белогвардейское движение рисуется в следующем виде.

     Банда Большедворского скитается в тайге, отброшенная от Верхоленска больше чем на 220 верст. Есть сведения, что часть банды пытается через хребет попасть на р. Илгу.
       В районе Тимошинской волости появились банды дезертиров и кулаков численностью до 50 человек под предводительством кулака Шипицына. Теснимая жигаловской милицией и частью нашего отряда, банда отступает, пытаясь соединиться на Илге с Большедворским.
     Наиболее организованная, вооруженная и имеющая хороший офицерский кадр банда Черепанова исчезла и усилия ее обнаружить остались тщетными.
      Недавно были получены сведения о присутствии братьев Сухановых и бурят численностью до 10 человек в Талае. Как Сухановы, так и буряты, по установленным фактическим данным, являются составной частью банды и присутствие их в таком небольшом количестве дают веру заявлению одного перебежчика о том, что Черепанов послал бурята с донесением в Иркутск о том, что попытка его взять Верхоленск не увенчалась успехом и что крестьяне к нему не присоединились.
    До получения указаний из Иркутска Черепанов, опасаясь, чтобы советские войска не обнаружили его и не разбили, решил распустить временно банду с целью лучшей конспирации, а также вербовки добровольцев.

5. Заключение.

....Главное внимание однако следует обратить на военные операции и на политическую работу. Необходима присылка 20 инструкторов-агитаторов в уезд, а также несколько человек бурят-коммунистов.
      Лозунги. Банда идет под флагом свержения советвласти, не высказываясь определенно, какую власть они установят после свержения существующей. Они стыдливо прячутся за занавеску "буфера".
    Пленные крестьяне на вопрос, чего они добиваются, отвечали, что хотят "установить власть буфера". Тогда не будет разверстки, а будет свободная торговля, не будет пайка, а жри сколько хочешь - вот политическая платформа повстанцев.
      На вопрос, почему же крестьяне именуют себя белыми, пленный отвечал, что они пока не придумали, как себя можно было бы иначе назвать.
    Как ни сумбурны эти лозунги, они могут привлечь крестьянство, которое в силу своего экономического положения не может не быть во враждебном отношении к экономической политике РКП и советвласти, и, создайся неустойчивое положение, банда может вырасти до громадных размеров и играть решающую роль.
      Борьба с ней не может ограничиться лишь военными действиями. Нужны другие меры, и центр должен подумать о них.
Первая часть закончена, если банда рассыпется и организации ее будут разгромлены, тогда сам собой отпадет вопрос о нужности второй части.
      Заметки эти не систематизированы, составлялись и писались они в боевой обстановке, в нервно-напряженном, как следствие бессонницы и плохого питания, состоянии и безусловно страдают большими недостатками.

Секретарь Верхоленского укома Д. Зинковский.


x_bf289a8bbekoulak_band

[+38 фото]

236499145e4a2493efb85830393_large_9ebed5c8ec495b82e593c718c043d1d84a9926c23ee46d02ef31dcfd0index11index12index14index115index999index155index 177indexindex.jpeg1index.jpeg8index.jpeg9index.jpeg5index.jpeg3index.jpeg7index134index777index.jpeg4index888index22830752aaa34181d14f0807759a27392700219ae5c1601f8160092c4510aebca23b561054340ba77b25a5b9e3c33e8e0622a



Tags: гражданская
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 111 comments

Recent Posts from This Journal