oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Карибские негры и итальянские уголовники в походе на Москву. :) 1812 год.

      Сразу же после подчинения Неаполитанского королевства Франции Жозеф Бонапарт приступил к созданию неаполитанской армии. Однако, так как среди неаполитанцев было слишком мало людей, готовых рисковать своей головой ради чуждых им интересов, король Жозеф нашел неординарный способ увеличить численность своих войск: он объявил амнистию всем заключенным тюрем, которые согласятся вступить в армию Неаполитанского королевства.
      А заключенных в тюрьмах Калабрии было огромное количество: это королевство традиционно было наводнено многочисленными шайками разбойников, которым зачастую покровительствовала местная знать, имевшая долю с грабежей, и потому борьба с бандитизмом шла с переменным успехом десятилетиями, ничуть не уменьшая численность разбойников, несмотря на переполненные пойманными бандитами тюрьмы.


     Естественно, что сидевшие за решеткой неаполитанские "отморозки" вдруг все захотели вступить в войска, и численность Неаполитанской армии резко возросла ,правда, говорить о какой-либо дисциплине и боевых качествах полков, почти сплошь состоявших из уголовников, не приходилось. Тем не менее, эта новая "криминальная армия" сумела несколько снизить уровень бандитизма в Калабрии: вчерашние бандиты в погонах хорошо знали все укромные места, где могли скрываться шайки грабителей, и благодаря превосходству в численности и хорошему вооружению быстро отлавливали конкурентов, отправляя их в тюрьму. А затем выловленные бандиты толпами записывались в армию Неаполя, вновь оказываясь на свободе, да еще и с оружием в руках…
+++++++++++++
      Когда на неаполитанский престол вступил Мюрат, он решил покончить с допущенным Жозефом безобразием. Мюрат прекратил давать свободу уголовникам в обмен на службу в армии, и ввел обязательный массовый призыв в войска молодежи, рассчитывая изгнать из армии криминальные элементы после того, как войска пополнятся нормальными рекрутами.
     Однако это, в общем-то, разумное решение привело к неожиданным последствиям. В Неаполитанском королевстве фактически полностью отсутствовала традиция воинской службы (армия изгнанного Фердинанда состояла в основном из наемников), и подавляющее большинство неаполитанцев просто не желали становиться под ружье.
     В результате началось повальное бегство рекрутов в горы, где они пополняли ряды бандитов, вновь наводнивших Калабрию. А те немногие, кто не сумел уклониться от призыва, в частях попадали под прессинг уголовников в погонах, быстро осваивая "феню" и "понятия" криминального мира, более распространенные в армии Неаполя, чем команды и уставы…
    А между тем Наполеон требовал от Мюрата пополнения Великой армии неаполитанскими частями. И отчаявшийся король-маршал был вынужден вновь объявить амнистию заключенным, желающим поступить на службу в войска. Одновременно Мюрат пытался пополнить ряды своей армии за счет вербовки военнослужащих из французских оккупационных войск; в частности, 7-й Африканский линейный полк был сформирован из солдат бывшего французского полка Черных пионеров, полностью состоявшего из гаитянских военнопленных.
     Что касается офицерского состава армии Неаполитанского королевства, то и он отличался очень низким уровнем профессионализма. Офицерский корпус Неаполя формировался из представителей местной знати и средних классов, поддерживавших либеральное правительство. Все эти люди имели невысокий уровень подготовки (если вообще его имели), и мало кто из них был способен справиться с почти неуправляемой стихией солдат-уголовников.
+++++++++++++++
        Боевое крещение армия Неаполитанского королевства получила в 1808 году в Испании, куда Мюрат направил на помощь французским войскам 1-й и 2-й полки линейной пехоты, полк легкой пехоты и 2-й полк конных егерей. Этот боевой дебют привел Наполеона в ужас: едва достигнув Испании, оба линейных пехотных полка фактически перестали существовать - в частях началось повальное дезертирство, причем бежали солдаты не поодиночке, а крупными группами, тут же образуя из них разбойничьи шайки, грабившие всех подряд - и испанцев, и французов.
     Дошло до того, что в одном из полков командир даже приказал отобрать у солдат ружья: уж если люди сбегут, так хоть оружие останется! В результате в 1811 году жалкие остатки неаполитанских линейных полков были отправлены назад, на родину, а оставшиеся в Испании легкие пехотинцы и конные егеря Неаполя окружены французскими частями и взяты под строгий контроль. Одновременно Наполеон отдал приказ: не направлять больше в Испанию неаполитанских частей, во избежание массового дезертирства…
+++++++++++++++
        1812 году в связи с мобилизацией всех сил для похода в Россию, Наполеон потребовал от Мюрата прислать в помощь Великой армии и неаполитанские войска. Мюрат выделил для похода в Россию 33-ю пехотную дивизию: 5-й, 6-й и 7-й линейные пехотные полки, 2 батальона гвардейских велитов и двухротный Морской экипаж; кавалерию дивизии представляли Неаполитанская Почетная гвардия и Неаполитанские конные велиты, которых поддерживала одна рота конной артиллерии.
      Однако Наполеон, не доверявший неаполитанцам, не выдвинул эти части в первую линию,и даже когда корпус Ожеро двинулся на помощь французским войскам, неаполитанцы по-прежнему оставались позади - им доверяли только службу по охране коммуникационных линий и борьбу с многочисленными партизанами…
      Разгром Великой армии и бегство из России поставили перед Наполеоном проблему создания новой армии; теперь ему были крайне нужны даже ненадежные неаполитанские войска. Однако в это время Мюрат фактически предал императора, уехав вместе с неаполитанской гвардейской кавалерией в свое королевство.
     Таким образом, в распоряжении французов остались только те неаполитанские войска, что были выделены для участия в походе на Россию, а так же два полка, отозванные из Испании. Но эти горе-войска были посажены в крепости Дрезден и Данцинг, где им было затруднительно дезертировать, так как эти крепости находились в осаде.
     На этом и закончилось участие в войне частей неаполитанской армии, которые не принесли Наполеону почти никакой пользы. Французы в своих мемуарах часто отзываются о неаполитанцах, как о патологических трусах. Однако,скорее всего неаполитанцы были закоренелыми реалистами, не искавшими воинской славы и не желавшими терять жизнь во славу императора…
+++++++++++++++++
      Вместе с французами и поляками с Гаити во Францию прибыли несколько генералов, личных врагов императора Жака, и сотни черных солдат. Уже в 1803 году из них был во Франции сформирован батальон Черных пионеров, около тысячи штыков.
     В марте 1812 года было решено: Наполеон ведет Великую Армию на восток, в Россию. В колоннах Великой Армии нередко мелькали выходцы с островов Вест-Индии. В авангарде двигался огромный Первый Корпус под командованием маршала Луи Даву. В составе корпуса был 21-й пехотный линейный полк: два батальона его состояли из креолов и мулатов с островов Мартиника и Гваделупа. В том же корпусе - 108-й и 111-й линейные полки. А в Итальянском корпусе Богарнэ - 106-й линейный полк, все они были набраны в колониях, на побережьях Атлантического и Индийского океанов.
     В Москве Наполеон был окружен ветеранами Сан-Доминго. Выжившие на Антилах входили в элиту Великой Армии. Ставку Бонапарта постоянно охраняли седые гвардейцы из Вислинского легиона. Это были бесконечно преданные лично Наполеону поляки из иностранных полубригад. Они не захотели вернуться в восстановление императором герцогство Варшавское и остались на французской службе. Среди них было несколько десятков карибских ветеранов.
     Михал Сокольницкий, бывший генерал-майор польских войск, в молодости два года провел в русском плену в Петербурге. На Сан-Доминго он был начальником штаба Иностранных полубригад. Под его началом вернулись из Вест-Индии выжившие поляки. Это был идеальный воин, скорее даже средневековый рыцарь: хладнокровный, жестокий, надменный и бесстрашный. Наполеон поручил ему все разведовательные и шпионские дела. Но вот шпионом, судя по провалам наполеоновской разведки в России, он был посредственным. Для этого нужны были иные качества.
     Впрочем, нужно отдать должное: Сокольницкий предлагал Наполеону совсем другой план кампании: движение на Киев, к турецким границам. Уже под Москвой Наполеон фактически отстранил его от секретных дел. Оставаясь официально во главе разведки, граф Сокольницкий все время рвался в гущу сражения. При Бородино он водил в атаку дивизию, получил штыковую рану в ногу и пулю в руку.
+++++++++++++
       Все колониальные полки корпусов Даву и Богарнэ участвовали в Бородинском сражении и при Березине. Из России вышли немногие. От 106-го полка осталась треть. 108 и 111-й практически исчезли.
       Резервный корпус Пьера Франсуа-Шарля Ожеро охранял дороги в Восточной Пруссии. Черные пионеры стояли мирно где-то на территории нынешней Калининградской области. Но весной 1813 года четыре роты африканских фузилеров оказались в Данциге, осажденном русскими войсками. Многие солдаты из 7-го Африканского полка попали в плен и были отправлены в глубины России.
     Через два года на русской службе оказались польские герои Сан-Доминго. В 1814 году в Париже командиры Польского корпуса отправили к русскому царю делегацию. Возглавлял ее Михал Сокольницкий. В это время император всероссийский воссоздал королевство Польское и корону его оставил за собой. Весь легендарный Польский корпус, 35 тысяч солдат, среди которых еще были карибские ветераны, был принят на царскую службу. Сокольницкий получил чин русского генерал-лейтенанта. Он должен был возглавить штаб новой армии королевства Польского, но умер от последствий желтой лихорадки в сентябре 1816 года.
++++++++++++++
Самая потрясающая русско-антильская судьба - история генерала Жака Бойе.
       От отца Бойе унаследовал плантации и рабов. С 25 лет он воевал на Карибах, стремительно взлетел к вершинам военной карьеры. Бойе командовал Западным легионом, целый год руководил обороной Порт-о-Пренса, еще полтора года защищал от мятежников горный округ Жакмель.
     К началу Русского похода Бойе попал в штаб 12-й дивизии графа Луи Партуно. При Березине, в ноябре дивизия была окружена и сложила оружие. Бойе отправили в Казань. По дороге он обморозился и в Казани был уже при смерти. Его из жалости взял в свой дом старый помещик Лев Васильевич Толстой.
     К французу была приставлена толстовская комнатная девушка Анна. Она в одиночку выходила французского генерала. В 1814 году всех наполеоновских пленных офицеров приказали отправить на родину, даже против их воли. Генерал Бойе требовал, чтобы его оставили в России, просился на военную службу - в каком угодно чине. Это был единственный случай, когда в подданство просился генерал Наполеона. Его вызвали в Петербург, Александр I лично рассматривал прошение Бойе. Ему позволили остаться, но в праве на службу отказали.
    В сорок семь лет Бойе начал новую жизнь - в который уже раз. История была вполне романтическая: Бойе женился на спасшей его крестьянской девушке, которую добродушный помещик Толстой отпустил на волю. Вскоре Яков Петрович Бойе стал отцом семейства, у него было два сына и дочь. Бойе позволили жить в Петербурге, даже оставили жалование пленного генерала - сто рублей в месяц. Он давал уроки французского, математики, военных наук.
    Тем русско-гаитянское дело не кончилось. В 1818 году к власти в южной части Гаити пришел новый президент - генерал Жан-Пьер Бойе, тоже бывший офицер Леклерка. Это был самый блистательный диктатор в истории Гаити, правил он четверть века. Гаитянский Бойе оказался родственником российского и даже когда-то служил у него адъютантом в Порт-о-Пренсе.
    В 1822 году Бойе вызвал к себе начальник Главного штаба князь Петр Волконский, и Яков Петрович отправился на Гаити с секретной миссией - вести переговоры. В 1825 году президент Жан-Пьер Бойе принял условия Франции о компенсациях колонистам, а Франция признала, наконец, независимость черной республики.
   Когда Яков Бойе вернулся в Россию, на него посыпались милости: он был причислен к личному Кабинету его величества, чиновником для особых поручений. Через три года он стал действительным статским советником. В России он - в третий раз в своей жизни - взобрался на генеральскую высоту.
   В начале 1826 года Яков Бойе оказался под следствием по делу декабристов. Одним из главных обвиняемых был его бывший ученик и внук его бывшего покровителя, Льва Васильевича Толстого - лейтенант флота Дмитрий Завалишин, глава тайного Ордена Восстановления. Но Бойе по этому делу был полностью оправдан.
   Сыновья Бойе, умершего в Петербурге в 1838 году, были на российской военной службе. И, скорее всего, до сих пор в России живут потомки наполеоновского генерала, они же - родственники гаитянского диктатора…

075

[+17 фото]

071

Туссен-Лувертюр первым бил войска Наполеона, но был побежден

bank_4635_27871

Жан-Жак Дессалин – первый император Гаити

bank_4636_820721371387888_g3

Михал Сокольницкий перевел «черных пантер» на службу России.

bank_4640_51543

Жан-Пьер Бойе наконец привел Гаити к независимости

bank_4642_76795

Вот эту красивую нищету Жак (Яков Петрович) Бойе и помогал освободить.

bank_4641_52364

Марсель Пля (фр. Marcel Pliat; 1890-е, Французская Полинезия – ?) – живший в России полинезиец. В годы ПМВ служил на 1 из бипланов. Кавалер георгиевских крестов III и IV степени.

Marcel_Pla

Итальянске уголовники одетые в красивую форму (неополитанская армия Наполеона)

91275133_large_06_neapolitanskaya_legkaya_pehota91275043_large_02_neapolitanskaya_gvardiya91275052_large_03_gvardeyskaya_kavaleriya_neapolya91275066_large_05_neapolitanskaya_pehota_3




Tags: отечественная война 12-го года.
Subscribe
promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 254
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments