oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Под Данцигом, в марте 1945-го.

   "На улицах Картхауза и окрестных дорогах 9 марта царила все та же неразбериха. Запуганные беженцы почти не реагировали на наши вопросы. Все жители Западной Пруссии из районов Тухеля, Конитца, Берента стремились поскорее перебраться в Данциг и не хотели верить, что это больше невозможно, а предложенный им обходной путь через Шёнвальде просто игнорировали.
        Беженцы из Восточной Пруссии, которые были в пути уже шесть недель и только в Картхаузе смогли передохнуть, настойчиво рвались в Померанию, поскольку им даже во сне не могло привидеться, что эта дорога тоже может быть перерезана Красной Армией.


    Наконец беднейшие из этих несчастных, те, кто уже столкнулся с советскими войсками по пути в Померанию, теперь после всех пережитых ужасов бездумно, почти механически двигались на восток, невзирая на то, что говорили им другие.
Местные власти и партийные инстанции, которые могли бы и должны были руководить всем этим, всякий раз первыми спасались бегством. Поэтому потоки беженцев - без руководства, без ясной цели и без плана - скапливались в Картхаузе, который являлся главным транспортным узлом на подступах к Данцигу, и мешали тем самым передвижениям войск.
Их подгоняли советские штурмовики.
    А советская авиация продолжала сбрасывать для солдат Красной Армии миллионы листовок, некоторые из которых попадали и к нам. "Солдаты Красной Армии, - говорилось в них, - убивайте немцев! Убивайте всех немцев! Убивайте! Убивайте! Убивайте!"
   Так как многие из нас провели целых три года в боях в России, в каждой роте было некоторое количество русских добровольцев, которые могли без труда перевести нам эти слова: "Убивайте! Убивайте!"
       К тому же уже несколько недель нас всеми возможными способами снабжали "пропусками" за линию фронта. "Немецкие солдаты! - говорилось в них. - Прекратите сопротивление! Сдавайтесь Красной Армии! Мы гарантируем вам хорошее обращение и немедленное возвращение домой после окончания войны. Если вы будете продолжать сопротивление, вы уже никогда не увидите своей родины!" И так далее в том же духе.
        Какими же дураками, должно быть, считали нас советские пропагандисты? Лишь немногие из нашей дивизии вняли этим призывам и сложили оружие, бросив в беде женщин, детей и своих сослуживцев. Позднее им пришлось горько пожалеть об этом, так как это не избавило их от долгих лет в советских лагерях военнопленных.
    То, что эту войну мы проиграли, было ясно даже последнему глупцу. Нас уже не ждало ничего хорошего - ни воинских наград, ни орденов, ни новых званий, ни внеочередных отпусков, - только отмороженная задница, как говорили у нас в солдатской среде. Это была безжалостная борьба за спасение жизни, как своей собственной, так и сотен тысяч многих других, которые еще верили нам и надеялись найти спасение от советских танков в Данциге или Гдингене, где их ждали корабли, готовые переправить их на запад, к свободе.
"Убивай! Убивай! Убивай!" - с этим призывом к убийству в кармане солдаты Красной Армии, опьяненные победой, рвались к Данцигу.
   К чести советских войск, следует, правда, сказать, что подавляющая часть их была настроена и вела себя гораздо человечнее, чем предписывал этот страшный приказ.
   Наконец, утром 9 марта район к северу и к востоку от Картхауза был очищен от всевозможных подвод и обозов. Только на юге и на западе все еще стояли колонны грузовиков, которые всякий раз становились мишенью для советской авиации. Штаб корпуса все продолжал взывать к нам по рации: "Всем частям 4-й танковой дивизии срочно собраться в Картхаузе, в крайнем случае - пешим порядком!" Предполагалось прорваться к Данцигу" по магистрали через Цуккау.
+++++++++++++++++++
  В штабе 4-й танковой армии считали, что даже если удастся разблокировать дорогу через Цуккау, основную массу автомашин все равно пришлось бы бросить в Картхаузе, так как у них не было бензина для нового перехода. Об этом было доложено и в штаб корпуса. Командование корпуса в ответ прислало приказ: "Сохранить только боевую технику. Все остальные машины взорвать!" Это, конечно же, должно было произвести мрачное впечатление.
   Уже утром 9 марта советские войска захватили крупное село Келпин, расположенное в шести километрах к югу от Картхауза. Наша атака с целью закрыть брешь между Боркау и Зеерезеном началась только ближе к вечеру, так как в Картхаузе к тому времени пока еще находились лишь немногие части 4-й танковой дивизии. Но после того, как стало известно о новом положении на фронте и об изменениях в маршруте отступления, она была отменена. Части Красной Армии, не встречая препятствий на своем пути, продвигались на север, к Данцигу.
   Ситуация становилась с каждым часом все более угрожающей, а всевозможные слухи делали ее еще безнадежнее. Из уст в уста разносились вести, что "иваны" уже давно в Данциге.
   В довершение всего, в ночь на 10 марта советские пропагандисты обратились через громкоговорители, установленные на близлежащих высотах, с воззванием к солдатам вермахта: "Немецкие солдаты! Вы окружены. У вас не осталось боеприпасов и горючего. Сдавайтесь Красной Армии! Мы гарантируем вам..." Ну и так далее. Старая песня. Мы больше не могли слышать все это. А при нашем нынешнем отчаянном положении это просто сидело у нас в печенках. Сначала мы пытались бороться с малодушием и отчаянием, которые постепенно распространялись в наших рядах. Но Советы все продолжали соблазнять "пропусками" и непрерывно изводили нас своими громкоговорителями.
     Мы ждали, что вот-вот нам подвезут горючее, и надеялись на чудо, прежде чем ловушка окончательно захлопнется. На дорогах практически царило "кулачное право". Лентяи и недотепы оставались ни с чем. Танкистам и гренадерам пришлось пожертвовать всеми машинами сопровождения, буквально последним, что у них оставалось, чтобы раздобыть еще хотя бы пару литров горючего.
    10 марта в 5 часов утра части, передвигавшиеся на колесном транспорте, доложили, что они находятся уже на участке дороги между Лебенау и Штайнкругом. Танки же все еще стояли между Кобельсдорфом и Лебенау с пустыми баками.
Полковник Кристерн, все еще исполнявший обязанности коменданта Картхауза, вместе с небольшим штабом остался в городе, в котором, после всей этой суматохи, теперь царила непривычная тишина. Улицы были пусты, словно вымерли.Казалось, что и враги, и друзья забыли о нас и списали Картхауз со счетов.
++++++++++++++++++++
    Наступило 11 марта. В Картхаузе было все по-прежнему! Гауптман Ланге, командир 2-го батальона, как раз собирался отправиться на своей командирской бронемашине для рекогносцировки на соседнюю безлесную возвышенность, когда сообщил нам по УКВ-передатчику: "Местонахождение танков не изменилось. Горючего найти не удалось. Ведем бой с советскими танками в Шёнвальде".
Затем снова поступила скупая радиограмма 4-й танковой дивизии: "Вражеские танки в Донасберге!"
        Некоторое прояснение внесла радиограмма штаба 4-й танковой дивизии коменданту Картхауза и танковой группе Тёльке (которая снова перешла в подчинение дивизии): "Распределить только что найденное в Шёнвальде горючее так, чтобы его хватило, чтобы вывести на новый рубеж обороны прежде всего танки, бронетранспортеры и тяжелое вооружение"...
        Пока мы сидели, гадали и спорили, со стороны леса вдруг показались два тягача с большегрузными прицепами из автопарка нашей танково-ремонтной мастерской. Они были полностью загружены канистрами с бензином. Это было просто чудом, что им удалось найти нас и не столкнуться с советскими войсками.
       Танки были заправлены и двинулись в дорогу. Это было делом одного часа. В 5 часов вечера их командиры доложили, что они уже находятся к югу от Шёнвальде.
++++++++++++++++
   В 7 часов того же вечера поступило новое печальное известие. 5-я рота 33-го панцергренадерского полка, которая успела добраться только до Лебенау, была внезапно атакована превосходящими силами противника и практически рассеяна. Она потеряла всю технику и все тяжелое оружие и понесла большие потери в личном составе.
   Почти в тот же час 1-й батальон того же полка, прикрывавший западные подступы к Нёйштадту, был окружен вражескими танками и почти полностью уничтожен.
        Между тем гауптман Ланге в Шёнвальде со своими танками 2-го батальона отбивался от наседавших со всех сторон советских танков. Он удерживал село до подхода тягачей с горючим. Солдаты 2-го батальона отражали ожесточенный натиск советских войск до тех пор, пока не были заправлены последние машины и пока последние танки не прошли через Шёнвальде. Это продолжалось до полудня 13 марта.
       Полковник Кристерн со своей небольшой танковой группой присоединился к последним танкам батальона у Вильгельмсфельда; мы встретились с ним в Шёнвальде еще до полудня.
   В 12.20 дня 13 марта мы пересекли немецкий передовой край обороны вместе с последним разведотделением 4-го танкового разведывательного батальона. В то же самое время крупные танковые отряды советских войск атаковали немецкие позиции с северо-запада.
    Этот прорыв немецкой бронетехники из совершенно безнадежной ситуации был одним из примеров солдатского товарищества.Особенного упоминания заслуживают самоотверженные действия бойцов 2-го батальона 35-го танкового полка под командованием гауптмана Ланге, без которых вообще ничего не получилось бы.
У них хватило мужества, чтобы противостоять превосходящим силам . противника, отвлечь на себя внимание советских танков и удержать дорогу, по которой были вывезены тягачи с горючим и последние танки.
        Мы с полковником Кристерном разместились на широкой, но почему-то брошенной позиции ПВО Адлерсхорст под Цоппотом и тут же уснуот усталости, проспав там всю ночь в одном из массивных бункеров.
         И только много позже мы узнали, какого труда стоило нашему командиру полка добиться для нас этого долгожданного отдыха, так как начальство сначала хотело немедленно бросить нас в бой в Оливу, один из пригородов Данцига. Дивизии Красной Армии уже стояли перед воротами Данцига."
- из воспоминаний лейтенанта танкового разведовательного батальона 4-й танковой дивизии вермахта Х.Шойфлера.


0_7bdeb_cbce757e_L121077630

[+14 фото]

159121077774204c21379323197x210776572208_106491995_big21379319kmb_002210783150_a54dc_a52ce697_L0_8e143_4405b973_-1-L231au1589




Tags: вторая мировая, противник
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments