December 29th, 2018

фуражка

Штрафники говорили, что у них два выхода - через "наркозем" (могилу) или "наркомздрав" (санбат).

      "Меня в армию призвали в ноябре 1939-го. Родом я из деревни под Рязанью, а к моменту призыва учился в областном музыкальном техникуме. Попал в автомобильные войска и вскоре сел за баранку полуторки. Война застала в Белоруссии.
          Гнал тогда немец нас здорово. Два месяца отступали, пока не подошли к Вязьме. Там было много тех, кто вышел из окружения. Оборванные, грязные, безоружные. Пришлось выслушать немало горьких рассказов о том, в каком пекле побывали, как теряли своих товарищей, как пробивались с боями, о зверствах фашистов на захваченной территории.
         Шло переформирование частей. Меня направили на авторемонтный завод в Москву. В ноябрьском параде сорок первого стоял в оцеплении.
           Больше полугода ремонтировал ЗИСы и полуторки, а когда началось наступление, снова сел за руль, но уже "студебеккера". Стал к тому времени старшим сержантом, пользовался авторитетом у командиров. И все бы ничего, но в феврале 1944-го я угодил в 34-ю отдельную штрафную роту.


Collapse )

818460_original.jpg


promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…