November 3rd, 2016

фуражка

Самокатчики в Красной армии и в ополчении. ( фото и документы )

  "Зачислили меня служить самокатчиком в специальное подразделение связи. Привезли на грузовике "боевую матчасть" - несколько десятков разнокалиберных велосипедов. Мне достался полугоночный, с изогнутым "бараньими рогами" рулем.
   Вывели нас за ворота на улицу, построили в колонну - и вперед! Сзади полуторка шла, выполнявшая роль машины сопровождения, технички. Через пол-Москвы вырулили на Минское шоссе и дальше двинулись на запад - к фронту.
   Переночевали где-то в лесу рядом с магистралью (на этом биваке, помнится, обучали, как из винтовки стрелять). На следующий день опять команда "по седлам!"... В итоге своим ходом добрались до поселка Дорохово, в ста километрах от столицы, где формировался велобатальон в составе отдельного полка связи.


Collapse )


post-21699-0-07111300-1463181500.jpg


promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
фуражка

Почему женщин не вешали.

Из статьи Алексея Мокроусова.

        Американка Нэнси Шилдс Коллманн хотела быть дипломатом, но после семестра, проведённого сорок лет назад в Ленинградском университете, студентка Гарварда решила уйти в науку. Сегодня она - профессор истории в Кембридже, занимается прошлым России.
      В книге "Преступление и наказание в России раннего Нового времени", выходящей в московском издательстве "Новое литературное обозрение", Коллманн рассказывает, как применялось у нас в стране уголовное право в XVII - начале XVIII века.
      Выводы, к которым приходит автор, могут показаться неожиданными для тех, кто привык видеть в нашей истории исключительно азиатчину. Конечно, - пишет Нэнси Коллманн, - "казни за политические преступления в России были особенно жестокими, не ограниченными правовыми нормами, смягчавшими европейские инквизиционные практики.
      Но, в отличие от Европы, в России "казни не были театрализованными, намеренно насильственными и исключительно жестокими. Скорее они были простыми и быстрыми".
      Практика же публичных казней, превращавшихся в театрализованное представление, появилась лишь при Петре I, который сам увидел их во время поездки в Голландию. При этом с конца XVII века "по мере развития системы ссылки количество случаев смертной казни в России сокращалось", так что российский судебный опыт во многом был милосерднее европейского.


Collapse )

00110039_n1.jpg