January 23rd, 2011

фуражка

Педантичный и муторный немецкий расстрел.

"В  конце июля 1943 г. я командовал резервной группой полка на позиции Малукса.Как-то днем меня вызвали на командный пункт,где мне сообщили,что приговоренный к смерти солдат будет казнен командой назначенной для провидения расстрела.Получив ужасный приказ на проведение казни,я попросил адьютанта батальона ввести меня в курс дела.Если на меня возлагается ответственность за смерть одного из наших,для облегчения собственной совести я хотел знать,почему солдата приговорили к казни.           Мне объяснили,что один солдат из 5-й роты заметил,как другой солдат украл ящик из груза почты на пути во взвод,откуда он для себя лично вытащил сигареты и продукты. В наших рядах было хорошо известно,что кража такого рода представляет собой серьезное преступление,за которым может последовать серьезное наказание.     Потом,оказавшись на посту вместе с преступником,солдат,видевший кражу,заявил виновному,что он все видел и что тому следует вернуть все украденное,иначе об этой краже будет доложено командиру.   Вор,очевидно опасаясь последствий, быстро бросился к пулемету, развернул его на станке и выпустил в очевидца очередь в упор. Затем швырнул несколько ручных гранат,всегда лежавших наготове на расстояние вытянутой руки от пулемета, и сымитировал бой с русской разведкой, якобы появившейся перед окопом.       Но раненый солдат умер не сразу,его доставили на медицинский пункт с тяжелыми ранениями в груди и животе,которые оказались смертельными. Однако,придя на время в сознание,он сумел рассказать военному врачу о сути произошедшего.Убийцу арестовали и военный суд приговорил его к казни через расстрел.  Для исполнения приговора не было недостатка в добровольцах, и взвод из роты,где служил убитый, обеспечил нужное колличество стрелков.      На следующее утро я начал тщательные приготовления к казни.  Из  штаба  полка  я получил инструктаж,  как это должно быть проведено. Армейские правила требовали установить вертикально столб,  подпираемый сзади.  Если есть  возможность, за столбом  на коротком расстоянии должна находится стена для улавливания пуль. Неподалеку  от штаба я построил песчаный бруствер,  напротив которого была установлена невысокая опорная стена.           Спокойно собралась расстрельная команда в сопровождении фельдфебеля с пистолетом "люгер" в руке.  В случае,если осужденный не умрет сразу, фельдфебель должен будет произвести смертельный выстрел.   Как предписавалось правилами, присутствовал военный врачь.  Я кратко ознакомил расстрельную команду, как должна по инструкции  проходить казнь через расстрел...       Казнь была назначена на 15.30  .За несколько минут до указанного времени   прибыл военный юрист с несколькими чинами из военной  жандармерии.  Спотыкаясь и шатаясь, среди них шел осужденный, с пепельным лицом, все еще одетый в серую,полевую форму, но без знаков отличая.        Без колебаний жандармы вывели осужденного вперед,где его привязали к столбу руками за спиной,связанными в запястье. На глаза ему была надета повязка и туго завязана на затылке. Затем конвой отошел,  и каппелан дивизии шагнул вперед и тихо заговорил с ним.             В воздухе повисла тягостная тишина.Осужденный,казалось,напрягся под веревками,его голова упала на грудь, пока каппелан прошептал ему слова,неслышимые расстрельной командой. С фронта,находящегося в нескольких километрах,доносились привычные разрывы снарядов и отдельные винтовочные выстрелы.  Несмотря на неоспоримую вину осужденного и необходимость выполнения приказа мы оказались перед обязанностью стрелять в униформу, которую так долго носили здесь присутствующие.   В моем мозгу проносились разные мысли. Я хорошо понимал,что в другом месте и в другое время этот человек,скорее всего, жил бы полной и продуктивной жизнью и что эта жизнь была у него украдена,как и у миллионов других, прихотью и безрассудством тех,кто находился вне нашей власти. Мои мысли переключились на его семью,интересно,узнают ли они вообще об истинной его судьбе и как он встретил свой конец в далекой России.  Однако приговор был справедлив.         У людей в расстрельной команде были мрачные,усталые лица,лишенные эмоций. Юрист и медик стояли в отдалении,вне линии огня,сцепив руки за спиной и стерев всякое выражение с лиц.  Только фельдфебель с пистолетом в руке выжидающе смотрел на меня. А я смотрел на часы.      Ровно в 15.30, как на парадном плацу, из моего горла вырвалась команда  : "Винтовки на изготовку -  прицелится залпом - огонь!"     С грохотом пули разорвали грудь осужденного:его отбросило назад к столбу,из ран брызнула кровь. Он повис на веревках.  Подошел врач .   Несмотря на тяжесть ранений, он обнаружил пульс и посмотрел сначала на меня, а потом на фельдфебеля.  Фельдфебель шагнул вперед и в упор выстрелил в голову осужденного,чуть позади уха.  Снова подошел медик, осмотрел тело и позвал жандармский конвой. Отвязав тело они уложили его в деревянный ящик и погрузив в машину изчезли в клубах дорожной пыли ..... "             - из записок лейтенанта 132-й дивизии вермахта  Готтлоба Бидермана. 

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…