November 6th, 2010

фуражка

"Старые,добрые времена.." в тюрьме для военных преступников Ландсберг.1950-е годы

 "В госпитале я наслаждался удобной койкой и видом из окна.Правда,пейзаж ограничивала тюремная стена.На ней сохранились отчетливые следы от пуль.Здесь расстреливали поляков,участников нацистских военных преступлений.        - "Полякам разрешалось умереть от пули.А наши подыхали на висилице.Вон на стене еще висят крюки от виселиц!" - злобствовали соседи по палате,понося американцев. - "А вон там стоял стол, за которым пили кофе!"    

    Кофе?...Мне разъяснили,что казни были превращены в зрелища.Присутствовали американцы и представители немецких властей с женами.Наблюдая за казнью они пили кофе.Предсмертные слова казнимых транслировались в Вашингтон.         - "Мне в камерах корпуса Ц было слышно каждое слово" - рассказывал мне санитар - "Стоя на эшафоте, приговоренные к смерти твердили палачам: "Я делал то же самое, что сейчас делаете вы.Я выполнял приказы!" Американцам это не нравилось.Они быстро натягивали им на голову капюшоны....В один день как-то повесили сорок девять человек.Некоторые перед смертью повторяли за пастором :"И прости нам долги наши...." На этом микрофон выключался. Продолжение:"...яко и мы прощаем должникам нашим" - в Вашингтоне не желали слышать. .."                        

       - "Теперь они хотят заполучить нас для своей европейской армии.Пусть сперва оживят зарытых в Шпетингене." - вставил эсэсовский генерал Прис,обычно лежавший на своей койке молча,безучастный ко всему.   Кроме Шпетингена его трогала еще одна тема : наступление в Арденах в рождественские дни 1944-го. Он принимал участие в разработке этого наступления в самом Генеральном Штабе.Это был кульминационный пункт всей его жизни! Его разглагольствования о воскрешении повешенных были так же неумны, как и он сам - эта эсэсовская туша в сто килограмм.    

      Я не вмешивался в эти разговоры ,хотя они раздражали меня. В адрес Восточной Германии и в мой часто пускались шпильки. Меня хотели втянуть в бесплодную,изнурительную дискуссию,но это им не удавалось.  Военные преступники боялись открыто демонстрировать свои симпатии к "красному полковнику". Лишь немногие решались на знакомство со мной. Ловко натравливая одних немцев на других, американцы сами оставались в тени....              

    Как и Варлиминт, оберст-группенфюрер Зепп Дитрих перестал быть "ПЖ"(пожизненное) и получил двадцать лет.Но против него,как убийцы в немецких судах накопилось немало материалов.  Теперь Дитрих занимал важный пост в тюремной типографии.Во время больших праздников он получал от ста до полутороста посылок от своих единомышленников,которые вышли на свободу и занимали теперь высокие должности в ФРГ. Вести он себя не умел. Близких друзей любил приветствовать крепким пинком пониже спины. Приятели отвечали ему теи же.Тщетно генералы вермахта пытались подействовать на него ,считая,что он подрывает и без того подмоченный авторитет всей касты.  Всеобщее отвращение вызывала его интимная дружба с заключенным Хумбом - неисправимым преступником, осужденным по статье 175. Каждую свободную минуту Хумб проводил у Зеппа.       Еще недавно Хумб состоял в интимной связи с американским сержантом Хаубергером.Используя свое положение, сержант устроил для своего друга, любившего рисовать, мастерскую вблизи башни. При красном свете они там укрепляли германо-американскую дружбу на свой лад. Это возмущало даже большую часть военных преступников и они требовали прекратить "идиллию."                       - из воспоминаний кавалера рыцарского креста,  бывшего полковника вермахта  Рудольфа Петерсхагена.

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…