September 22nd, 2010

фуражка

Вот так....шутки кончились. Трудное лето 1942 года.

"На другой день оказалось,что мы находимся недалеко от какого-то адыгейского аула.Сами дома почти скрывались за высокой кукурозой.  Командиры проверили наличие людей и оружия. Выяснилось,что в других ротах было утеряно несколько винтовок. Нас выстроили на поляне за аулом. Появилась группа больших командиров со шпалами в петлицах.У некоторых на руковах были наши звезды политработников.   В стороне от нас выстроилось отделение автоматчиков - по виду кадровых красноармейцев в хорошо подогнанном обмундировании.   Прозвучали команды,и в наступившей тишине нам зачитали приказ наркома обороны товарища Сталина, который потом долгие годы именовался "Ни шагу назад!"  Приказ предусматривал жестокую борьбу с паникерами,дезертирами и дезорганизаторами. ...        После зачтения приказа объяснили общую обстановку на франтах, обьявили, что Кубань станет рубежом,за который мы не должны пустить врага.В этом нам будут помагать другие воинские части,поддержанные артиллерией и авиацией.   После этого на поляну под конвоем привели троих ребят. Снова зачитали не то приказ,не то постановление трибунала о том,что за потерю боевого оружия они приговариваются к расстрелу.     Мы смотрели на стоящих перед нами парней, которые, судя по их спокойному поведению, вроде бы не совсем понимали, о чем идет речь. По команде они повернулись кругом, отошли не в ногу шагов сорок и снова стали лицом к нам. В это время между нашим строем и теми ребятами выстроилось отделение бойцов с автоматами.   Мы все ждали, что приговоренным объяснят, каким плохим был их проступок, чтоб это было в последний раз, что они должны это осознать и не повторять больше подобных вещей. Мы ожидали, что их попугают,попугают и отпустят, как это бывало с нами раньше в школе и дома. Наверное на это надеялись и те трое, стоявшие к нам лицом.         Но внезапно по команде раздались короткие автоматные очереди, и на наших глазах ребята, вчера еще шагавшие среди нас, упали на траву.....      Казалось, вместе с этими выстрелами померкло яркое солнечное утро.  Трудно выразить охватившее нас подавленное состояние.   Да,  вот так :" За утерю боевого оружия...."             - из воспоминаний  С.Дробзянко   сержанта 353-й стрелковой дивизии.
promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…