August 18th, 2010

фуражка

Белый офицер попал в плен к покрасневшим офицерам.Северная Таврия, осень 1920-го.

 "И вот,я пленный.... Без фуражки,с остатками соломы на одежде-иду...Сзади конвоиры переговариваются: - Так хозяйка,значит,и говорит мне,как тока зашел в хату"Там в сене у нас запрятался ктось из белых".Ну,мы вот,зничит,и поймали сазана!    Указывает,куда мне идти.Подходим к кирпичному дому,где у входа висит красный флаг и стоит часовой.Часовой направляет нас к комиссару.Идем туда.Рядом слышится ругань и крики.Один из моих конвоиров пошел туда,и сразу же оттуда вылетел свирепого вида,какой-то юнец,на вид лет семнадцати-восемнадцати,с наганом в руке и ко мне: -  Ты пенсне носил?Говори - носил?         Удивленно смотрю на него,а он не дождавшись ответа,сильно бьет меня в лицо рукояткой нагана,а конвоир добавляет прикладом винтовки прямо в грудь.   Падаю,почти лишаюсь сознания....Слышу глухой голос:"В штаб на допрос!". Поднимают меня,срывают погоны,часы....Как в тумане двигаюсь,ведут почему-то через сад. Мелькнула мысль,что сейчас пустят пулю в затылок и...конец!     Ведут в штаб. Я в просторной комнате,прекрасно обставленной.За большим столом сидит хорошо одетый военный и что-то пишет.В соседней комнате слышны оживленные голоса.   Беглый опрос сидящим за столом, - как я потом узнал,это был адьютант штаба бригады.Затем он встает и идет в соседнюю комнату,а оттуда быстрой походкой выходит довольно стройный военный средних лет,одетый,как говорится "с иголочки"в темно-синие френч и галифе,недостает только погон,да и то,как будто бы видны следы от них.Лицо возбужденное,как видно "под мухой".             - Тек-с,кто же это вас так разделал?-кивает на мое разбитое лицо.        -Комиссар.-отвечаю я.     -Ух ,.............! - не очень хорошее говорит в адрес комиссара и вдруг опять ко мне:  -  Что ж вы так плохо воюете,загнали половину армии в мешок,сюда за Днепр,а теперь попробуете-ка вырваться!Мешок-то мы затянем....мы ведь нарочно вас сюда пустили.  -  И все это выпаливает быстро,с какой-то злобой и обидой за нас - Ну ладно,отправьте его в штаб армии,а вы товарищь(обращается к еще одному присутствующему)-опросите...        Тот поднимается,берет со стола тетрадь и ко мне: -  Какой части?      - Седьмой Корниловской батареи.     -Кто командир батареи?       - Полковник Белковский.        - Не Белковский, а Бялковский,а старший офицер-полковник Пурпиш; в батарее - офицеров двадцать три, четыре орудия, три пулемета, четыре зарядных ящика... -  и с довольным видом захлопывает тетрадь, и говорит адьютанту:  - ну что его спрашивать? Я и то больше знаю...     А потом еще вопрос: - А какого вы военного училища интересно ?          -  Киевского артиллерийского.          Он с некоторым оживлением: - А я пятой киевской школы прапорщиков.Знаете ее?        - Знаю.     - Курите?     -Да.          Дает мне пачку папирос:-Возьмите,у меня еще есть.             Я закурил,стало легче на душе.      А он продолжает: - А наш  начштаба  бывший ротмистр, улан. А  этот....-смотрит в сторону адьютанта бригады....Но тот перебивает: - Ну,бросай волынить, лучше отправляй его...                    Мы двинулись под конвоем трех конных.  Навстречу непрерывным потоком двигается кавалерия.Все время из колонн  несутся реплики к нашему  конвою  :  -Чего вы их ведете ? Шлепните ! -  или насмешливо к нам -  Ваше благородие,как вы себя чувствуете? А  погоны где?.       Молчат конвоиры,молчим и мы.   Старшой конвоя оказался симпатичным и разговорчивым. Оказалось наши конвоиры -  донцы,раньше были в Белой армии, попали в плен к красным в Новороссийске, их не вывезли в Крым из-за отсутствия транспорта.  Я ведь хорошо помнил картину эвакуации Белой армии из Новороссийска,когда с парахода,увозившего нас в Крым, видна была непрерывная колонна донцов, направляющаяся вдоль берега на юг,в Геленджик.  Я  оказывается попал в плен к первой бригаде Второй конной армии.Командует ею Миронов, якобы бывший полковник-донец.Много в армии донцов и кубанцев,попавших в плен на черноморском побережье.Их сначала отправили на польский фронт, "загладить кровью" свою вину перед советской властью,а теперь сюда-добивать белых в Крыму.        По мнению старшого в конвое-Фомича , комиссар избил меня "по ошибке". Дело в том, что вольноопределяющийся из нашей батареи выстрелил в подскакавшего красного  кавалериста  и тяжело ранил.Тот вольноопер носил пенсне.  А я от пыли постоянно протирал переносицу,вот он и подумал...хорошо что не "шлепнул".........        "                               - из воспоминаний  А.Т  -  ий  офицера седьмой корниловской батареи.


promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…