August 3rd, 2010

фуражка

Как роли поменялись с 1941 года.Берлин,апрель,1945 год.

"Суббота 28 апреля 1945 года.   Постепенно ночь снимает с мира свой покров.Очертания деревьев и кустов становятся четче. Перестрелка усилилась,вокруг,взрывая песок свищут пули. Откуда-то от входа в кармы в направлении дороги,что ведет мимо стадиона,вырвался поток трассирующих пуль. Теперь мы все видим сами .То там,то здесь из окопа выпрыгивает человеческая фигура и бежит на вражескую сторону,исчезая в кустах.Неожиданно рассветную тишину прерывает рев танкового мотора. На дороге вырастает темный колосс и останавливается рядом с кустами. Мы бросаемся на землю и считаем последние мгновения нашей жизней. Однако вместо выстрела воцаряется тишина. Даже вражеская пехота прекратила огонь. Мы поднимаем головы,но тот час прячемся снова . Танк,словно черный монстр,застыл на месте прямо перед окопом. Он вот-вот сожрет нас. Мы как завороженные смотрим,как на наших глазах люк на башне открывается и оттуда показывается голова.   "Не стрелять!"- разносится неожиданный крик. Мы затаили дыхание и ждем. Где-то вдалеке  грохочат взрывы.... Сначала мне кажется,что это немецкий танк,но нет,похоже я ошибся. Танк русский.  "Товарищи!- раздается громкий голос- Сдавайтесь! Дальнейшее сопротивление бесполезно.Русские превосходят вас численно.Ваши казармы окружены.Бегите через поле и сдавайтесь на стадионе русским частям.С вами будут хорошо обращатся,и,как только военные действия закончатся,вы сможете вернутся домой. Солдаты,дальнейшее сопротивление бессполезно.Неужели вы хотите потерять жизнь в последние часы проигранной войны?" Люк захлопывается,мотор оживает и танк с лязгом отползает прочь.И лишь белая тряпка полощится на ветру словно флаг.Теперь мне понятно,почему не стреляли....      Солдаты выскакивают из окопов и бросаются через поле.Сначала они исчезают в кустах,но затем видно,как они карабкаются по склону на дороге.Там они изчезают между двумя разрушенными домами. Все больше и больше народу бежит в этом направлении. Вскоре бегство принимает массовый характер.   Издалека звучат призывы : "Солдаты сдавайтесь! Сопротивление бесполезно!" Теперь я понимаю,что танкист говорил в рупор,а голова его была наполовину закрыта от наших пуль.           К нам подходит фельдфебель Ритн. На нем лица нет.  "Свиньи,гнусные свиньи,- бессильно цедит он сквозь зубы и наводит на нас пистолет. - Небось тоже думаете,как вам убежать на ту сторону? Только попробуйте! Получите пулю раньше,чем добежите до цели." Он приказывает нам открыть по дезертирам огонь.  Я смотрю сначало на право,потом на лево. Траншея словно вымерла. Тот,кто был рядом, уже едва виднеется вдалеке. На дне траншеи,словно темные пятна,валяются несколько мертвых тел. Последний беглец изчезает в кустах,вслед гремят редкие выстрелы.Затем начинает строчить пулемет,и я тоже открываю огонь, но целюсь по верхушкам деревьев...."                  - из дневника обер-стрелка Хельмута Альтнера.Берлинский гарнизон.
promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…