May 7th, 2010

фуражка

"Банды русских" веселятся,немцы грустят. (Сдача в плен Курляндской группировки )1945г.

"В штабе моей роты появился молодой русский лейтенант-артиллерист.У него был безупречный вид,чистая,хорошо сидящая форма.Тонкое лицо,большие голубые глаза смотрели на меня безотрывно,пока я подходил к нему.По виду он мог бы быть одним из многих немецких студентов из Гейдельберга или Тюбингена.Мы поприветствовали друг друга,и он вынул из толстой кожаной планшетки карту,заявляя ,что должен получить информацию о наших артиллерийских позициях.Я мог представить только приблизительную информацию,и он удевился тому,что наши батареи были расположены так глубоко в тылу. Он продолжал задавать вопросы:"-Почему?Почему вы продолжали стрелять?Гитлер давным-давно капут!".... Вновь появились бродячие банды руских солдат,и они танцевали среди неподвижных рядов немецких гренадер,напевая:"-Гитлер капут!Гитлер капут!. Пока они танцевали и пели,на их лицах светилась детская наивность.Из их сознания стерся кошмар войны.Ряды моих солдат могли отвечать лишь каменным молчанием,лица их отражали горечь от происходящего. .. Наконец победители ушли,а мы так и не получали приказов из своего полка.

  Примерно в 15.00 перед нашими блиндажами появилась телега,в ней на корточках сидел советский майор с восточными чертами лица.Он спрыгнул на землю и подошел ко мне на согнутых ногах,на кителе висел ряд медалей.Мы поприветствовали друг друга традиционным военным салютом,его угольно-черные глаза украдкой обшаривали обстановку.  Из того,что раньше было упоковкой для минометных взрывателей,он вынул клочек бумаги от газеты"Правда" и щепотку махорки и предложил мне сигарету.Я вежливо отказался и протянул ему немецкий"Экштейн",который он принял с кивком.Потом я вызвал Лемана,нашего переводчика.Когда он перевел то,что говорил майор,стало ясно,что нам предстоит маршировать через русские позиции.Я обьяснил ему,что не могу подчинится этому приказу т.к последний приказ был-оставаться на позициях.....Тут он вынул пистолет из кобуры и сказал,что,если я отказываюсь,он застрелит меня,а солдаты пойдут за ним.На это я мог ответить только "Да,да" в знак согласия;затем я отдал приказ солдатам построится в колонну и повел батальон вперед.      

      Идя по дороге,мы встретились с колонной Т-34,плотно обвешаных ветками деревьев для маскировки и защищенных от нашего противотанкового оружия толстыми бревнами,привязанными к корпусу.Ведущий водитель танка резко свернул на нашу колонну и мы сошли с дороги и прошли мимо танковых экипажей,хмуро глядевших на нас сверху из темных башен.  Скоро мы подошли к небольшой опушке в лесу,где русский полковник собрал свой штаб.Офицеры штаба стояли полукругом,среди них было несколько женщин в опрятной,плотно пригнанной форме,глаза их были ширако открыты от удивления,когда они разглядовали нас из-под широких меховых шапок.До нас донесся незнакомый и давно забытый аромат духов.Колонна остановилась, и я вышел вперед,чтобы официально сдать врагу 1-й батальон 438 полка.После нескольких секунд молчания я услышал голос из рядов советских офицеров:"-Хорошая дисциплина!". Полковник поприветствовал меня отданием чести,после чего пожал руку,чего я не ожидал....Затем ко мне подошел какой-то офицер штаба в синей фуражке НКВД,спросивший нас о судьбе двух русских,которых мы захватили в плен несколько дней назад.Я объяснил,что их передали в полк в хорошем состоянии,и он ответил на ломаном немецком:"Если не так,то...."- и угрожающе похлопал по своей кобуре.         Затем меня отвели за стол,на котором было полным-полно еды.Я поразился,увидев всевозможные кушанья и приправы,включая консервированую пищу,где на банках виднелась знакомая этикетка"Oscar Mayer-Chicago".Я вежливо отказался от приглашения,обьяснив,что германский офицер не может есть,пока его солдаты не накормлены.Полковник,похоже,удивился,услышав этот ответ,и меня бесцеремонно отвели назад к колонне.  

      Потом нам придали в качестве экскорта конного казака,и он то и дело скакал вдоль колонны,без седла,на бешеной скорости.Только мы отошли от опушки ,как на нас снова нахлынули из леса банды русских и стали отбирать у пленных часы и военные награды.    Я обратился к казаку,который мчался на меня,резко остановив коня прямо передо мной.Я снял свои часы и предложил их ему,обьясняя,что на него была возложена ответственность поддержания порядка,что в нарушение этого приказа солдат грабят и лишают личных вещей. Он мрачно кивнул и,соскочив на землю,выбрал на опушке крепкую дубину и запрыгнул на коня.Он поскакал прямо на грабителей-русских.Размахивая дубиной,как саблей,он бешено скакал и раздавал удары по толпе,ударяя по рукам,кистям и спинам,пока нападавшие не отступили под защиту леса....  

   Когда солнце уже садилось,мы подошли к сборному пункту пленных у старого кладбища,а когда опустилась ночь,русские начали празновать свою оканчательную победу.Бешено стреляя в небо над нашими головами из автоматов,винтовок и пистолетов,они танцевали при свете костров,а мы были вынуждены лечь на землю,чтобы избежать трассирующих пуль,отскакивающих и рекошетировавших среди могил.Советы собрались вокруг нас,торжествуя свою победу,отмечая ее жутким танцем и напевая нескончаемым хором"Гитлер капут!Война капут!",скача и прыгая в экстазе и не переставая стреляя в воздух........."                                 - из воспоминаний гауптмана Готтлоба Бидермана     132 пехотная дивизия вермахта.

promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…