April 18th, 2010

фуражка

"крепкая рука немецкого пулеметчика."

"А немцы не дремали.Ровно в шестнадцать часов немецкий пулеметчик заступил на боевое дежурство.Он привычно осмотрел передний край русских и не нашел ничего нового.Бой шел справа ,у Ганта,артиллерия и минометы наносили удар по переднему краю русских - деревушка Гант и склоны хребта скрылись в клубах дыма.Приближались сумерки,остатками пулеметной ленты немец виртуозно выбил музыкальный ритм и зарядил пулемет трассирующими пулями.После теплого блиндажа и горячего кофе  ему не терпелось поразмятся,пострелять.Но цели ,как на грех,не появлялись.Он еще раз тоскливо осмотрел поверх пулемета пустынный передний край русских и уже собирался пробежаться по траншее,как вдруг ,к великому удивлению,увидел,как из расщелены хребта выскочила параконная русская повозка ,свернула вправо и помчалась вдоль передовой к Ганту.На фоне  темной скалы белые кони были видны -лучше не надо!Словно охотник,выследивший долгожданную дичь,немец неимоверно обрадовался! Кровь прилила к лицу,руки вцепились в пулемет.Переставив прицел на пятьсот метров,немец вжался в пулемет и дал длинную очередь по лошадям охальных русских.Еще не окаченевшие от холода руки твердо держали пулемет. Но что за проклятие! Огненная трасса уперлась в белые животы скачущих коней,а санки,как в нивчем не бывало,продолжают мчатся к Ганту! Не понимая,в чем дело он взял на прицел головы одного,потом другого седока - и опять неудача! Такого с ним еще не бывало.Обозленный,он всадил длинную очередь в тело левого русского .Но пули опять-таки пошли ниже ,попали в сидение. а санки со скачущеми белыми конями через секунды исчезли в Ганте.         Так .наверно, виделась наша скачка со стороны стрелявшего  в нас немца. А что же испытали мы с Диденко на этом отрезке пути под неприрывным огнем пулемета?Справились с крутым поворотом,кони тут-же рванули вперед.И не потому,что их принуждал ездовой. Через возжи ,которые держал в трясущихся руках Диденко,кони ощутили состояние своего хозяина.Им мгновенно передалось его волнение.А я,с замиранием сердца,ежесекундно ожидая обстрела,устремил взгляд на заснеженные немецкие позиции.И точно!Из потемневшего леса со скоростью броска кобры взметнулась стремительная огненная струя.В одно мгновение преодолев полкилометровое пространство ,она настигла наши санки и упруго воткнулась  в пространство между передними и задними  ногами лошадей. Перемещаясь вместе со скачущими конями ,она повисла под их животами,совершенно не касаясь их мелькавших в снежной пыли ног.Стоило ей хотя бы чуть-чуть отстать или опередить коней,как тут же  мелькавшие с неимоверной скоростью копыта пересекли бы ее,превратившись в кровавые култышки,а весь наш возок полетел бы вверх тормашками под откос,на радость немецкому пулеметчику....Как завораженный,затаив дыхание,я смотрел на зловещую струю.На какое-то мгновение она померкла в снежной пыли и появилась вновь ,повиснув теперь уже между хвостами коней и ездовым Диденко.Тот отклонился,насколько мог,назад ко мне,боясь вместе с санками наехать на смертельную красоту.Однако и в этом положении красная струя держалась не долго.Послышался страшный треск-и облучок,на котором ездовые обычно держат возжи,в мгновение ока разлетелся в щепки.А кони,храпя,припустили еще быстрее.Изредка мне был виден красный,косившийся в сторону немцев глаз правой лошади.И вдруг струя огня,перескочив Диденко,упруго повисла между ездовым и мною.Я вжался в сидение и до предела отвел голову назад,отклонится сильнее не давала спинка повозки.Но струя,послушная злой воле,упрямо перемещалась вслед за моей головой.Пули пронеслись в санциметре от моей переносицы.А когда она приблизилась к моим глазам еще теснее,меня обдало ветром...От страха я зажмурился и на какоето время потерял сознание.Очнулся от сильного грохота - сноп пуль вырвал из под меня сидение и я,задрав ноги, полетел вниз,в образовавшуюся дыру.Тут мы влетели в деревню,и полыхавший в огне Гант показался нам-спасением!        Сорок лет не могу забыть эту скачку...а ведь длилась она всего полминуты...но нам эти секунды казались нескончаемой вечностью.                                                             - из воспоминаний Петра Алексеевича Михина.
 
promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…