oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Один из "тех самых" случаев в разведке когда немцы и наши разошлись полюбовно.

  "Мой боевой путь начался 10 апреля 1943 года после окончания переведенного в Ачинск Киевского военного пехотного училища, в которое я поступил сразу после 9 класса. Прибыв на фронт, я был назначен командиром стрелкового взвода 611 стрелкового полка 88 дивизии Западного фронта под командованием генерал-полковника И. Д. Черняховского.
   А уже с 20 апреля 1943 года участвовал в освобождении городов Можайск, Верея, Медынь. После нескольких боев меня назначили командиром взвода пешей разведки, целью которой был захват "языка". Берег я своих солдат-разведчиков, учил, как выжить в бою. Мы учились бросать нож в цель, стрельбе, захватам и очень серьезно относились к саперному делу. Я впоследствии узнал, почему в песне "Бьется в тесной печурке огонь" есть такие слова: "…до тебя мне дойти нелегко, а до смерти - четыре шага". Оказывается, поэт сам служил в разведке. А когда немцы минировали передовую, они обязательно ставили противотанковые мины через 4 шага в шахматном порядке. Вот мы, идя в разведку после минеров, тщательно измеряли, до одного сантиметра, мину от мины в 4 шага.

++++++++++++++
  Первый раз я был ранен осколком снаряда в правое плечо10 августа 1943 года. После излечения в эвакуационном госпитале № 10-764 20 сентября 1943 года вернулся в родной полк.
   
25 сентября 1943 года мы освободили Смоленск. А 2 октября 1943 года войска Западного фронта начали форсировать Днепр, продвинулись на запад на 145 км, однако по приказу Верховного Главнокомандующего войска прекратили наступление, так как понесли в ходе наступления значительные потери. Через три дня после этих событий наш взвод переплыл Днепр и был направлен в тыл противника, в разведку.
   В это время дивизия переправлялась через Днепр по мосту. Мост был разбомблен, наши танки не смогли поддержать огнем пехоту. Завязался жестокий бой. Пошли немецкие танки. Я со своим взводом занял оборону.   Взял ПТР, выстрелил в танк, он загорелся. Бой был неравным, разрывной пулей я был ранен в левую ногу, в бедро. Разведчики перенесли меня в укрытие, а ночью переправили через Днепр, к своим. Придя в сознание, увидел, что нахожусь в медсанбате. Затем я был направлен в госпиталь, где пробыл 3 месяца. Залечив раны, я вновь вернулся в свою часть. Войска пешим строем в течение месяца шли на Минское направление, шли по 30-40 км в день, одновременно получали пополнение и проводили учебные боевые занятия прямо на месте. Я вместе со своим взводом был зачислен в 774 стрелковый полк 222 дивизии 43 Армии 3-го Белорусского фронта. Командующим фронтом вновь был назначен генерал-полковник И. Д. Черняховский.
   
Теперь стояла задача: обойти с севера Минск и соединиться с войсками 1-го Белорусского фронта, наступающими на юго-восточном направлении, окружить группу армий "Центр" и уничтожить ее. На построении взвода разведки, роты и батальона, я дал боевое задание - без артподготовки идти в разведку боем. В наступлении захватить передовые траншеи немцев, а взводу разведки, используя рельеф местности, перебежками через воронки, захватить в плен "языка".
   После рейда батальона в траншеях было взято в плен 30 немецких солдат, которых доставили в штаб дивизии. После захвата "языков" разведчики сразу были направлены в бой. В этом бою я был ранен осколком мины в правую руку. Осколки разбили автомат в щепки и правую руку раздробили от кисти до локтя. Ординарец Свинин доставил меня в санчасть. Там хирург дал команду ампутировать руку. Я со слезами на глазах просил хирурга не отнимать руку, так как я профессионально играл на гармошке и баяне. Хирург улыбнулся, дал наркоз, и когда я очнулся, то левой рукой ощупал гипс, нащупал пальцы правой руки, они были теплые. Я не поверил, посмотрел, преодолевая боль. То ли от страшной боли, а возможно и от радости, я заплакал.           Завершающаяся фаза боев: уничтожение 100-тысячной армии противника под Минском проходила с 5 по 11 июля. 11 июля 1944 года, в последний день сражения за Минск, я был тяжело ранен.
+++++++++++++
  Однажды взвод нашей и взвод немецкой разведки встретились в белорусских лесах лоб в лоб. Стояли минуты три. По взгляду я определил старшего. Он пристально смотрел на меня, расстояние было 20-30 метров. Затем фашист, молча, махнул рукой, повернулся влево и быстро скрылся со своими солдатами в кустарнике. У них и у нас пальцы лежали на спусковых крючках. Старшина позднее меня спросил: "Товарищ лейтенант, почему не разрешили в бой вступить?". На что я ответил: "Потому что у нас был другой приказ, а, вступив в бой, в живых никто бы не остался и приказ бы не выполнили".
+++++++++++++
   
В моём взводе одежда была такая: маскхалаты, кубанки, ботинки с обмотками. Но после взятия "языка" нам доставались немецкие сапоги и автоматы. Сапоги были кожаные, тёплые, в них по два кармана, в каждый входил рожок от автомата. У нас же был автомат ППШ, 71 патрон 7,6 калибра в диске, дальность поражения - 200 метров. А немецкий МП-43 вмещал 30 патронов 7,92 калибра в рожке, дальность поражения - 800 метров. И весом он был легче, и при броске по-пластунски по песчаной местности не забивался песком, и не давал отказов во время стрельбы. Поэтому мы и пользовались МП-43. За линию фронта ходили за 40 км. Личные вещи сдавали на хранение, шли безымянными. Приказ не оставлять раненых выполнялся безоговорочно, иначе они могли стать "языком" для врага.
   В сентябре 1943 года мой взвод вместе с ротой разведки дивизии получил от командования дивизии приказ: взять языка, вступив в разведку боем с противником - для выявления его огневых точек. Мы ворвались в траншею немцев, завязался рукопашный бой, скоротечный и жестокий. Пока солдаты взвода вытесняли немцев из траншеи, я заметил офицера, ударом гранаты сзади по голове оглушил его. Разведчики помогли связать гитлеровца, заткнули ему кляпом рота, затем доставили в штаб дивизии. За эту операцию я получил первый орден Красной звезды. За Минскую операцию я был представлен к награде - ордену Отечественной войны второй степени. Эту награду мне вручили в сентябре, уже в медсанбате." - из воспоминаний лейтенанта 774-го стрелкового полка 222-й стр.дивизии В.А.Сербаева.

1.В.А.Сербаев.
orig2230
262700

(+8 фото)


2304491215soviet soldiers with italian MG Breda mod.305481229799816
Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…

promo oper_1974 Червень 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 141 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…