oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Пулеметчик.

  "Кому это сейчас интересно?... Первую свою медаль "За БЗ" я получил за сталинградские бои, за Курскую дугу - медаль "За Отвагу", за бои на висленском плацдарме - вторую "Отвагу", за Познань, (я там парламентером к немцам ходил),дали орден Отечественной войны.
   
В 1967 году, я жил в Кишиневе, меня вызвали в городской военкомат и вручили сразу три награды , разыскивавшие меня со времен войны. Орден Красной Звезды за Одер, орден Отечественной войны за бои в Берлине, и медаль "За БЗ", вроде за украинские весенние бои сорок четвертого года.
   Вроде я щедро отмечен наградами. Так и воевал я щедро. Hо не об этом сейчас речь. Я успел получить награды, но большинство геройских и отважных людей погибло так и не удостоившись никаких отличий. А это были достойные смелые люди, зачастую намного лучше и честнее нас, оставшихся в живых...
 
 Я после войны стеснялся надевать свой иконостас. Идешь, звенишь медалями, а навстречу безногий инвалид войны на каталке, с пустой грудью. Он не виноват, что еще в сорок втором выбыл из солдатского строя, когда медаль на гимнастерке рядового - была просто музейной редкостью. Представляли нас к наградам., не всегда за конкретный бой. После боев,кто уцелел, на тех наградной лист и заполняют, а тех кто убит, наградить посмертно - как правило, забывали. Да Бог с ними, с наградами...Еще раз повторюсь. Количество наград не всегда соответствует боевым делам конкретного человека. У нас замполит полка имел три ордена БКЗ,а он,ни одного немца за войну не убил.
+++++++++++++++
   Первое, скажем так, серьезное ранение я получил 16 августа сорок третьего года на Курской дуге , в той последней атаке нашего полка, которую я уже упомянул.Танковый снаряд разорвался прямо перед пулеметом.
Второго номера и подносчика насмерть посекло осколками, а мне осколок попал в левую ногу. В медсанбат притащили, а там сотни раненых лежат возле палаток, ждут очереди на обработку. Hа вторые сутки меня только взяли на операционный стол. Слышу,шепчутся - "Гангрена начинается, надо ногу отнимать".
 
 Доктор Фролова, из Ленинграда, воспротивилась операции, сказала - "Смотрите, мальчишка совсем,может организм справится...". Только успел услышать, как хирург сказал ей - "Под вашу ответственность", и тут я потерял сознание. Очнулся, нога при мне,радовался как ребенок. Она, доктор Фролова, меня выходила : нога гнила, стала черной, но все же сохранили мне ее. Через неделю, отправили в тыл, в армейский госпиталь.
   Потом , почти год мне везло, только раз слегка контузило, и был еще случай, что шальная пуля плечо обожгла. Hо все это были мелочи. А вот в последний год войны меня задевало часто. В конце лета сорок
четвертого, прямое попадание во время бомбежки в нашу траншею - осколок в правой руке, другой осколок торчит из черепа, да контузия тяжелая. Вернулся в строй через четыре месяца. Слух полностью не
востановился, но мне это воевать не мешало.
   
Hа одерском плацдарме, меня снайперская пуля полоснула по пальцам правой руки, а на следующий день, 2-го февраля сорок пятого , в рукопашной , я получил штыковое ранение в грудь. За две недели оклемался, сейчас даже не верится.
   В Берлине, во время боя в квартале гестапо, граната рядом разорвалась, получил несколько мелких осколков в спину и в левую руку, но остался в строю. Первого мая,у рейхсканцелярии, была дикая рукопашная схватка, дрались не с кем нибудь, а с личной охраной фюрера., вооруженной, помимо прочего, винтовками с примкнутыми штыками. Пока я с одним гадом бился, ко мне немец сзади подлетел, ударил прикладом в челюсть, а потом штыком распорол левое плечо и грудь, но до сердца не достал, штык по ребрам скользнул. Его тут же , кто-то из наших застрелил.Немец сломал мне прикладом челюсть, выбил несколько зубов, остальные зубы просто шатались во рту, их потом мне удалили.
  В санбате встретил день Победы. Кстати, четвертого мая, по нашей просьбе,командир полка Пешков приказал, чтобы группу ходячих раненых отвезли к рейхстагу, и мне, посчастливилось расписаться на поверженном символе фашизма.
  Вот, вкратце, все сказал о своих ранениях ...Добавить нечего.

+++++++++++++++
  До сих пор не знаю, было ли это инициативой сверху, или самодеятельностью нашего полкового начальства на нашем участке передовой линии. До меня парламентером ходил к немцам переводчик, из группы по агитационному разложению войск противника, и его убили, не дав подойти к форту Познанской крепости.
   
В полку искали людей знающих немецкий язык. Из нашей роты вызвали в штаб сержанта Перельмана и меня. Еврейский и немецкий языки весьма схожи. Пошел Перельман с еще одним солдатом, узбеком: их в ста метрах от передовой траншеи расстреляли из пулемета. Hа следующий день комполка и начштаба меня спросили
- Пойдешь?Если не хочешь, можешь отказаться, мы тебе слова не скажем.

  В Познанской крепости сидело почти тридцать тысяч немцев, сдаваться они не желали. Перед позициями нашего полка был укрепленный форт. Все земля перед ним была усыпана телами наших бойцов, погибших при предыдущей неудачной попытке штурма, по ночам мы эти тела вытаскивали, чтобы похоронить. Я на форт посмотрел, и думаю :рискну , может кому-то из своих жизнь сберегу. А за свою жизнь я не цеплялся.
   
Пошел, с товарищем, тоже добровольцем, (по инструкции что-ли, парламентеров должно быть не менее двух человек), да взяли с собой пленного немца , как сейчас помню - авиатехника, который, всю дорогу до форта, орал в рупор - "Hихт шиссен!".
   В форт зайти мы не могли, стояли у рва, и я кричал немцам текст обращения командования к окруженной группировке. Гарантии сохранения жизни и все такое...Старался, чтобы мой голос не дрожал, каждую секунду ожидая очереди из автомата, которая положит конец моей жизни. Десятки немцев вылезло на стенку, смотрят с ненавистью. Hесколько власовцев там тоже были, мы от них русского мата удостоились. Текст зачитал , а дальше что делать не знаю. Стоять и ждать, или идти назад. Вылез немецкий офицер, с одним витым погоном на мундире и кричит нам - "Уходите,иначе будем в спину стрелять".
   Пока назад шел, гимнастерка мокрой стала от пота. Hапряжение было страшное. Через пару дней на нашем
участке , немцы стали сдаваться в плен... Меня предствили к ордену.

++++++++++++++++++
   Hичего этакого, по поводу пленных, я рассказывать не буду. Бывало по всякому.Комментарии тут излишние. В Польше, немцы наших пленных солдат закопали по плечи в землю, и устроили тир. Вот такой случай. Когда мы в это место пришли,нам местные жители все в подробностях поведали.
   Два раза мне приходилось освобождать концлагеря и своими глазами видеть все ужасы фашистских зверств.
А гражданское население мы не трогали. Пока бои идут, ты с мирными жителями фактически не сталкиваешься, на отдых отошел, тоже не до них. Тем более офицеры следили за тем, чтобы солдаты не грабили и не насиловали, ведь не все у нас были благородными ангелочками.
   
Массовых бесчинств не было.Трофеями я не увлекался по молодости лет, да и некому было их везти в подарок.Один трофей был - фотоаппарат, и тот, забрал штабной майор под видом борьбы с мародерством. Выстроили личный состав и проверяли содержимое вещмешков. У этого майора глазки и загорелись. И такое было...
   Коробку сигар я хранил, после махорки - шикарное курево. Портсигар был еще трофейный. Перед увольнением из армии купил у немцев гражданский костюм. Вроде все, что помню.После войны, я полтора года служил в Германии, и отношения с местным населением были исключительно корректными."- из воспоминаний первого номера пулеметного расчета "максим" 117-ой стрелковой дивизии, 275-го стрелкового полка, 2-й батальона(в конце войны 1052-м стрелкового полка 301-й стрелковой дивизии),Маргулиса П.С.



(+13 фото)


Tags: Берлин 1945, вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments