oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Евреи в Абвере.

       25 февраля 1896 года в Кёнигсберге, в семье еврейского врача Мосберга родился мальчик, которого назвали Ганс. Парнишка рос шустрый и вскоре совершенно отбился от родительских рук.
         Продолжать дело отца Ганс не хотел - его интересовали риск и приключения. Не мудрено, что Первую мировую войну Мосберг-младший встретил с нескрываемой радостью. Ещё бы! Какие перспективы открывались перед молодым авантюристом - просто дух захватывало.
         На фронте Ганс проявил себя с наилучшей стороны. Дослужился в пехоте до лейтенанта и получил восемь ранений. Домой в Кёнигсберг вернулся героем проигранной войны - полный скепсиса и разочарований.
         Но вскоре мирная жизнь у Мосберга наладилась. Ганс окончил юридический факультет "Альбертины", женился, а в 1924 году у него родился сын. Мосберг стал журналистом и занялся общественной деятельностью.
         Как активист союза ветеранов "Стальной шлем", он познакомился с молодым морским офицером Вильгельмом Канарисом - будущим шефом германской военной разведки "Абвер". Эта встреча во многом определила дальнейшую судьбу Мосберга.



Ивар Лисснер. Еврей и коллега Мосберга по Абверу.

Ivar-Lissner.jpg

      Когда к власти пришли нацисты, над Гансом Мосбергом сгустились тучи. Ему самому и всем его близким грозил концлагерь. Но тут случилось нечто странное - Ганс неожиданно оставил семью и спокойно укатил... в Китай.
        Как он сам утверждал после войны - решил спасти жену, сына и родителей. Их действительно не тронули. Похоже, что Гансу оказал услугу влиятельный приятель Канарис. Не без его стараний в 1938 году в Шанхайской резидентуре "Абвера" появился новый сотрудник - еврей Мосберг. А что? Вроде человек выполняет почётную работу - шпионит на Третий рейх. За неплохое жалование, между прочим.
        Шеф местного СД гауптштурмфюрер Йозеф Майзингер пытался подмять "Абвер" под себя - ребята Канариса активно этому сопротивлялись. Грызня шла нешуточная. Тут и о своих основных обязанностях немудрено забыть.
       - Немецкая разведка в Китае работает до смешного неэффективно, - говорил Гансу его коллега по "Абверу" датчанин Артур Ведель. - Так что противникам нацизма не стоит сознательно мешать её работе. Немцы вредят сами себе лучше любого саботажника.
        Поэтому Ведель наслаждался жизнью, регулярно получал причитающуюся ему зарплату и не комплексовал по поводу своей службы у оккупировавших его родину фашистов. Ганс Мосберг был полностью с ним солидарен.

ivar-lissner-5d6a8cee-a8f2-4ceb-824d-a811c997f44-resize-750.jpeg

        Фанатичные парни из СД пытались, правда, по мере своих ограниченных способностей добыть важную информацию. Но это не особо получалось. Однажды "асы шпионажа" сообщили в Берлин, что во Владивостоке и других городах СССР в массовом порядке распространяются листовки с карикатурами Сталина.
        Из этого следовал вывод: в Советском Союзе действует мощное антисоветское подполье, готовое со дня на день свергнуть ненавистную власть большевиков.
       Советник Гитлера по внешнеполитическим вопросам Иоахим Риббентроп был в ярости. На дворе стояла зима 1941 года, шла битва под Москвой, где советские солдаты жестоко дрались за каждую пядь земли, а тут какие-то "китайские фантазии".
        После этого Риббентроп постарался добиться, чтобы "гестаповские донесения" из Китая предварительно показывали немецким дипломатам в Пекине - чтобы те отфильтровывали откровенный бред.

abver.jpg

       Агентурная сеть гестапо в Китае не отличалась особой эффективностью. Одним из наиболее одиозных агентов был Роланд Грутли. Этот человек отличался большой физической силой, а также буйным нравом и склонностью затевать драки в пьяном состоянии.
       Такие малопригодные для разведчика качества сыграли с ним злую шутку ещё в Японии, где начиналась его разведывательная карьера. В Йокогаме Грутли избил гражданина Финляндии, после чего получил приказ немедленно переехать в Токио, поближе к германскому посольству. В японской столице буйный немец почти сразу же сломал челюсть генеральному консулу Дании. Дебошира перевели на новое место службы - в Китай.
        В Шанхае этот нестандартный разведчик открыл на средства СД (нацистской службы безопасности) публичный дом. Под этим прикрытием Грутли должен был "изучать обстановку в городе". Важное задание агент выполнял весьма специфически - дрался, постоянно пил и предавался любовным утехам.
       Закончил свою карьеру он соответственно. Однажды, крепко выпив, Грутли ввязался в драку японцев с русскими белоэмигрантами. Не то, чтобы он решил встать на чью-либо сторону, а просто так - ради куража.
       Дюжий агент поочерёдно забил насмерть четырёх японцев. После этого отпраздновал победу с русскими - напился до чертей. Ночью он вышел из борделя, а наутро его нашли мёртвым. По всей видимости, с ним поквитались японцы.

Выпусники школы Абвера.

234-kenig-19.jpg

       Военную разведку в Шанхае поначалу возглавлял резидент "Абвера" капитан 1-го ранга Луис Теодор Зифкен, работавший под видом коммерческого советника генерального консульства Германии.
       Под его началом Ганс Мосберг спокойно "проработал" до июня 1941 года. Тогда в Шанхай прибыл новый специалист "Абвера" майор Лотар Айзентрегер. Примечательно, что Айзентрегер ехал по Транссибирской магистрали (пропустили его беспрепятственно) и пересёк границу СССР и Китая за восемь часов до нападения Германии на Советский Союз.
       С первых же дней пребывания в Шанхае Айзентрегер начал "подсиживать" Зифкена. Первым делом майор просигнализировал в Берлин о подозрительных отношениях капраза с начальником иностранной секции бюро японского флота в Шанхае капитаном 2-го ранга Инао Отани.
       Айзентрегер уверял, что Зифкен и Отани занимаются незаконной спекуляцией валютой в крупных размерах, и требовал призвать соперника к ответу. Когда же это не помогло, майор обвинил капраза в гомосексуализме.
       Вскоре адмирал Канарис своим приказом назначил Айзентрегера руководителем всей системы германской военной разведки на Дальнем Востоке. Однако майор не остановился на этом и свою дальнейшую деятельность посвятил одному - изгнанию Зифкена из Китая.
        В ноябре 1942 года Зифкена отозвали в Берлин. Это настолько возмутило разведчика, что он попросту уничтожил все архивы резидентуры. Большего удара система "Абвера" на Дальнем Востоке не получала никогда. Сам Зифкен, явно опасаясь наказания, под предлогом болезни остался в Шанхае до конца войны.

234-kenig-17.jpg

        Ганс Мосберг спокойно пережил смену руководства. На нём это практически не отразилось. В Центр продолжали уходить шифровки о страстном желании генералиссимуса Чан Кайши победить китайских коммунистов и угрозах Мао Цзэдуна разделаться с японскими агрессорами. Главное, что жалование Гансу платили исправно, хватало и на поддержку семьи в Германии, и на увеселительные заведения в Шанхае.
       Ганс Мосберг близко сошёлся ещё с одним агентом "Абвера" - Иваром Лисснером. Как и Мосберг, он стал работать на германскую разведку потому, что был евреем. Благодаря этому Ивар добился разрешения для родителей эмигрировать из нацистской Германии.
       Не в пример Мосбергу, Лисснер активничал. Вернее, изображал кипучую деятельность. В 1943 году он вступил в контакт с русским белоэмигрантом Родзаевским, который, в свою очередь, работал на японскую и советскую разведки.
       Через него Лисснер якобы получал важные сведения об СССР. "Абвер" считал Ивара ценным источником информации, а НКВД полагало, что передаёт по этому каналу "дезу". Что думали японцы - история умалчивает.
      - Лучше бы ты сидел тихо и не высовывался, - не раз предупреждал приятеля Мосберг. Но Лисснер только отмахивался - его увлекли шпионские игры. - Чем на большее число разведок работаешь, - полагал Ивар, - тем меньше шансов, что тебя арестуют. Все считают тебя своим.
        Хитрого еврея не остановила даже история с Рихардом Зорге, который работал на СССР, но и немцам поставлял интересные сведения о Китае и Японии. В результате Зорге посадили в тюрьму японцы. А потом повесили.

74155566_438horz.jpg

        Но судьба Лисснера сложилась иначе. Глава СД в Японии Майзингер решил подложить свинью соперникам из "Абвера". В июне 1942 года Майзингер донёс на Лисснера японцам - мол, этот немецкий еврей занимается промышленным шпионажем в пользу СССР против Японии.
        В июне 1943‑го Лисснер был арестован японской контрразведкой, подвергся пыткам, но был выпущен на свободу в начале 1945-го, когда была установлена его невиновность.
        После ареста Лисснера, "Абвер" стал ещё больше осторожничать. Постепенно он терял позиции в Китае - верх взяло гестапо. Но Мосбергу это было только на руку. Его "служба" стала только спокойнее. Донесения в Берлин он отсылал, как и прежде, с информацией из местных газет...
        Когда Германия капитулировала, и "Абвер", и СД стали активно сотрудничать с Японией. Правда, как и ранее, успехами они похвастаться не могли. После окончания войны на Дальнем Востоке, Йозеф Майзингер был арестован американцами в Токио.
         Решившие преувеличить свои заслуги контрразведчики из штаба генерала Макартура доложили о нём, как о друге Гейдриха и Гиммлера и почему-то гомосексуалисте. Бывший руководитель имперской безопасности в регионе на допросах вёл себя не вполне адекватно, много плакал, говорил, в основном, о жене и пытался вскрыть себе вены.
        После серии допросов американцы решили отдать его для суда в Польшу, где Майзингера 3 марта 1947 года признали виновным в массовых убийствах и через четыре дня казнили.

загружено.jpg

      (Штандартенфюрер СС, к концу войны, Мейзингер, в октябре 1939 - марте 1941 гг. руководитель полиции безопасности и СД в округе Варшава. Его меры по расстрелу мирных жителей были признаны руководством рейха "чересчур радикальными". За свою деятельность получил прозвище "Варшавский мясник".
         Участвовал в создании Варшавского гетто. В 1940 г. Вальтер Шелленберг передал руководству СС компромат на Мейзингера. Гиммлер распорядился предать Мейзингера суду и расстрелять его, однако Мейзингер был спасён Гейдрихом, который отправил его в Японию.
        Мейзингер работал в РСХА, а с апреля 1941 г. был атташе по вопросам полиции при германском посольстве в Токио, а также уполномоченным СД по Японии.
        В Японии подружился с Рихардом Зорге и стал для него одним из главных источников информации. Слыл в Токио азартным игроком в покер, однажды во время игры застрелил капитана немецкого торгового флота, но это сошло ему с рук.
        В целом, Мейзингер продемонстрировал свою полную некомпетентность, в Берлине Риббентропом был даже поднят вопрос о его отзыве. Мейзингер всеми силами пытался доказать обратное: например, планировал поднять восстание в Тибете под руководством авантюриста Игнаца Требича, с которым познакомился в Шанхае.
        В Японии продолжал заниматься преследованием евреев: так, в 1941 г. Мейзингер потребовал у японской администрации уничтожить порядка 18 000 еврейских беженцев из Германии и Австрии, находившихся в гетто Шанхая.)

josef-albert-meisinger-ccadcd7f-276b-453b-bc2b-2b3c3451823-resize-750.jpeg

      Судьба Айзентрегера сложилась не в пример лучше. В августе 1946 года его судили в Шанхае в общей сложности по 27 эпизодам. Первым свидетелем обвинения оказался наконец сумевший поквитаться со своим обидчиком капитан 1-го ранга Зифкен.
       Он подтвердил, что Айзентрегер вёл разведывательную работу после капитуляции Германии, что с точки зрения международного права является серьёзным преступлением.
        В соответствии с нормами американского законодательства, бывший резидент был приговорён к пожизненному заключению. После этого Айзентрегера отправили отбывать наказание в Баварию.
        В 1950 году, как и многие другие военные преступники, он вышел на свободу. А Лисснер в 1947 году вернулся в Западную Германию, где работал главным редактором журнала "Кристалл".
        "Тихий" Мосберг долгое время сидел в американском лагере для нацистских преступников. Ему пришлось доказывать, что он не нанёс ущерба союзникам. В конце концов его выпустили. Дальше его следы теряются.
        Немцы остаются уверенными, что на их разведку работали даже евреи, а евреи не корят Мосберга, так как тот не сделал для Третьего Рейха ничего хорошего. Возможно, Мосберг не стал писать мемуаров и рассказывать о своей жизни, чтобы не разочаровывать ни тех, ни других.

4 августа 2009 года любавичские хасиды (евреи) обратились в мемориальный центр Холокоста "Яд-Вашем" с просьбой признать "праведником народов мира" адмирала Вильгельма Канариса, главу немецкого "Абвера".

1554965740151868299.jpg

https://old.rudnikov.com/article.php?ELEMENT_ID=19970

А вот еще один еврей в немецкой разведке:

     Рихард Каудер (псевдоним в германской разведке «Клатт», род. 1900, Вена - 1960, Зальцбург) - агент германской военной разведки, руководитель «Бюро Клатта» (dienststelle Klatt) в Софии.
       Уроженец Берлина. Еврей, но принял католическое вероисповедание. До 1932 г. проживал в Берлине, а затем переехал в Австрию вместе со своей любовницей Гердой Филитц (знакомы с 1928 года).
       Служил управляющим имения барона Тавонат (до 1938 г.). В 1938 году, после присоединения Австрии к Германии, как еврей, боясь репрессий, уехал в Будапешт, где занимался приобретением виз и снабжением ими за деньги евреев-эмигрантов.

Рихард Каудер.

RichardKauder.jpg

     В конце 1939 году в Будапеште был арестован по обвинению в даче взяток чиновникам, у которых он получал визы для евреев-иностранцев. Под стражей содержался 3-4 месяца и был освобождён в феврале 1940 года за недоказанностью состава преступления.
       Занимался торговлей. Примерно в 1941 году поступил на службу в германскую разведку. По решению Канариса организовал при Абвере в Софии разведорган под названием «Бюро Клатта».
       Бюро сообщало разведывательную информацию о советском («донесения Макса») и средиземноморском фронте («донесения Морица»), предоставив суммарно несколько тысяч сообщений за 1941 и 1942 годы.
       По данным немецкого историка Винфрида Майера, лишь около 10 процентов сообщений Бюро о событиях на Средиземном море соответствовали действительности, а остальные сообщения были вымышленными.
       Согласно анализу НКВД расположенный вблизи Софии германский военно-воздушный атташат в основном пересылал в Вену и Будапешт сообщения о Красной Армии, не соответствующие действительности.    Непосредственным фальсификатором сообщений был сотрудник «бюро Клатта» белогвардейский офицер корнет Л. Ф. Ира (ум. 1987).
       В 1944 году был арестован СД по подозрению в сотрудничестве с английской разведкой, но был освобождён. После войны арестован американской разведкой. Потом отпущен.


0h30myw19cl41.jpg


Tags: вторая мировая, противник
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments