oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Чуть Жукова не подстрелили... Артдивизия прорыва.

       "После месячных боев на Волховском фронте, 18 апреля 1943 года, дивизия вновь поступила в распоряжение ставки. Мы собрались всем полком с автомобилями и имуществом на станции Жихарево, погрузились в эшелоны и отправились в г. Солнечногорск под Москвой. Командир полка грузин и его зам. по снабжению любили выпить.
         Зам. по снабжению Смирнов получил в Жихарево на допе продовольствие и большую бочку спирта. Сверху было отверстие, через которое шлангом наливали спирт. В дроге спирт никому не давали, а зам. по снабжению с этой бочки почти не слезал, радовался, что везет спирт.
        Когда мы прибыли в Солнечногорск и стали сгружать бочку, она почему-то оказалась легкой. А когда заглянули в нее, спирта оказалось только на дне. Умельцы по дороге, когда продовольственники спали, сверлили в стенке бочки отверстия и наливали спирт. И так сверлили все ниже и ниже, пока не дошли чуть ли не до дна. Оставшиеся отверстия умело заделывали деревянными чопиками да так, что было незаметно. Можно было посмотреть на свирепость этого зама и самого командира полка.
        В Солнечногорске мы стояли около месяца, и эти деятели выпили не один литр водки и спирта. В полк прибыли НКВД и прокуратура и проверили расход спирта. Оказалось, что больше всех спирт пили командир полка и зам. по снабжению. Приказом по дивизии их разжаловали и отправили в штрафники.



Командир 17-й артиллерийской дивизии прорыва РВГК - Волкенштейн Сергей Сергеевич.

загружено.jpgVolkenshtejnSergSerg.jpg

      Был у нас в полку помощник начальника штаба, капитан Кузнецов. Так вот этот Кузнецов таскался за молоденькой связисткой Таней. Она с ним жила и другим не отказывала. В пьяном виде он бесился. Однажды в пьяном виде, он зашел в помещение, где она находилась, и в упор расстрелял ее, а потом застрелился сам. Были и такие вояки.
        Командиром полка назначили бывшего начальника штаба, капитана Раевского, тоже выпивоху, а зам. командира полка по снабжению капитана Дашука Александра Яковлевича, с которым я дошел до конца войны. Для нас она закончилась в Златой Праге. Но до этого было еще далеко. Раевский, хотя и пил изрядно, но был кадровым офицером еще до войны и грамотным артиллеристом.

Командный состав 242 минполка 19.11.1944 год Второй ряд-первый справа А.Н. Примаченко. (автор)

242minpolkkomsostaw.jpg

     В мае 1943 дивизия вошла в распоряжение командующего Брянским фронтом, генерала армии Попова М.М. От Солнечногорска до реки Псел марши составляли по 500 км. Была большая нехватка ремней для динамомашин. Приноровились крутить ремни из телефонных проводов. Но они лопались, а то и срезали шкивы.
       Брянский фронт был правым крылом Курской дуги, где готовилось генеральное наступление. Мы были на переднем крае фронта под городом Болхов. В течение почти двух месяцев мы копили мины, которые ночами доставляли на передовую.
       Линия фронта проходила по реке Оке. С одной стороны ее были немцы, с другой - наши. И те и другие брали воду в реке, но никто ни в кого не стрелял. Кстати и на Волховском фронте была приблизительно такая же ситуация. Наши пехотинцы ночью клали на пеньки махорку, а немцы брали махорку, а оставляли сигареты и шоколад, которого у нас и в помине не было. Это происходило в нейтральной зоне, между двумя краями обороны.

bezymjannyj-2.jpg

       Всеобщее наступление на Брянском фронте началось в 20-х числах июля 1943 года. Войска шли по нескошенным полям, где было много убитых наших и немецких солдат.
       В августе 1943 года наша дивизия вошла в состав Воронежского фронта. Командующим фронтом был генерал армии - Ватутин. Все время наша дивизия находилась в боевых действиях. Наш полк нес ощутимые потери в живой силе.
       В первых числах августа 1943 года в составе 1 армии, мы принимали участие в освобождении города Орла и ликвидации орловского плацдарма. В ходе боев было освобождено еще ряд населенных пунктов и городов. В районе деревни Казачья лисица была разгромлена колонна отступающих немцев. Был занят г. Грайворон и дальше дивизия продвигалась к г. Ахтырке. Заняв боевые порядки в районе Ахтырки, дивизия была потеснена противником. Через сутки отчаянных боев равновесие было восстановлено.
       Однако бывший передний край обороны нашего, 242 полка, остался в нейтральной зоне. Два дивизиона успели отойти, а третий - майора Лапина был полностью уничтожен, осталось в живых 5 человек, поэтому вся боевая техника, в том числе минометы и автомобили, остались в нейтральной зоне, на старых боевых порядках.

bezymjannyj-7.jpg

       По приказу командира полка, образовали группу из 8 человек - два офицера - шесть рядовых. Вооружили нас автоматами, гранатами и ломами. По ночам мы выходили в нейтральную зону и грузили минометы на машины, затем их руками выкатывали из капониров и катили в тыл нашего переднего края.
       Еще за месяц до наступления на Ахтырку я присмотрел трофейный броневичек "Хорьх". Мы его отремонтировали, выбросили пушку и пулемет и приспособили под тягач. Докатив машины до деревни, дальше тянул их наш тягач. Все машины были почти новые, получили их на Волховском фронте. Спасли всю матчасть, не смогли восстановить только две машины ГАЗ-2А
       Эту работу мы выполнили за 2 ночи. Легко было брать ствол миномета, но невероятно тяжело было отрывать от грунта плиту миномета, на которой стоял ствол. Минометы 120 калибра, за каждым выстрелом отдача, плиту-чашу с каждым выстрелом запрессовывает в грунт-глину. Чтобы поднять плиту из глины требовалось 4-6 ломов.
       Работали под самым носом у немцев - их передний край находился в 100-150 метрах. При этом передний край обороны немцев беспрерывно освещался ракетами. И рвались мины, немцы били по площадям. Вначале все делалось тихо. Но потом приходилось стучать. Усталость при этом была адская и уже никакой страх нас не сдерживал. Спасли 15 машин и 20 минометов. За две ночи вывели в парковый взвод и за неделю все восстановили. Как нас не обнаружили немцы, остается только гадать. За эту операцию я был награжден орденом "Красной Звезды".

imga0647.jpg

       Противник особенно настойчиво держался за Ахтырку. 18 августа силами 100 танков и полка мотопехоты под прикрытием авиации немцы потеснили наши части и, развивая успех, стали продвигаться вперед. Ряд наших артиллерийских подразделений попал в полосу действия танков, в том числе и наш второй дивизион.
       Но артиллерийский дивизион оказал такое сопротивление, что противник, будучи под ураганным огнем всей артиллерийской дивизии, был вынужден отступить. Бой длился 5 часов. Было уничтожено 25 танков, 5 автомашин, 3 бронетранспортера. Тыловики, при наступлении немцев, удрали за 30 км., а мы отошли на 4 км, организовали оборону и не дали немцам пройти.
       По пути боевых действий за Ахтырку, мы освободили многие села Украины. Однажды мы с парковым взводом находились в совхозе Красный. В один из вечеров по дороге, которая находилась напротив нас, шла колонна виллисов с включенными передними фарами. С нашей стороны кто-то стал стрелять по дороге из карабина. Я и капитан Аблязов подошли к дороге. В это время передний виллис остановился, а за ним остановились еще несколько машин.
       Из первого вышел плотный мужчина в кожаной куртке и спросил, кто стрелял? Лейтенант Гольдман ответил, что стрелял он и поинтересовался: "С кем имею дело?". Мужчина ответил: "С Жуковым", - и влепил ему в ухо, да так, что тот чуть не упал в кувет.
       Гольдман не растерялся, вытянулся и отчеканил: "Тов. маршал, выполнял ваш приказ. Стрелял на поражение за демаскировку фарами". Жуков ответил: "Дурак, ведь я же ехал со стороны фронта". Он, конечно, понял, что не прав. Повернулся к нам и спросил, а вы кто такие?
       Лейтенант Аблязов ответил: "Командиры советской армии, товарищ маршал". А он нам и говорит: "Не командиры вы, а бандиты с большой дороги". - Сел в машину и колонна виллисов помчалась дальше.
       Этому Гольдману вечно не везло. Уже находясь в Германии, стояли мы в лесу. Он сел на немецкий мотоцикл, а ездить не умел. Разогнал его, а остановить не может. И влепился в штабель пустых металлических бочек из-под горючего. Все летело с таким грохотом, что нельзя было разобрать, где бочки, где Гольдман, а где мотоцикл.

krjuch.1.jpg

       Особенно ожесточенными были бои в районе Букринского плацдарма. В октябре 1943 года наш Воронежский фронт был переименован в 1-й Украинский. Командующим фронта был генерал Ватутин.
      6 ноября 1943 года на рассвете началась историческая битва за освобождение Киева. Наши части овладели предместьем города - Пущей-Водицей. В этот же день столица Украины была полностью освобождена. В 7 часов утра я был на Крещатике.
      С ходу был освобожден и Житомир. Однако противник оказал жесткое сопротивление, предприняв хорошо подготовленную атаку. Наши войска временно оставили Житомир. В Киеве мы сосредоточились в районе Святошино в Сыровецких лагерях. А наши огневые позиции были в 20 км от Киева по направлению Житомира в деревне Раковичи.
      Вторично Житомир был освобожден в декабре 1943 года. Приказом Верховного главнокомандования наша дивизия получила наименование 17-я Киевско-Житомирская артдивизия прорыва РВК. Дальше боевой путь дивизии прошел через Коростень, Шепетовку, Старо-Константинов, Ново-Константинов на Проскуров. Проскуров был освобожден с ходу.
       Особенно яростно билась рота пехоты, которая удерживала железнодорожный вокзал в Проскурово. Когда погнали немцев, отрезав им путь по железной дороге, командира роты спросили, как он сумел удержать одной ротой вокзал против такой массы немцев? - Так перед нами была наглядная агитация, - он показал на цистерну со спиртом, стоящую на путях. Возможно это анекдот, но в каждой шутке есть доля правды.

krjuch.5.jpg

        После Проскурова мы дошли до Тернополя. Заходя в села Западной Украины, мы не встретили ни одного мужчину, все они добровольно, или насильно были в бендеровцах. Мы находились в селе Вельки Луки недалеко от Тернополя. Рядом был парковый взвод соседнего артполка. В одну из ночей 10 солдат этого взвода, сонных, перерезали бендеровцы.
       Утром из боевых порядков приехал командир этого полка, чтобы разобраться. Он приказал тщательно обыскать село и всех найденных мужчин привести в штаб. В результате нашли 7 мужчин. Узнав кто они, командир приказал повесить каждого на отдельном дереве.
       18 июня 1944 года был освобожден г. Золочев под Львовом. Там был окружен и полностью уничтожен механизированный корпус немцев. Было много немецкой техники. Я взял там несколько грузовых автомобилей: Бьюик, Мерседес Боргвард и легковой автомобиль Хорьх. Было много раненых и убитых. Отдельные группы немцев скрывались в лесах.
        27 июля был освобожден Львов. Начались бои за освобождение Польши. 23 августа наши войска пересекли границу Польши. Были освобождены Жешув, Дембица, Кросно и другие города и населенные пункты.
        В Кросно шли по улице. Тишина. Стоит немецкая пушка, развернута в сторону немцев. Зашли на территорию небольшого завода. Набрали разного инструмента: сверла, резцы, маленький токарный станок, строгальный, сверлильный. Механические пилы. Идем обратно. Видим наши залегли цепью и кричат нам,- ложись. Мы под свистом пуль перебежали к своим. Оказалось, что в корпусах завода засели немцы. Как мы туда зашли и вышли незамеченными для меня загадка.

krjuch.6.jpg

        В декабре 1944 года началась усиленная подготовка и сосредоточение наших войск на Сандомирском плацдарме в целью дальнейшего развития наступления на Краков и Верхнюю Селезию. 19 января 1945 года был освобожден Краков, а 29 января очищен весь Селезский район Польши. Когда подошли к Одеру, вся наша и 22 минометная бригады дальше двигаться не могли. Не было горючего.
       Командир бригады приказал мне найти где угодно горючее. В одном дворе нашли пустые металлические бочки. Загрузили их в три студебеккера и отправились на железнодорожную станцию города Котовице в надежде там что-нибудь найти и не ошиблись.
       В одном из тупиков обнаружили цистерну с бензолом. Это тоже горючее, но не из нефти. Его получают при перегонке каменноугольной смолы. Горит отлично. До 5 градусов находится в жидком состоянии, а ниже превращается в снегообразную массу. Мы заливали бензол в бочки и катили их через железнодорожные пути, а потом грузили в машины. Всего погрузили около 40 немецких 200 литровых бочек.
       Когда возвращались, пришлось переезжать понтонный мост, как на грех у одной машины загорелся ручной ленточный тормоз, видимо от трения. Пламя перебросилось на кузов, где были бочки с бензолом. Все кто был в машине и рядом на других машинах мгновенно разбежались. Я в отчаяние сорвал с себя шинель, накрыл пламя.
       Другие ребята опомнились и пришли на помощь, общими усилиями огонь погасили. Все обошлось. Только я сильно ожог кисти рук. Когда доставили горючее, командир бригады Засникин так обрадовался, что тут же подготовил приказ о моем награждении орденом Красной Звезды.
       Свой первый орден Красной Звезды я получил под Ахтыркой, когда выводили нашу матчасть из нейтральной зоны. Надо прямо сказать, что нас, не боевых командиров, не очень баловали наградами, от случая, к случаю. Вроде того, который я привел, хотя работу приходилось выполнять колоссальную. Как может воевать полк, если машины неисправны? А они все и всегда были на ходу.

krjuch.8.jpg

       Был форсирован Одер, и наши войска вошли в Германию, в приграничный город Глейвиц. Теперь это польский город Глевице. Особенно тяжелые бои шли в районе города Бриг на западном берегу Одера. Они закончились 5-6 февраля. На пути к Берлину стояли крупные города Бреслау, Глогау, Торгау, Виттенберг и ряд других. Города Бреслау и Глогау обошли, так как немецкие гарнизоны там не сдавались, и пошли дальше на Берлин. Была форсирована реке Нейсе.
       Первый по-настоящему немецкий город, который мне запомнился, был Торгау, на реке Эльбе. Здесь в конце войны состоялась знаменитая встреча наших войск с американскими. В этой встрече участвовал и я. В Торгау мне представилась возможность улучшить живучесть наших автомобилей.
      6 мая 1945 года нам приказали срочно идти на Прагу. ехали По Германии ехали на Фиате. Татры преодолели за сутки, спешили, там не спал 52 часа, а в Австрии по пути прихватили брошенный газобаллонный 7 тонный автомобиль "Бюсинг". Я сел за руль и взял с собой взвод боепитания полка в количестве 7 человек. Машина шла безукоризненно.
       На одном полустанке стоял эшелон с ящиками мясных консервов - в ящике 40 банок говяжьей тушёнки. Мы загрузили 140 ящиков тушенки в кузов. Машина была с тентом.
       Доехали до города Брно. Остановились возле комендатуры - там чехи. Приняли нас радостно, мы зашли в комендатуру. В комнате в пирамиде ружья "Зауэр"- 15,16,20 калибра. Кто хотел, тому разрешили взять по ружью. На следующий день нашли деревушку, в которой сосредотачивался наш полк. Деревушка вся сожжена. Немцы сжигали в этом районе все деревни.
       Еще раньше мы проезжали город Брикс, после войны эта территория отошла к Чехам и сейчас город называется Мост. Там я встретил Иду, свою будущую, вторую жену. Она работал в городе, как военнопленная, насильно вывезенная немецкими оккупантами из Азова. Дальше я ехал очень осторожно без тормозов до самого Кросно, где догнал полк.

marsh17-jartdiwizii.jpg

        Поскольку наш минометный полк стоял рядом с пехотой, а иногда, при наступлениях, даже впереди пехоты - были большие потери водителей. Дальность полета 120 мм мины: чугунной - 4,5 км, стальной - 5 - 5,5 км.
        В конце апреля крупная группировка фашистов оказалась блокированной юго-восточнее Берлина в предместье Люкенвальде. Задача дивизии состояла в том, чтобы остановить продвижение немцев на запад к союзникам. Немцы двинули конными боевыми порядками.
        Все дороги были ими запружены. Бои шли ожесточенные, доходившие до рукопашных. Наша дивизия несла большие потери в живой силе. И это, можно считать, уже в самом конце войны. В результате мощных ударов 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов берлинский гарнизон капитулировал.
        Перед нашей дивизией поставили задачу двигаться в Чехословакию, чтобы помочь местному подполью одолеть фашистов. За Кросно, километрах в 30, в Карпатах, проходила чехословацкая граница. Там начинался прорыв в Чехословакию. Вначале этот прорыв осуществлялся чехословацким корпусом Свободы.
        Но он понес большие потери и не добился успеха. Дивизия прибыла в Прагу 7 мая и сходу вступила в бой. 9 мая Прага была освобождена. Началась операция по захвату генерала Власова, который находился под Прагой. А также других военных преступников. На этом война была закончена.

papaikrylow.jpg

       Таким образом: 17 артиллерийская Киевско-Житомирская, ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Суворова дивизия прорыва резерва Верховного главнокомандования, пройдя с боями 7200 км от Ленинграда по полям, селам и городам России, Украины, Польши, Чехословакии и Германии завершила свой победоносный путь у стен Златой Праги." - из воспоминаний капитана Примаченко.

weonudisx.jpg


На фотографии надпись: На долгую память уважаемому инженеру-капитану тов. Примаченко А.Н. от техника-лейтенанта Крылово Н.Н Пусть это фото напоминает дни Отечественной войны. Г.Кремс 2.08.45 г.

krylow.jpg



Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments