oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Участковый после войны допрашивает солдата бывшего в плену у немцев.

Протокол допроса Ш.М. Ижбулатова, рядового 111-й стрелковой бригады 40-й армии, в Бардымском РО НКВД Молотовской области

12 марта 1946 г. с. Барда Бардымского района Молотовской области.

Я, уч. уполномоченный Бардымского РО НКВД мл. лейтенант милиции Смирнов, допросил в качестве свидетеля:

Ижбулатов Шархум Мухаматсафиевич, 1918 года рождения, уроженец с. Сараши Бардымского р-на Молотовской обл., из крестьян-середняков, колхозник, работает в к-зе "Ударник" кладовщиком, б/парт., образование 4 класса, женат, детей нет, со слов не судимый, по национальности башкир, проживает в с. Сараши Бардымского района Молотовской области.

Об ответственности за дачу ложных показаний я предупрежден по ст. 95 УК РСФСР.

Ижбулатов

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, когда и каким РВК Вы были приняты в армию?

Ответ: 12/XI-38 года я был Бардымским РВК принят в РККА на действительную службу и направлен на Дальний Восток, где я и служил по адресу: Уссурийская обл., ст. Городеково, 304-й стр. полк до января м-ца 1942 г. В январе м-це 1942 года я в составе 111-ой рабочей бригады был направлен на фронт. Через один м-ц с Дальнего Востока я прибыл на ст. Ветлужская Кировской области в учебную часть, где я проходил службу два месяца, обучаясь на лыжника-разведчика. В апреле м-це в числе батальона я был направлен в действующую армию на фронт. На фронте я был в 40-й армии 111-й стр. бригаде на ст. Касторная и в бой я вступил 2/V-42 года. В бою я находился до 6/VII-42 года, после чего попал в плен.

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, при каких обстоятельствах Вы попали в плен к немцам?



80986751_2646633778763907_2171578891271929856_o.jpg

Ответ: Под ст. Косторная я в числе 111-й стр. бригады попал в окружение немцев, но из окружения с боем мы вышли и через 4 дня нас вновь окружили. Из второго окружения мы вновь вышли. Третий раз нас окружили в июле м-це 1942 года под гор. Воронеж. Когда мы отбивались, чтобы выйти из окружения, меня ранило гранатой в правую ногу, а которые были вместе со мной – их убило.

Т.е. я с двумя сержантами был направлен уничтожить немецкий пулемет и, когда мы поползли к пулемету, нас заметили немцы и стали бросать гранаты. Сержанты были убиты, а я ранен в правую ногу и потерял сознание. Сержанты были один из них из гор. Свердловска, фамилию и имя которого забыл, а второй из с. Куеда, по фамилии Ханшин. Я был ранен и не мог двигаться. Остальные наши вышли из окружения или нет, я этого ничего не знал, а я был взят в плен немцами раненый.

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов о пребывании Вас в плену у немцев. Где Вы были и сколько времени?

Ответ: С 6/VII-42 года я находился в лагере на ст. Касторная. Лагерь был сделан на свинячьей ферме. Я лежал, ходить не мог. В этом лагере я был 8 суток, после этого меня увезли в другой лагерь на ст. Щигры под гор. Курск. И там я находился 13 суток. После этого меня отправили в лагерь в гор. Курск, где я находился до марта м-ца 1943 года.

Меня лечили при лагере свои санитары и врачи, попавшие в плен, т.е. военнопленные. Лекарства никакого не было, только делали перевязки тряпками, удаляли червей и вшей. Меня вылечили почти через год, т.е. в апреле 1943 года. В марте 1943 года меня из Курска отправили на ст. Сумы (Белоруссия), где я находился 3 суток, потом отправили в Польшу в г. Радом, где я находился в лагере по день моего освобождения, т.е. до января м-ца 1945 года.

В этом лагере нас заставили работать на разных работах: возить уголь, пилить лес и выполнять другие работы. В январе 1945 года наши войска стали подходить к реке Висле. Тогда нас из лагеря стали угонять пешком дальше в Германию. Гнали нас человек по 500 и, не доходя до реки Одер км 200, нас освободили наши танки.

В лагере знакомых из нашей области я никого не видел, а с которыми я дружил и работал вместе, то были один из гор. Уфы, фамилию не знаю, а звать Сергей, из Новосибирска, которого фамилии и имени не знаю, из г. Куйбышева был молодой парень с 1922 года рождения, фамилию также не знаю, а звать Василий. Когда нас гнали в Германию, не кормили, идти мы не могли и вели нас немцы не по дороге, а полем, где телеграфные столбы. Дорогой отступали сами немцы.

Когда стали наступать советские танки, то немцы нас, военнопленных, стали стрелять из автоматов по колонне. Очень много пленных было убито, а меня они ранили в правую лопатку из автомата, и я упал без сознания. Сами немцы убежали и я не помню, сколько времени лежал без памяти, и кто из пленных остался жив или всех убили. Много было раненых.

Когда я вошел в чувство, то уже были наши войска и собирали пленных. Кто был целым и мог ходить, то отправляли в тыл пешком. Я мог ходить, т.к. ранен был в правое плечо в лопатку. Дорогой делали перевязки и шли пешком. Тех товарищей я больше не видел; возможно, они были убиты.

81236496_1285761888278558_267342004571078656_o.jpg

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, сколько раз и кем Вы допрашивались за время нахождения Вас в плену и по каким вопросам?

Ответ: За время нахождения в плену меня ни разу не допрашивали. Некоторых допрашивали, которые были здоровые, а я был ранен, поэтому меня не допрашивали. А кто был здоров, то некоторые сами писали заявления, чтобы их освободили из лагеря и приняли во власовскую армию.

И их принимали, но все были незнакомые. Однажды мне пришлось увидеть одного знакомого, который служил у власовцев. В феврале 1945 года, когда нас перегоняли из Польши в Германию, то для усиленного конвоя дали власовцев, вооруженных пулеметами и автоматами.

Я заметил одного из конвоя, похожего на татарина, и я спросил его на своем башкирском языке, откуда он и как попал в германскую армию? Он также ответил на башкирском языке, что из дер. Танып Бардымского р-на Молотовской обл., фамилия его N, имя не сказал, рождения 1926 года. В армию мобилизован в 1943 году Бардымским РВК и по прибытию на фронт с первого же дня перебежал на сторону немцев.

Он рассказал, что его там допросили и приняли к власовцам в армию. Служить хорошо, пьем водку, кушаем мясо и колбасу. Но разговаривать было больше нельзя, т.к. шли немцы, и этот N с другими власовцами, подходя к лесу, пошел цепью примерно в 50 метрах от колонны пленных. А когда стали подходить наши танки, то все они открыли огонь по нам, в том числе и N. Больше знакомых я никого не видел.

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, служили ли Вы в немецкой армии, полиции, РОА?

Ответ: В немецкой армии, полиции, РОА я не служил и кроме N я никого не знаю. А N служил в армии власовцев, и где он находится в настоящее время мне не известно.

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, что Вы нигде не служили, кто может подтвердить это?

Ответ: О том, что я нигде не служил у немцев, подтвердить не знаю, кто может. Близких знакомых никого не было.

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, кем и когда Вы были освобождены и допрашивались ли Вы офицерами союзных армий?

Ответ: Освобожден я был в феврале м-це 1945 года войсками Красной Армии, союзных армий я не видел, поэтому и не допрашивался.

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, где и когда Вы проходили фильтрацию?

Ответ: При освобождении из плена сразу же меня допрашивал старший лейтенант. После этого, когда я прибыл в гор. Брест-Литовск на сборный пункт, допрашивали второй раз и отпустили домой. Больше не допрашивали нигде.

oxWEvavYOUo.jpg

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, при пленении Вас какое оружие было при Вас?

Ответ: При пленении у меня была одна граната РГД и больше никакого оружия, т.к. не было патронов. Я свой автомат отдал замполитруку, старшине. Мне дали гранату на выполнение задачи уничтожить немецкий пулемет, и я был ранен.

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, каким путем Вы прибыли домой: одиночным или групповым?

Ответ: Домой из Брест-Литовска нас отпустили трех человек. Один был из Москвы, второй - из Казани и третий я. Ехали мы пассажирским поездом и домой я прибыл в с. Сараши 10/III-45 года.

Вопрос: Расскажите, Ижбулатов, что Вы еще можете дополнить по делу?

Ответ: Дополнить ничего не могу. Протокол записан с моих слов правильно и мне прочитан вслух. В чем и расписуюсь.

Ижбулатов

Допросил: Уч. уполномоченный Бардымского РО НКВД

мл. лейтенант милиции Смирнов

Д.2216. Л.4-5об. Подлинник. Рукопись.


61837215_1118810168307065_7396161089345421312_n.jpg


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe
promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 254
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments