oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Забавные действия оперов из ФСБ при задержании "экстремиста". ( видео )

Довольно забавное поведение оперативников ФСБ, убежали от какого-то дрища с баллончиком, бросив коллегу и призвали на подмогу до зубов вооруженный СОБР. И смех и грех. А удостоверения они, судя по видео, не предьявляли. Не...не, однозначно не сравнить с чекистами Джержинского.

Житель Красноярска залил из перцового баллончика пытавшихся схватить его мужчин в штатском и стал подозреваемым в нападении на сотрудников правоохранительных органов (часть 2 статьи 318 УК).

Ранним утром 7 ноября 2019 года 26-летнего жителя Красноярска Артема Загребельного разбудила его девушка Маргарита. Она услышала стук в дверь.





На часах было без десяти семь, пара решила не открывать — тем более стук прекратился сразу же, как Артем проснулся. Молодой человек попытался снова заснуть, но примерно через час ситуация повторилась — в этот раз посетитель был настойчивее и отрывисто жал на кнопку дверного звонка. Артем пошел к двери, но в подъезде вновь никого не оказалось. Он попросил девушку сделать фото через дверной глазок, если позвонят еще раз, и пошел в душ.

Когда Артем вышел из ванной, Маргарита показала ему видео: за дверью стоял, слегка ссутулившись, крупный мужчина в синей рубашке. Это показалось Артему странным: незнакомец был одет слишком легко для ноября и не похож на соседа по подъезду — тем более, что они с Маргаритой не шумели и никого не заливали. Загребельный решил спуститься в магазин, чтобы купить минералки, а заодно проверить, ушел ли мужчина. В карман куртки он положил перцовый баллончик.

Человек в синей рубашке — позже Артем узнает, что его зовут Александр Пшеничников, и он работает в ФСБ — поджидал Артема в холле у лифтов. Рядом с ним стояли два сослуживца, тоже в гражданской одежде. Судя по всему, оперативники не знали, как выглядит Загребельный — его не остановили, когда он прошел мимо них по пути в магазин и обратно.



— Когда возвращался, я вызвал лифт, — вспоминает Артем. — Краем глаза заметил, что они какой-то интерес ко мне проявляют, что ли. И когда лифт уже закрывался, я опять заметил краем глаза, что один из них за мной заходит — тот, здоровый, который стучался. Я растерялся и в лифте не нажал кнопку. Зашел в телефон, открыл гугл — ждал, чтобы он сам нажал кнопку или сказал, что ему надо. Он спросил: «Какой этаж?». Я говорю: «23-й». Он: «Загребельный?». Я говорю, что да. Он меня берет за руку. До этого дверь лифта начала закрываться, он ее подпер ногой и говорит мне: «Пройдемте».

Что было дальше, хорошо видно на записях с камер в лифте и подъезде. Не показывая удостоверения, Пшеничников пытается схватить Загребельного и вывести его из лифта; на помощь оперативнику спешат его коллеги. Уже в подъезде вырывающийся Артем достает перцовый баллончик и заливает им Пшеничникова и еще одного сотрудника (позже он скажет следователю, что его зовут Артем Архипов). Пшеничников и третий оперативник закрывают руками лица и сбегают, а Загребельный остается лежать, прижатый к полу Архиповым.




«С оставшимся [мужчиной] мы упали на пол. Он упал на меня и руку с перцовкой захватил. Я ему говорю: "Слышь, ты вообще кто?", а он говорит: "Я из ФСБ!". Я перестал сопротивляться и крикнул что-то типа "Нельзя было сразу сказать". Тут в подъезд влетел СОБР, наставили на меня пистолеты, надели наручники», — вспоминает Загребельный. Он подчеркивает, что не понимал, кто его задерживает: «Я растерялся, не соображал, что происходит, почему какие-то люди начинают меня выводить, почему остальные начинают ко мне приближаться <…> Мне были совершенно непонятны их мотивы».

Из подъезда, рассказывает Артем, его вывели в припаркованный во дворе микроавтобус и положили лицом в пол между сидений. К задержанному подошел Пшеничников и спросил, зачем тот залил его перцем, и сказал, что он — «начальник ФСБ». Артем ответил, что не знал, что перед ним сотрудник спецслужбы. Пострадавшие уехали на «скорой помощи», а к автомобилю подошли еще несколько силовиков.

Из микроавтобуса Загребельного повели обратно в квартиру — на обыск. Он рассказывает, что сотрудников больше всего заинтересовали найденные в его квартире блочный лук и мачете, а также электроника и блок-схемы — все разговоры сводились к тому, что он собирался делать бомбы и убивать людей.



Говорили: «Придурок, по 317-й статье от двенашки выхватил, ты человека ослепил, ты понимаешь, что тебе только за это от двенашки дадут?!». И девушку мою начали травить: «Ты готова ему передачки от двенашки носить?, — рассказывает Артем.

После обыска Загребельного повезли в управление ФСБ на улице Дзержинского. Здесь Артема посадили в темный кабинет, где его ждал Пшеничников. Оперативник жаловался, что от света у него болят глаза.

Затем Пшеничников сказал, что «слишком благороден, чтобы подкинуть [ему] наркотики» и стал бить Артема по рукам деревянной рукоятью нагайки, изъятой во время обыска. Затем, утверждает Загребельный, оперативник несколько раз ударил его по ключице, левой скуле, подбородку и затылку и пригрозил увести его «в подвалы, где не слышно никаких криков».

Через три дня после задержания, 10 ноября, Артем обратился к врачам, чтобы зафиксировать свои травмы. У него обнаружили ушибы подбородка и грудной клетки с обеих сторон, а также ушибы ягодицы, бедра и мягких тканей левого запястного сустава. 25 декабря судебно-медицинская экспертиза, изучившая сделанный в тот день рентгеновский снимок, пришла к выводу, что у Артема также было сломано шестое ребро справа.



Загребельный рассказывает, что оперативник хотел от него признательных показаний, угрожая статьями о покушении на сотрудника (317 УК) по эпизоду в подъезде и о призывах к терроризму (205.2 УК) по эпизоду с сообщением украинскому пранкеру. «Он предложил: "Давай с тобой отрепетируем несколько вопросов, запишем нормально сознанку" и стал подсказывать ответы. Я был в шокированном состоянии, с угрозами по 317-й статье, мне пришлось со всем соглашаться. Он записал: да, было, [призывал в разговоре с Вольновым], раскаиваюсь», — вспоминает юноша. Затем оперативник предупредил его, чтобы он «не вздумал тупить у следователя» и пообещал условный срок и штраф при хорошем развитии событий.

В своем заявлении в СК на действия оперативников Загребельный пишет, что пока он находился в здании УФСБ, сотрудники все время издевались над ним: например, когда кто-то выходил из кабинета, его сковывали наручниками на стуле руками назад, так как он «опасный и буйный придурок и залил сотрудников перцем». Кроме того, Пшеничников спрашивал у Артема, хорошо ли его девушка занимается оральным сексом; когда тот ответил, что девушка таким не занимается, оперативник ФСБ рассмеялся и спросил, зачем тогда она ему нужна.

Следователь допросил Загребельного уже вечером — по его словам, без присутствия адвоката. Запуганный силовиками, он повторил все, что посоветовал ему Пшеничников. Артема отпустили без какой-либо меры пресечения.



На следующий день, 8 ноября, Артема направили в Красноярское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы, его девушка поехала вместе с ним. В коридоре, вспоминает он, его дожидались Пшеничников и Архипов; они, смеясь, посоветовали сказать, что все свои травмы он получил при падении [до задержания].

Затем Артем направился в УФСБ. Пока он получал назад изъятую во время обыска технику, третий участник потасовки в подъезде оперативник Александр Ахметов подозвал Маргариту к себе.

«Он ей сказал, чтобы она нашла в интернете символику Третьего Рейха и запостила в какой-нибудь группе, потом скинула ссылку ему по вотсапу, чтобы ей потом сделали административку и штраф тысячу рублей, и тогда она свободна. Она спросила, за что это вообще, сотрудник ответил, что это месть за перцовый баллончик. Пшеничников ей ранее говорил, что будет мстить законными и не очень законными способами. Я ей сказал, чтобы она ничего не размещала», — говорит Артем. 11 ноября Ахметов написал девушке Загребельного сообщение в секретном чате в вайбере: «Маргарита, вы ничего не забыли?».



Уголовное дело о распылении газа в лицо оперативникам Следственный комитет возбудил 9 декабря. В постановлении указано, что потерпевшие — начальник отделения УФСБ по Красноярскому краю Пшеничников и оперативник этого отделения Архипов — получили химические ожоги глаз первой степени, что квалифицируется как легкий вред здоровью. Также в документе утверждается, что перед задержанием Артема сотрудники представились ему и «предложили проследовать до УФСБ».

Справка: (В мае 2019 года Следственный комитет прекратил уголовное дело против 22-летнего анархиста из Челябинска Михаила Перкова, распылившего газ из баллончика в лица двух оперуполномоченных Центра «Э», проводивших оперативно-розыскные мероприятия. СК счел, что Перков не знал, что перед ним сотрудники полиции, так как они были в гражданской одежде, не представились и не показали удостоверения.)

Координатор «Правозащиты Открытки» Алексей Прянишников считает, что в этом случае статья о насилии над представителем власти неприменима. «По имеющимся данным, а также по видео, которое было осмотрено у следователя, мы можем сделать, что оперативники не предъявили Артему служебные удостоверения. Исходя из этого, применение статьи [318 УК] недопустимо — тем более, что они были в гражданской одежде, и Артем, почувствовав угрозу в свой адрес, использовал газовый баллончик, не превышая мер необходимой самообороны», — говорит он.



Прянишников добавляет, что следствие неверно квалифицировало происходящее: «Даже если мы предположим, что удостоверение предъявлялось, и Загребельный некорректно применил меры самозащиты, то квалификация по части второй этой статьи безосновательна, поскольку она подразумевает значительный вред здоровью. <...> Применение обычного баллончика — не спецсредства, которое у полицейских, а баллончика, который в каждом оружейном магазине продают, не может повлечь серьезные нарушения зрения — максимум на полчаса. Квалифицировать это по второй части не представляется правильным».

По словам Прянишникова, по делу о переписке с Вольновым пока ничего не происходит, оперативники УФСБ интереса к Загребельному после первого визита не проявляют. Сам Артем говорит, что это дело сотрудники пообещали «поставить на паузу».



(Евгения Вольнова (настоящее имя Никита Кувиков) в России обвиняют по нескольким эпизодам публичных призывов к терроризму (статья 205.2 УК): после пожара в ТЦ «Зимняя Вишня» в Кемерово звонил сотрудникам местных моргов, представлялся сотрудником МЧС и называл завышенное количество жертв. В пожаре погибли 60 человек, в то время как Вольнов говорил о 300 погибших. Басманный суд Москвы заочно арестовал Кувикова.)

Артем говорит, что действительно переписывался с Вольновым «ВКонтакте». По его словам, это было пару лет назад и над жертвами он не глумился. Позже перед обыском Загребельному показали постановление, в котором упоминалась статья о публичных призывах к экстремистской деятельности через интернет (часть 2 статьи 280 УК). Никаких обвинений по этому эпизоду ему пока не предъявили и материалов дела не выдали.

Калашников Александр Петрович - Начальник Управления ФСБ России по Красноярскому краю.



https://zona.media/article/2020/01/28/redhotsiberia





Tags: криминал
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 135 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →