oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Полицейских из Бурятии обвиняют в убийстве двух девушек.

Запутанное дельце... В августе 2002 года в небольшом бурятском поселке Селенгинск в 50 километрах от Байкала пропали две девушки - 17-летняя Женя Шекунова и 18-летняя Катя Патеюк. Спустя две недели их тела нашли в яме, выкопанной в лесу недалеко от поселка, в местности, известной под названием Клюквенная падь. Дело об их убийстве оставалось нераскрытым в течение 17 лет. В декабре прошлого года Следственный комитет отчитался о возобновлении расследования и задержании двух подозреваемых: ими оказались сотрудники МВД.

В Бурятии бывшего замначальника Селенгинского ОМВД Евгения Инкина, арестованного по делу об убийстве двух девушек в 2002-м году, также обвинили в похищении и покушении на убийство еще одной девушки. В двойном убийстве также обвиняют действующего сотрудника дежурной части Кабанского ОМВД Дмитрия Истомина.

11 декабря 2019 года республиканское управление Следственного комитета возбудило против Инкина дело по факту похищения группой лиц Татьяны Бондаревой (имя потерпевшей изменено), а также покушения на ее убийство с целью скрыть другое преступление (часть 2 статьи 126 и часть 2 статьи 105 УК).

В тот же день это дело объединили с делом об убийстве 17-летней Евгении Шекуновой и 18-летней Екатерины Патеюк в месте под названием Клюквенная падь в 2002-м году. 18 декабря Советский районный суд арестовал Инкина вместе с сотрудником дежурной части Кабанского ОМВД Дмитрием Истоминым, которому вменяется только эпизод убийства Патеюк и Шекуновой.

27 декабря тот же суд арестовал бывшего сотрудника Селенгинского ОМВД Александра Попова по обвинению в похищении и покушении на убийство Бондаревой. 16 января 2020 года Верховный суд Бурятии в апелляции отпустил его из СИЗО.





Еще в 2002-м году Виктору Шекунову, который в то время работал пожарным, удалось через знакомых сотрудников милиции выяснить место в лесу, где нашли тела девушек.

При этом сами сотрудники МВД сумели найти глухое место в лесу, где были спрятаны тела, только благодаря странному письму, которое через две недели после исчезновения девушек пришло в отдел милиции Кабанского района. В конверте была нарисованная от руки карта местности, на которой было обозначено точное место захоронения. Ни имени, ни обратного адреса на письме не было.

По словам Андрея Патеюка, много времени следователи потратили на поиск автора того самого анонимного письма с нарисованной от руки картой, благодаря которой удалось обнаружить спрятанные в лесу трупы девушек. Найти его им, однако, не удалось. Позже сами родственники выяснили, что тела нашел житель окрестного села Береговая. В прошлом он был судим и из-за этого боялся, что в убийстве обвинят его. Мужчина перерисовал карту лесного участка, обозначил на ней точное место захоронения и отправил письмом в отдел.

По словам Патеюка, когда во время допроса он стал рассказывать следователям, какие выводы он сделал, изучив следы в лесу, сотрудники обвинили его самого в убийстве дочери — ведь он так хорошо ориентируется на местности. «Если б я убил, вы бы их не нашли!» - пересказывает он свой разговор со следователями, объясняя, что тела, по его мнению, были спрятаны в неудачном месте — на холме, где ходят охотники и грибники. Тех такой ответ не устроил. «Они еще пуще на меня начали [давить]: сознайся, не бери грех на душу, как жить потом будешь. Психологически [давили]... Почему ты, говорит, второй день пьяный ходишь? Ну, [был] после поминок второй день, по-моему. Я был не пьяный, просто вид такой был», - объясняет он упавшим голосом.



В течение нескольких месяцев после убийства Жени Шекуновой и Кати Патеюк в селенгинском отделе милиции при странных обстоятельствах были убиты два сотрудника.

Первым погиб 22-летний оперативник Николай Кузьмин, который занимался делом о двойном убийстве в Клюквенной пади. Кузьмин с детства знал Катю, поскольку жил на соседней улице, и даже какое-то время «ухлестывал» за ней, рассказывает отец девушки Андрей Патеюк. По утверждению родственников убитых, осенью 2002 года Кузьмин сказал своему отцу, что знает, кто убил девушек, но ему еще нужно проверить некоторые данные перед тем, как называть имена.

Вскоре после этого, в субботу 16 ноября 2002 года, Николай Кузьмин с несколькими коллегами и знакомыми поехал на охоту. В лесу их неожиданно догнал замначальника кабанского РОВД по кадровой работе подполковник Николай Стрекаловский. Собеседник в семье Кузьминых подчеркивает, что его никто не звал присоединиться к компании.

Во время охоты Стрекаловский застрелил Николая Кузьмина. Свою вину он не признавал, но, по словам бывшего оперативника Евгения Хасоева, который в то время расследовал убийство двух девушек, ситуационная экспертиза доказала, что стрелял именно он. Уголовное дело в отношении Стрекаловского было передано в суд: милиционер был приговорен к двум годам условного срока и выплате компенсации размером в несколько десятков тысяч рублей.



В начале 2003 года прямо в селенгинском отделе милиции был убит участковый Виталий Богдан. Его тоже застрелил коллега - милиционер Александр Попов. Родственники погибших девушек и собеседник в семье Кузьминых подчеркивают, что Попов был тесно связан со Стрекаловским, так как жил в гражданском браке с его дочерью Анжелой.

Источник, близкий к семье Богдана, рассказал, что родственников пытались убедить в том, что более опытный сотрудник Богдан якобы потребовал от стажера Попова провести неполную разборку-сборку пистолета Макарова, в результате чего и произошел выстрел.

По словам источника, Попов тоже не получил реального срока за убийство Богдана и «пролетел как несчастный случай»: «Так, в дурке пару месяцев протусовался. Чисто на хромой козе проехал. Ему что-то там назначили, какие-то выплаты за моральный или материальный ущерб». При этом собеседник уверен, что смерть участкового не случайна: «Там все подвязано - с этим всем, что с девчонками произошло».

После убийств Стрекаловский и Попов быстро уехали из поселка, и больше их никто там не видел. А дело о двойном убийстве в Клюквенной пади надолго заглохло.



За все эти годы прокуратура трижды приостанавливала предварительное следствие по делу об убийстве в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК). При этом первый раз следствие приостановили уже 26 октября 2002 года, то есть ровно через два месяца после обнаружения тел. Все три постановления через некоторое время отменялись самой же прокуратурой как незаконные.

В 2007-м году, после смены нескольких следователей, дело отправили в архив. Первые обвиняемые в нем появились только спустя 17 лет после смерти девушек.

8 ноября 2019 года управление Следственного комитета по Бурятии возобновило производство по делу о двойном убийстве 17-летней давности. В тот же месяц с Патеюками и Шекуновыми связались следователи специального подразделения по раскрытию преступлений прошлых лет. «У меня все перевернулось после этих слов, — рассказывает Светлана Патеюк о неожиданном визите следователей. - Мы снова вернулись в 2002 год».

Спустя месяц, 21 декабря, СК объявил о задержании двух подозреваемых, — ими оказались бывший и действующий сотрудники местного отдела полиции. По версии следствия, «в ночь на 10 августа 2002 года два сотрудника милиции вместе со знакомыми девушками приехали в местность Клюквенная падь, где стали употреблять спиртные напитки; во время застолья между пьяными милиционерами и девушками произошла ссора, во время которой сотрудники при помощи топора расправились с потерпевшими».

В сообщении говорится, что следователи смогли выйти на след убийц в результате «тщательного, внимательного изучения уголовного дела», в процессе которого «обратили внимание на ряд, как могло показаться, незначительных деталей».



Задержанных арестовали и предъявили им обвинение по ч. 2 ст. 105 УК (убийство двух лиц, совершенное группой лиц с целью скрыть другое преступление). Пресс-служба СК отмечала, что на причастность к преступлению проверяются и другие полицейские. Какое преступление пытались скрыть задержанные, убивая девушек, в СК не уточнили.

В пресс-службе Советского районного суда Улан-Удэ сообщили, что по делу о двойном убийстве арестованы Дмитрий Истомин и Евгений Инкин. Истомин - действующий сотрудник дежурной части Кабанского РОВД, Инкин - бывший замначальника селенгинского отдела милиции.

В СК не называли имена фигурантов дела, но в день публикации пресс-релиза анонимный телеграм-канал «Степной дозор» написал, что один из задержанных — полковник полиции Владимир Казадаев, который начинал карьеру в Селенгинске. По данным телеграм-канала, у высокопоставленного полицейского (последняя должность Казадаева — замначальника полиции по оперативной работе УТ по ЦФО Москвы) прошел обыск, его вызвали в Улан-Удэ для дачи показаний. В тот же день бурятское управление СК официально опровергло задержание Казадаева.



СК отказался объяснять, какие новые обстоятельства помогли вычислить подозреваемых по делу 17-летней давности. Но журналисты выяснили, что сразу после возобновления следствия это дело было объединено с другим.

11 декабря, еще до ареста Евгения Инкина по обвинению в убийстве Патеюк и Шекуновой, республиканское управление СК возбудило против него второе дело — по факту похищения группой лиц еще одной девушки — Татьяны Бондаревой (имя потерпевшей изменено), а также покушения на ее убийство с целью скрыть другое преступление (ч. 2 ст. 126 и ч. 2 ст. 105 УК). В тот же день его объединили с делом о гибели Патеюк и Шекуновой.

По словам Патеюков, о существовании третьей девушки, которой удалось спастись в ту ночь, говорили в местной милиции еще во время следствия. «Говорили, что она маленько дурочка. Не воспринимали всерьез ее», — рассказывает Светлана Патеюк. «А она окончила школу с золотой медалью», — подчеркивает ее муж. Патеюки рассказывают, что девушку, которая была младше обеих убитых, вызывали на допросы, но она ничего не говорила, потому что ее «серьезно шугали». По их словам, она до сих пор живет в поселке, работает и воспитывает двоих детей.



Источник знавший обеих убитых девушек, рассказал, что осенью после убийства Патеюк и Шекуновой селенгинский охотник ставил капканы на ондатру у озера в Клюквенной пади, когда заметил на берегу свою соседку — несовершеннолетнюю Татьяну Бондареву — в компании с двумя милиционерами. По словам собеседника, охотник понял, что что-то не так, и предложил Бондаревой довезти ее обратно до поселка на своем мотоцикле. Та согласилась. Источник утверждает, что по возвращении девушка поблагодарила знакомого за то, что тот «спас ее от смерти».

26 декабря 2019 года по делу о похищении и покушении на убийство Бондаревой задержали еще одного подозреваемого — уроженца Читы Александра Попова. Человек с таким же именем 17 лет назад застрелил в Селенгинске участкового Виталия Богдана. На следующий день после задержания Советский районный суд Улан-Удэ отправил Попова в СИЗО.

Попов попал в Кабанский РОВД в 19 лет и работал в селенгинском отделе милиции оперативником и участковым с 29 августа 2002 года по 15 апреля 2003 года. В момент задержания он жил в Краснодаре; со времен службы в Селенгинске он не работал в правоохранительных органах.

Адвокат Попова Содном Бадмаев обжаловал его арест. На заседании Верховного суда Бурятии 16 января он сказал, что «из анализа показаний потерпевшей» Бондаревой следует, что никаких противоправных действий Попов не совершал, а обвинение его доверителю предъявили, основываясь на «предположениях» и «домыслах». Сам обвиняемый добавил, что сотрудничает со следствием. «Если бы это было на самом деле, я бы сказал. Но говорить то, что это было, если этого не было, я не собираюсь», — заключил он. В результате апелляционная инстанция отпустила его на свободу, вопреки возражениям прокурора.

По словам Патеюков и Шекуновых, о том, что к убийству их дочерей причастны сотрудники милиции, в поселке заговорили практически сразу. Якобы Катю и Женю видели в последний раз садившимися в служебный автомобиль, а в Клюквенной пади в ночь убийства рыбаки заметили «машину с синей полосой».



При этом, по словам родственников девушек, никто не подозревал в убийстве 26-летнего замначальника селенгинского РОВД Евгения Инкина, который теперь арестован по этому делу, - его в поселке знали как скромного и тихого человека. В 2002 году он сам участвовал в расследовании убийства двух девушек.

Время, которое прошло с момента убийства Патеюк и Шекуновой, больше всех допустимых сроков давности — но не в случае двойного убийства. Поскольку за это преступление грозит вплоть до пожизненного заключения, то в случае обвинительного приговора судья должен будет решить, применить срок давности и отпустить Инкина и Истомина, либо назначить им наказание. То же самое касается Попова, которого вместе с Инкиным обвиняют в похищении и покушении на убийство Бондаревой.

По сообщению СК, проверяются также версии о «причастности к преступлению еще ряда сотрудников полиции», поэтому не исключено, что обвиняемых станет больше.

https://holod.media/klukvennaya-pad





Tags: криминал
Subscribe
promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments