oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Чекист с пулей в колене.

       "В начале декабря 1941-го я был уже на Волховском фронте. Пока ехали к месту назначения, эшелон дважды бомбили немецкие самолеты. По прибытии одним из первых вызвался быть автоматчиком. Зима, весна и лето про­шли в боях, части, где я служил, за успешное выполнение боевых задач присвоили звание гвардейской. Надо ли говорить, насколько это поднимало дух бойцам в те суровые дни!
          Летом 1942-го часть перебросили на Донской фронт, на защиту Сталинграда. Мы уже ехали дней пять, когда в 20 километрах от Дона, не доезжая до станции Лог, наш поезд разбомбили немцы. Нам приказали тут же рыть окопы и занимать оборону, потому что немцы были уже близко.



ka0jmhlqryt31.png

        Не один раз я ходил в разведку за Дон в тыл немецкой обороны. Одно из боевых заданий помню до сих пор. Меня с товарищами послали "добыть языка". Ночь, кромешная тьма, друг друга не видно.
        Переплыли Дон на лодке, добрались до населенного пункта, где стояли немцы, на окраине увидели двоих. Одного застрелили, второго взяли в плен. Возвращаться нужно было через озеро, сами шли по шею в воде, а немца на руках несли. Позже оказалось, что пленный был офицером.
         О действиях разведчиков появилась статья в одной из газет. Вскоре нас представили к наградам и вызвали в штаб сфотографироваться у знамени части. Мои родители получили снимок вместе с благодарственным письмом командования.

CB6P4CSB1rs.jpg

        После окружения армии Паулюса в районе Сталинграда нашу часть отправили гнать немцев на запад. Помню, прибыли в заданное место, остановились на отдых, только развернули рацию, а в километре от нас показались 15 немецких танков.
        Нас всего три взвода (рота автоматчиков), из оружия - только автоматы. Укрыться негде, по дальнему взводу немцы уже начали стрелять из пулеметов. После того боя в живых остались только командир взвода, которого ранили в руку, и три солдата... Выжить мне удалось чудом. Лежу, отстреливаюсь, а танк прямо на меня идет, ну, думаю, конец... Откатился в сторону, танк прошел рядом, мимо меня. Недалеко от нас был населенный пункт, там располагался штаб дивизии.
        Заходим туда вместе с командиром взвода, он докладывает: "Товарищ генерал, рота автоматчиков погибла", - а генерал отвечает: "На то она и война..." После этого боя я примкнул к проходящим войскам, они двигались к Ростову. Ночью попали в окружение.
       Основные части ехали по дороге, а нас - полторы сотни автоматчиков и разведчиков - решили послать выбираться из окружения пешком через поля. Вокруг высокая трава, в ней лежат немецкие кабели связи. Немецкая оборона в том месте была несильной, перебили встретившихся на пути фрицев и выбрались к своим. А обоз с солдатами и техникой, который двигался по дороге, расстреляли немецкие танки...

80892144_1286638211524259_3391657406462164992_o.jpg

       Меня назначили связным командира батальона. Наши войска продолжали движение дальше, по пути освободили станицу Константиновку. Во время одного из ночных боев в январе 1943-го меня ранило в ногу.
       Опираясь на автомат дошел до повозки для раненых. Потом были сельский медпункт и девять месяцев в госпиталях Саратова, Красноярска, Хакасии. Меня комиссовали и на полгода отправили домой в Верховажье. В родное село вернулся с костылем и пулей в колене. Меня старушка-немка оперировала, разрезала колено и зашила обратно. Сказала, доставать пулю опасно. Так и хожу с ней с тех пор.
        Больше участвовать в тяжелых боях не пришлось. Осенью 1943-го я был уже дома, а в 1944 году меня взяли на работу в НКВД в Вологде, где я около года служил оперуполномоченным. Однажды прямо с работы меня неожиданно направили в командировку в только что освобожденную от немцев Литву. Прибыл в Вильнюс. Там мне предстояло служить еще девять долгих лет..." - из воспоминаний ветерана, майора в отставке Акиндина Александровича Бовыкина.

А.А. Бовыкин.



49366701817_24e2d49d52_o.jpg


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments