oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Орден Боевого Красного Знамени. Будапешт,январь 1945го - Субботцы 1971-й год.

  "Так с боями мы шли через Карпаты. Как-то выбрались на гору лесом, мадьяры с немцами отступили, и мы стали на горе и окопались. Командиры говорили, что это граница Румынии и Венгрии. Впереди были мощные бетонные доты, и нам никак было не продвинуться вперёд. Днём прилетели наши бомбардировщики, большие, высоко летели и кидали, наверное, бомбы тоже здоровые, потому что когда там взрывалось, то земля дрожала и у нас. Сидишь в траншее и такое чувство, будто от стенки к стенке тебя бросает. Видно хорошо попали, потому что огонь с этих дотов заметно ослаб.
   Через ночь, рано утром немцы с мадьярами пошли в контратаку, и почти весь день шёл бой, они наседали, много пришлось стрелять, кипела вода в пулемёте, но здесь у нас было преимущество, потому что мы были на горе, а они наступали снизу. Одно меня удивило - мы гранату бросаем вниз, она летит далеко, потом ещё катится по склону, взрывается - и то не всегда долетала до цели. А они снизу докидывают до наших окопов, а некоторые гранаты даже перелетали за нас. Такой гранатой я был ещё раз легко ранен - не успел пригнуться в окоп, граната взорвалась, и мелкий осколок влетел в щёку. Так он до сих пор и сидит там. Если пальцем нажать - он чувствуется. Позже мы поняли, что они что-то надевали на ствол винтовки, и выстрелом выбрасывало гранату.
   Когда стемнело, они убрали убитых и раненых, а то место заминировали. Здесь нам вязали на руку белые тряпочки, рвали бинты и вязали, чтобы в темноте хоть немного отличать своих. Ночью наши сапёры сделали проходы и мы тихо пошли, без боя, на другую гору, захватили спящего, сидел в боевом охранении с ручным пулемётом.
   
Поднимались на гору, начало светать, немцы обнаружили нас, мы чуть не успели дойти до верха, начался бой, тут было тяжело, закипела вода вторично в пулемёте, но всё же мы зацепились за вершину, а они пошли на правый фланг. Дело осложнилось тем, что наши не передали 84-му полку, что мы заняли эту гору. И вот по этой горе с одной стороны немцы бьют, а с другой наш 84-й лупит, никто боеприпасов не жалеет, головы не поднять. Но в целом обошлось…
++++++++++
   Ещё случай был. Погнали мы немца хорошо, он отступил километров на 15, пехота ночью пошла догонять. Нас в расчёте осталось двое - вернее, я один, а мне в очередной раз дали помощника из пехотинцев, коробки таскать, он был грузин по национальности. А дождь льёт! Раскисло всё, колёса "Максима" не протащить даже по дороге. Наш командир батальона гвардии капитан Нилов приказал пулемёт поставить на телегу и следовать за пехотой. Темнота вокруг. Старшина (не помню ни имени, ни фамилии), управлявший этой телегой, говорит мне: "Иди немного впереди лошадей, ногами будешь дорогу чувствовать, я на фоне неба хоть голову буду твою видеть, чтобы с дороги не съехать".
   
И вот мы помалу движемся - старшина на телеге сидит, помощник идёт возле левого заднего колеса, я в плащ-палатке впереди метров 10-15. Сколько-то прошли, и вдруг сзади - ууух! Взрыв! Я только присел, обхватив голову руками… Комья земли попадали, оборачиваюсь - ни телеги, ни лошадей, никого…
   Потом уже утром стало ясно, что телега как раз задним левым колесом попала на мину! Помощника очень сильно ранило, побило ему ноги, весь пах был сплошной раной. Я его на плащ-палатку пытаюсь положить, а он метается по земле, кричит с таким грузинским акцентом: "Таварищ кабадыр, спасай! Таварищ кабадыр, спасай!" И с этой плащ-палатки сползает, всё в грязи, я ему обратно стелю, а он снова кричит и скатывается. Слышу, старшина в кювете стонет. Я его подтащил поближе к дороге, ощупал, вроде крови нет, только стонет и ничего не говорит. Я опять к грузину, а он всё кричит: "Спасай!" А как я его спасу? Темень, дождь, грязь… Ох, намучился человек! К утру он помер.
   
Старшина был в тяжёлом состоянии, но живой. Утром, когда ушедшие вперёд пехотинцы обнаружили наших лошадей с оглоблей и передними колёсами, они выслали за нами вторую телегу, и на ней старшину отправили в тыл. Так и не знаю по сей день его судьбу, жив ли? А пулемёту почти ничего не сделалось - улетел метров на 20 от дороги и упал боком на колесо, которое сломалось. Поменял - и дальше…
++++++++++++
   Вообще, с пулемётом в Карпатах было очень тяжело, тащишь его вверх на гору, потом вниз - он тебя тащит, а дальше следующая гора, и всё заново, и всё под огнём. Проклинаешь всё на свете! Бывали мысли: "Хоть бы ранило, или убило, только бы не мучиться"… Марши ночные выматывали капитально! Идёшь в колонне, темень, глаза закрываются, спать охота, чуть в сторону повело - бух в кювет! Пулемёт сверху по спине! Вскакиваешь на ноги, спросонок не поймёшь, что где. Ребята хохочут, а иной раз и не смешно, потому что остальные такие же, не до смеха. А с другой стороны, разве на войне вообще может быть легко?
   
Я всегда старался иметь побольше патронов. А то были некоторые товарищи - пять раз выстрелит, и кричит: "Пулемётчики, дайте патронов!" У кого-то в вещевых мешках сухари, тушёнка, курево, ещё что-то, а я всегда набивал всё что можно патронами, гранатами, чтобы мог отбиваться до последнего, лишь бы не плен. С одной гранатой приключение случилось. Кажется, это было в Дебрецене, мы там стояли на пополнении. Подобрал я где-то одну, итальянскую, что ли? А в ней не кольцо, как у наших, а красная ленточка - дёргаешь и сразу надо бросать, никаких рычажков. Вот она лежала в кармане брюк.
    Иду мимо хаты, во дворе полно солдат, полез в карман за носовым платком, достаю, поднимаю руку - а вместе с платком ленточка красная в руке! Я руку обратно в карман и эту гранату через хату швыряю! Хорошо, там никого не было! Стою посреди двора, а взрыва нет. Ребята: "Ты чего? Белый, как стена!" Так и так, говорю, гранату выбросил, а она не взрывается. Постояли, подождали… Так никто туда и не пошёл посмотреть. Может, с дефектом каким была? Но перепугался здорово. С тех пор брал только наши гранаты, там ясно всё, кольцо жёсткое, всё надёжно.
++++++++++
    Свой последний бой я принял в пригороде Будапешта. В определённом смысле можно сказать, повезло, что ранило, говорили, в самом городе очень много погибло наших пехотинцев. Так вот, ночью немцы пошли в контратаку, стреляло всё, что могло стрелять, грохот невообразимый! Перед боем мне опять дали двух подносчиков из пехотинцев, были они из Средней Азии, то ли узбеки, то ли таджики. Я вёл огонь по наступающим, а рядом молились эти ребята. Меня ударило по правой руке, в локоть, я упал на дно траншеи, кричу им: "Хлопцы, стреляйте! Надо стрелять!" А они: "Эээее, зачэм моя будет стреляй, не буду стреляй". И молятся дальше…
    В общем, отправили меня в медсанбат, там дальше в госпиталь, потом в санитарный поезд, привезли в Краснодарский край. Ехали долго, рука болела сильно, поднималась температура, гной тёк из раны. Были и черви, выгребал их пальцем. В Краснодарском крае, в стационарном госпитале, сделали операцию, убрали кусочки кости, почистили рану. Врач там была, здоровая такая женщина, крупная, всё пыталась мне локоть вправить. Гнёт туда-сюда, я сижу, зубами скрежещу, рожи ей корчу от боли, а она всё крутит… А чего там вправлять - сустав весь разбит. Короче, видит она такое дело: "Всё - говорит - наложить гипс под прямым углом, пусть сростается". Так и срослось, живу вот с такой "клюкой", левая стала главной…
   
Несколько раз рана открывалась, гноилась, приходилось лежать в больнице, дочищали там. Каждый год ходил на переосвидетельствование инвалидности, больше всего бесило, что так же проходили комиссию и те, у кого не было руки или ноги, можно подумать, что могло отрасти. Однажды так за свой язык получил целую историю. Стоим в очереди к врачам, в трусах, кто без руки, кто без ноги, калеки. Идёт по коридору полковник, (потом я узнал, что это был главный военком Аблов). Я возьми, да и скомандуй: "Смирно, войско польское!" А он: "А почему польское?" Говорю: "Да вот, вроде и воевали, руки-ноги там оставили, а медалей нет, наверное, руководство думает, что мы в другой армии служили". Он: "А фамилия ваша как?" Ну - думаю - приплыли…
++++++++++
    Через какое-то время вызывают в военкомат, задают вопросы - где воевал, какая часть, кто командиры. Через пару месяцев опять вызов, опять те же самые вопросы. Отвечаю, а потом и говорю: "Я уже второй раз вам рассказываю одно и то же, и вы так же записываете. В чём дело?" Тут Аблов встаёт, жмёт мне руку и говорит: "Поздравляем, Вас нашла награда, орден Красного Знамени". Так вручили в 1971 году орден и медаль "За Победу над Германией". - из воспоминаний пулеметчика 5-й роты 2-го батальона 125-го стр.полка 6-й Орловской и Хинганской Краснознамённой, орденов Красного Знамени и Суворова 2-й степени стрелковой дивизии Марина В.В.


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments