oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

" Десант смерти ". 1943 г. ( 20 фото ) Дали немцам по репам.

      "Могучий Днипро мы перелетали ровно в час ночи. Я знал, что вот-вот в определенных местах должны появиться световые сигналы. Но что это? Огни горят повсюду! В небе рвутся осветительные ракеты и снаряды. Навстречу нам несутся сотни, тысячи трассирующих пуль. Ад кромешный под нами...
      Да, он самый. А может, и хуже. Впереди от прямого попадания зенитного снаряда загорелся и стал разваливаться самолет, на котором летел командир пятой бригады.
     Подождать бы, пока его обломки рухнут вниз, но звучит неумолимая команда: "Пошел!" и я бросился в проем двери. Внизу - море огней, грохот боя и трескотня автоматно-пулеметных очередей.
       Парашют раскрылся нормально и уже наполнился воздухом. И тут почувствовал, как резко дернуло стропы. Парашют как-то неестественно и быстро заскользил в сторону. Сразу же обожгла мысль: пробит купол. Но чем? Горящими обломками самолета или трассирующими пулями?



Гвардии старший сержант 3-й Гв.ВДБр. Владимир Дьяченко после Днепровского десанта (Каневщина сентябрь 1943) сумел вернуться в родную бригаду.

5.jpg

      Вспомнил, как перед самой погрузкой в самолет у нас отобрали запасные парашюты. Почему?! И тут осветительная ракета вырвала из тьмы ночи то ли дом какой, то ли группку деревьев.
      Повезло: падая с недопустимой скоростью, я угодил в скирду соломы, отскочил он неё, как мяч, и благополучно соскользнул на землю. Только и подумал что в рубашке родился.
      Потом, когда бежал полем на условный сигнал сбора, наткнулся на нескольких своих друзей, которые разбились о землю из-за того же самого, и ещё раз сказал себе: "Да, в рубашке. Теперь жить, да воевать надо".

Участник Днепровского десанта (так же известного как Букринский десант или Десант смерти), сентябрь 1943 года Черкасщина, командир 5-й Гв. ВДБр подполковник Сидорчук. Командовал объединенной бригадой уцелевших после трагического десантирования десантников.

9.jpg

     Неподалеку от деревни Медведевка с трудом нашли друг друга всего 37 десантников. Группу возглавил заместитель командира батальона капитан Жигалкин.
    Кругом куда ни глянь - пальба. Немцы всюду. Продвигаясь со всеми предосторожностями, взошли на какой-то бугорок, окопались по всем правилам и решили отсидеться здесь денек, а там - пробиваться к своим.
    Но немцы нарушили этот замысел, и уже ранним утром, поддерживаемые бронемашинами, атаковали наши позиции. Бой длился до половины дня, ибо боеприпасы кончались, но загорелась скирда и поле окутало дымом.
    Под его завесой кто остался в живых все же оторвались от противника. В одном месте наткнулись на гору трупов своих побратимов. Боеприпасов у них не обнаружили, а вот несколько пакетов с продовольствием нашли. Когда подкрепились, капитан спросил:
- Вон до той деревни добраться можешь?
- Могу. А что?
- Надо разведать, есть ли там немцы. И сколько.

Десантник, участник трагического Днепровского (Букринского) десанта смерти, гвардии старший сержант Владимир Калябин.

Память 100.jpg

     Взяв в напарники ещё одного десантника я по-пластунски пополз к видневшейся неподалеку изгороди. Войдя во двор крайнего дома мы укрылись в погребе и стали дожидаться темноты. Но тут но обнаружила хозяйка и ускорила все разведдела.
     Немцев, сказала она, в деревне немного. В амбаре, который, как мы заметили, охраняется часовым, наверное, хранится оружие: она видела, как в него "стаскивали якись-то ружжя".
     Обо всем этом доложил командиру группы. А часа через два бесшумно сняли с поста часового, и набрали оружия и боеприпасов столько, сколько могли унести. Потом полыхнул скоротечный бой, в котором был уничтожен весь небольшой немецкий гарнизон, и наша группа растворилась в ночи.

Вручение наград участникам Днепровского десанта проходило зимой 1944 года. После ранения в ноги и тяжелой контузии при штурме села Свидовок переводчик 4-го батальона 3-й Гв. ВДБр. младший лейтенант Галина Полидорова, пробыв в госпитале, была отправлена долечиваться домой.
На награждении она присутствовать не смогла. Командующий ВДВ КА генерал-майор Капитохин навестил гвардии лейтенанта, чтобы лично прикрепить орден к гимнастерке десантницы.

a32363eb5c67.jpg

     До 10 октября, совершая дерзкие нападения на малочисленные группы врага, мы благополучно обходили неприятельские засады. А вот в тот день не убереглись.
     Немцы обнаружили нас на дне глубокого оврага и забросали гранатами. Рядом с товарищем громыхнул взрыв и меня всего обдало землей и кровью. Потом - ещё один взрыв почти под ногами - "Вот и все".
     Пришел я в себя он уже после боя и начал было сгребать с себя землю свободной рукой, но в тот же миг почувствовал сильный удар по голове и опять потерял сознание.
     Когда пришел в себя, никакой земли на мне уже не было. Рядом, привалившись к стене оврага, сидел с двумя перевязанными култышками вместо рук старшина 1-й роты, рядом с распоротым животом извивался от боли солдат, которого пытался перевязать другой, тоже раненый, солдат.
    Неподалеку гоготали немцы. Я потянулся рукой к поясу, где была кобура с трофейным пистолетом, но ни пояса, ни даже гимнастерки на мне не было. "Вот когда все, - в самое сердце кольнула мысль. - Это же - плен..."

IcnKZmMZlpM.jpg
P1080105.jpg

       В плену чуть ли не каждый день грозил смертью. Чего стоил один полицай в Умани. Из наших, сволочь, был. Увидел как-то на мне десантные американские ботинки и хотел застрелить.
     Но назавтра меня и других пленных повезли в Германию. По пути была остановка в Шепетовке. Картофельный мешок согревал меня до границы с Германией, где немцы делали дезинфекцию всем пленным.
       Потом был западногерманский лагерь № 326, где лютовал надсмотрщик Сашка-москвич. Вот уж кто поиздевался над пленными. В руках у него всегда - клинок и плеть. Чуть что - не тем, так другим достанет.
     С утра - маршировка на плацу, потом все ложились на живот и ползли, выщипывая траву. И горе тому, кто пропустит хоть былинку! Потом надо было выгребать нечистоты из одного туалета и переносить в яму другого, а назавтра - наоборот.

LeDgVxZsp6w.jpgPiUaX_Ypxao.jpg

        Вскоре немцы отправляли пленных на какие-то шахты, и я угодил в этот эшелон. Поезд остановился в Нюрнберге, меня вместе с умершими выбросили на кучу хвороста, которую с наступлением ночи должны были поджечь и тем очистить "великую Германию" от духа смердов.
      Печальную роль сожжения трупов осуществлял здесь персонал Международного госпиталя Красного Креста. Так вот, изучая личные карточки умерших (а немцы-педанты скрупулезно вели их), главный врач этого госпиталя некто Анатолий Иванович Кузьмин обратил внимание на то,что я был родом из г. Павловска Воронежской области.
      Родители этого врача когда-то владели имением на Кантемировке, а сам он состоял на военной службе в Павловске Воронежской губернии. В первую мировую войну попал в плен, потом перебрался в Югославию и вот теперь снова был насильно угнан в Германию, где как-то устроился в Международный госпиталь.
     Кузьмин распорядился перенести меня в одну из палат и начал лечить земляка. В его добрые руки я попал в день своего рождения - 18 декабря 1944-го, а в сознание пришел только 20 января следующего, победного года.

P1080107.jpg
Специальный сбор командного состава 214 Воздушно-десантной бригады. 1940 г.jpg

      И попал я в какую-то кавалерийскую школу, которая находилась в Бамберге. Здесь вместе с другими военнопленными - Веней Бобылевым и Иваном Григорьевичем Нарбутом мы готовили корм для лошадей, ухаживали за ними.
      Но на нашу беду случился пожар, и мы угодили в гестапо, где были приговорены к расстрелу. Потом оказалось, что эта кара была заменена другой - отправкой в штрафлагерь в Граффенверк. Там мы копали шахты под пусковые установки ФАУ-2.
      Мне и товарищам повезло больше, чем другим: нас охранял немец, ненавидевший войну и Гитлера, отнявших у него трех сыновей. Звали его Ганс Штиммер.
И в конце войны мы спросили прямо:
- Ганс Штиммер, вы хотите уцелеть в этой войне?
- Хочу. Ещё как хочу. У меня же ещё дочь есть, её бы вырастить.
- Тогда помогите нам бежать. И сами поскорее уходите.

Группа десантников, очевидно, 1942 г., фото из личных архивов.jpg
y_1d6dd5b4.jpg

       Но это легко было сказать - бежать да уходить. А куда? Рядом - граница с Чехословакией, где повсюду фашистские войска. На первом же шагу поймают. Если только навстречу американцам пойти? Так и решили.
     И тут - везение: американцы стали бомбить Граффенверк и штраф-лагерь, и пленных направляли на тушение пожаров. Тут-то и запаслись мы необходимым продовольствием, формой одежды вестарбайтеров и даже оружием.
     Во время третьей, сильной бомбежки погиб комендант лагеря. Прихватив его оружие и кое-какие документы, семь пленных переоделись, и Ганс Штиммер повел нас на Запад. Легенда у него была одна: веду рабочих к такому-то и такому-то бауэру.
     Через неделю пути оказались неподалеку от Франкфурта-на-Майне, и здесь, попав под очередную бомбежку потеряли четырех товарищей. К вечеру грохот стих, и неподалеку появилась танкетка, над которой развевался американский флаг. Через несколько минут все были уже в какой-то американской части.
     Здесь на глазах у высыпавших навстречу им солдат и офицеров добряк Ганс Штиммер в щепки разнес свою винтовку и попросился в плен. Но ему был выписан соответствующий документ, и он отправился домой. А четверо нас, отдохнув с недельку, были зачислены в танковый десант.

y_1c851e8d.jpg9e0752ab2094.jpg

        До самого 9 мая были в боях. Бадкиссингер, Бамберг, Вюребург, Нюрнберг, Регенсбург, другие города. А после войны вместе с другими бывшими советскими военнопленными мы должны были отбыть в Калифорнию, куда отправлялась эта часть.
     Но на наше счастье, как-то встретился нам полковник из советской миссии во Франции. Он-то и посодействовал возвращению на Родину. Нас сняли прямо с корабля, отходившего в Америку.
     Потом довелось пройти и через пересыльный лагерь, где лютые контрразведчики допрашивали их со всей строгостью. Дней десять так. Потом - короткое: - Ждите.
      Дождался, приехал за мной капитан одной из частей Группы советских войск в Германии, и дослужился я здесь до сержантских погон. В 1950 году уволился в запас." - из воспоминаний десантника 3-й гвардейской воздушно-десантной бригады Н.П. Абалмасова.

Десантник Н.П. Абалмасов.

rovm04.jpg

tn1_0_77011000_1368706423.jpg
tn1_0_86269100_1368706423.jpg

5010834003_0.jpg

Десантники на учениях ПрибОВО.jpg




2_68.jpg


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe
promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →