oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Последний десантник. 1942 г.

    Весной 1942 года командование Северо-Западного фронта (СЗФ) провело крупную десантную операцию в Демянском районе Новгородской области в тылу 16-й армии вермахта.
      Целью ее было нарушить тыловую инфраструктуру окруженной группировки немцев и перерезать коммуникации, по которым происходило снабжение немецких частей.
    Выполнение десантной операции было возложено на 1-ю и 2-ю маневренные воздушно-десантные бригады (МВДБр) и 204 воздушно-десантную бригаду (ВДБр).

    Павел Варламович ЛАПИН родился в 1922 году в селе Бердске. В одиннадцать лет, прибавив себе три года, пошел работать курьером в заготзерно.
      В 1939 году вместе с юношами 1919 года рождения пытался вступить в ряды Красной Армии, но был забракован медкомиссией - оказался ростом на один сантиметр меньше. Не помогла и ссора с врачом. Павел был призван на фронт 16 октября 1941 года.

     "Нас, бердчан, объединили в одну команду из 20-25 человек. Почти все одногодки, с 1922 года рождения. Так всей командой направили в город Люберцы, где мы вошли в состав формируемой 204-й воздушно-десантной бригады. Мы со Степаном Кудряшевым вошли в один батальон, остальные бердчане разошлись по другим батальонам.
        В феврале 42-го года бригаду привезли на станцию Валдай, откуда сразу же забросили к немцам в тыл в районе Демянска. Пробыли в тылу около недели.





       Однажды по цепочке передали: "командиру роты и командирам взводов прибыть в штаб батальона". Они ушли, и мы их больше не видели: были кем-то арестованы. Видимо, произошло предательство.
     У нас замполитом роты был старшина, оказался грамотным. Он взял командование роты на себя и. объявил, что поведет роту через линию фронта на воссоединение со своими войсками.
     Шли мы лесом. Когда же немцы начинали нас обстреливать из минометов, то старшина подводил нас ближе к их огневым позициям и вражеские мины летели через наши головы, не причиняя нам вреда.



        Перед заброской в тыл к немцам нам объявили, что в том месте, куда мы десантируемся, будут базы снабжения с боеприпасами и продовольствием. Однако в действительности ничего этого не оказалось. Практически мы оказались без пищи. Продуктов, которые имели с собой во время десантирования, хватило ненадолго.
      Сильно донимали и голод, и холод. Старшина вывел нас к своим. Линию фронта перешли без боя в районе Осташкино. И все же наша рота имела потери, но не от боев с немцами, а от голода и холода. Многие бердчане ослабели и замерзли в тылу у немцев.
       Идешь..., идешь... и не знаешь, сколько километров или метров прошел, сколько времени шел, только чувствуешь, как клонит к земле. Идешь и видишь: лежит кто-то. Подходишь и начинаешь поднимать: в ответ слышишь: "еще отдохну".
        Оставлять было нельзя: оставшемуся лежать - самому уже не подняться, это верная смерть. Вот так и теряли друзей. Среди вышедших не оказалось Степана Кудряшова...


        Через три дня после выхода нас включили в стрелковый полк и направили в район Старой Руссы. Перед нами на другой стороне р. Ловати были деревни Польшаково и Гриднево. Какую из них мы брали, я забыл.
      Первый раз мы пошли в наступление в три часа ночи. Ловать форсировали по льду, но над ним стояла вода, доходившая до колен. Противоположный берег оказался крутым и высоким, около 4-х метров.
      Мы были обнаружены немецкими наблюдателями, и по нас фашисты открыли огонь из минометов и пулеметов. Тут уж было не до воды. Мы скорее стали форсировать реку и выходить на берег, занятый врагом, чтобы уберечься от вражеских мин.
        Ночь была очень темная: своих не было видно и за два метра. Деревню все же взяли. Не закрепляясь в ней, пошли дальше. Когда развиднелось, то оказалось, что нас "наступающих", всего пять человек.

После боя за Игожево.
Погибшие десантники 1 мвдбр и 204 вдбр. фотография найдена у немецкого офицера.



     Мы были на проселочной дороге, справа же и слева стоял лес. Навстречу нам, в деревню, шел немецкий танк, у нас не было никаких противотанковых средств и мы от него укрылись в лесу.
     Вскоре натолкнулись на блиндаж и вошли в него. Он оказался еще теплым. Мы забыли обо всякой опасности - перенесенные за ночь волнения и смертельная усталость валили с ног. Отогревшись, мы уснули мертвецким сном. Проспали почти сутки.
      Решили возвращаться обратно за Ловать. Вначале пошли по дороге. Немного прошли и видим: по дороге едет немец в ту деревню, которую мы брали ночью. Поняли, что в ней немцы.
        Вернулись снова в лес, поплутав в нем, обнаружили тропу. Она нас вывела к Ловати. Нам удалось, конечно, принимая все меры предосторожности, выйти к своим. Они находились там, откуда мы пошли освобождать деревню. Нас считали уже погибшими.


        Нам рассказали, что в первую ночь, когда брали деревню, то в плен было взято 160 немцев. Получилось так, что в надвигающуюся ночь было приказано опять наступать на ту же деревню.
      Как и в первую ночь с криком "ура"! мы отбили деревню у немцев. За деревней получили приказ занять оборону. Наш успех позволил форсировать Ловать более крупными силами. Тут фашисты всполошились. Они бросили на нас авиацию и усилили огонь из артиллерии.
      Наверное, немцы везли пушки еще откуда-то, так как к вечеру артиллерийский огонь врага стал еще более интенсивным. Вечером я был ранен осколком в правое плечо. Санитар разрезал мне шинель и наложил повязку. Он подал мне вырезанную им двухметровую палку и порекомендовал уходить в тыл.
        Я пошел по указанному им направлению. Не знаю, как получилось, но я чуть не попал к немцам. Хорошо, что я первый их заметил и услышал их речь. Пришлось вернуться немного назад и хорошенько сориентироваться.



       Взяв левее, вышел на нашу гаубицу. Часовой помог своими командами выйти прямо на него. Артиллеристы обосновались в шатре из хвои. Они меня переодели (моя одежда после купания в болоте смерзлась), накормили и положили спать.
       На тот раз выспаться не удалось. У моих новых товарищей были свои задачи, они торопились. Ночью по хорошо накатанной лыжне меня направили в тыл.
     К рассвету я подошел к трем домам. Зашел в один из них, на полу вповалку спали наши солдаты. Я кое-как вклинился среди них и тут же провалился в глубокий сон. Проснулся утром. В доме уже никого не было, не оказалось на ногах и моей обуви...
     Сердобольная хозяйка дала мне что-то наподобие наших сибирских "чирков". Она же показала мне путь к железнодорожному мосту через Ловать. На пути мне встретился госпиталь, но там меня не приняли, даже не покормили.
      Дошел до фанерного завода. В одной избе меня хозяйка накормила сладкой картошкой без соли и хлеба. Хозяева оставили ночевать, но предупредили о систематических ночных обстрелах немецкой артиллерией. Сами хозяева спали в подвале.
     Около трех часов ночи действительно немцы по заводу начали артобстрел. Одним попаданием из угла хозяйского дома выбило три бревна. Утром хозяин заделал пролом соломой, а хозяйка опять накормила меня мерзлой картошкой.
     Я пошел дальше на восток, шел по железной дороге, не встречая ни машин, ни повозок. За день прошел около 12-ти километров. К вечеру вошел в деревню Пола...
       Так, преодолевая разные трудности, я добрался до города Валдая, откуда два месяца назад был заброшен к немцам в тыл. Удалось отыскать и штаб своей бригады, где очень удивились мне, как оказалось единственному уцелевшему десантнику из моего подразделения."




+++++++++++++++++
Фонд 1774
Опись 1
Дело 4
Исходящие шифротелеграммы 1 МВДБригады 17 янв-29 марта.

6 марта 42.
подать продовольствие 11 марта по координатам ...приняли бой река Полометь координаты ...

9 марта 1 батальон в координатах ...основные силы ...вошел в связь с партизанским отрядом Полхмана
продолжаю движение по маршруту

11 марта
дайте продовольствие координаты ..., голодные

12 марта вышли в район ... продовольствия нет

14 марта
отсутствие продуктов вынудило атаковать Б. и М. Опуево

14 или 15 марта, без даты
Дайте что-нибудь из продовольствия, погибаем, координаты ..., поляна юго-западнее отм ...

15 марта
погибаем, голод, находимся в поясе центральных укреплений. Дальнейшие действия бессмысленны. Авиация не дает подняться. Разрешите отход старым маршрутом.

16 марта, из района ... В из-за сильного воздействия авиации отошли в район ... Продукты сбросьте в ..., где садился У-2
16 марта
продукты доставлены, распределены, но это явно не достаточно.

17 марта
Получено около полсутдачи, бригада остается голодной. Выступать сегодня не можем. Настоятельно необходимо эвакуировать раненых и обмороженных в кол-ве 250 человек.

18 марта
Гриншпуп докладывает в особый отдел НКВД
15 атаковали М.Опуево. Операция проведена без подготовки и тактически безграмотно. Имеется много жертв. Комбриг принял неправильное решение - оставил селение не подобрав раненых, убитых в т.ч. комбата и уполн. Крылова
18 марта
Положение части без изменений, продовольствие собираем в координатах ..., площадка для сбрасывания грузов координаты ..., где б. выложен условный сигнал.

19 марта
прошу в ночь на 19-20 сбросить продовольствие в те же пункты и разрешить выполнять задачу (Добросли) после получения продовольствия - голодны, истощены.

20 марта Латыпов сообщает о 509 раненых и обмороженных, из них требуют эвакуации 237.

22 марта
22-00 атаковал Добросли, успеха не имел. Отошел 2,5 км севернее добросли, Гринев ушел в район с отметкой ...

23 марта
Вышли в район 3,5 км южнее Аркадово.
Вели бой
Атакуем Игожево в 21-00 24 марта

25 марта
Площадка посадки У-2 - болото Гладкое, сигналы выложены. Надо - продукты, боеприпасы, 50 пар лыж, 20 пар сапог. Имею раненых.







Tags: вторая мировая, наши
Subscribe
promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 252
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments