oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

По дорогам Европы. От Вены до Монголии. Снятие судимости и награды. 1945г.

Интересно. С старшины в 1945-м сняли судимость по 58 ст. и вручили два ордена и 6 медалей.

    "После этой операции нас направили в Австрию. Мы остановились в очень интересном месте. Это был какой-то замок, в пять этажей, обнесенный большим водным каналом, с двумя подъемными мостами, а в канале было много рыбы. Ну, наши начали глушить рыбу ручными гранатами.
       Во дворе замка мы все и разместились. Там в галереях были замечательные коллекции и картины, сервизы из очень красивого фарфора и хрусталя, шкафы со столовым серебром, разное древнее оружие. Хозяева все сбежали с немцами.
     Пока мы размещались, наш замечательный старшина собрал целый двор австриячек. Они чистили картошку и стирали белье, просто удивительно, как он с ними договаривался.
       После небольшого отдыха мой взвод направили в Вену. Поездили по Вене, и нас отправили на трофейный склад недалеко от Вены, забрать там контейнеры для топлива. Приехав на склад, мы там никого из начальства не нашли и самостоятельно стали загружать контейнеры.
     Это были большие емкости, из которых поливали водой улицы. Мы загрузили ими все машины и прихватили с собой железные прутья для крепления этих бочек на машины и уже собрались выезжать, но тут появился старшина с целым взводом трофейщиков и сказал, что для того, чтобы взять эти бочки, нужно разрешение из штаба Армии.
       Я сказал, что сообщу своему командованию, и ему пришлют такое разрешение, а сейчас ведь мы делаем одно дело, нам нужны бочки для горючего, которое мы перевозим для наших танков. В общем, разговорились, он оказался тоже москвич.
+++++++++++
    Я пообещал ему рулон парашютного шелка и канистру вина, так мы и порешили, выпили по кружечке вина, и я оставил ему канистру с вином. Он и вся его команда остались очень довольны тем, как разрешилась ситуация, и он мне говорит: "Раз так, пойдем, я дам тебе мотоцикл".
      Пошли в склад, а там на втором этаже стоит, наверное, не одна сотня мотоциклов. Он мне говорит: "Выбирай", - я показываю на понравившийся мне мотоцикл, а он говорит, что его брать нельзя, так как он сам на нем ездит. Я ему: "Но мне надо на ходу, возиться некогда", - "Ладно, забирай!".
       Это был чудесный спортивного типа "НСУ", четырехтактный с верхними клапанами и на 500 кубиков. Я его тут же заправил, пробег у него был всего 90 км, и мы поехали впереди колонны на мотоцикле. Приехали в подразделение и попали прямо на комбата.




1304513347_gruzoviki-krasnoy-armii_zastavka.jpg

      Он как увидел, сразу говорит: "Дай, покатаюсь?" Я доложил, что на эти контейнеры нужно разрешение, и он обещал оформить и переслать документы. На следующий день он подъехал на "Виллисе" и говорит: "Не обижайся, я мотоцикл отдал в РТО, они его упакуют и отошлют мне домой, а тебе я подарю хорошее ружье".
Так я больше не видел ни мотоцикла, ни ружья. Ну, я подумал - не дорого взято, не больно жаль.
+++++++++++++
        Вскоре меня со взводом отправили за пустыми бочками в местечко Левице в Чехословакию. Приехав туда, нашли склад, и кладовщик выдал нам к каждому десятку бочек по ключу и прокладки для пробок. Мы полностью загрузились и решили выехать утром, остались ночевать, так как там были пустые дачные домики, где мы разместились.
      С рассветом мы покушали и собрались в путь, но тут по нам из разных мест начали стрелять из автоматов, и нам пришлось отстреливаться. Фрицы хотели нас окружить, но у них ничего не вышло, так как появились два "Т-34", сделали по ним два выстрела из пушек и прострочили пулеметами.
      Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не помощь танкистов. Оказывается, они тут патрулировали, услышали стрельбу и пришли на помощь. У нас, как оказалось, были пробиты несколько бочек, хорошо, что они были новые и пустые. Мы вернулись в часть без потерь.
+++++++++++++++
       Как-то раз мы проезжали по фашинированной набережной Дуная, а в конце на пригорке фашин не было, и фрицы приспособились нас расстреливать с другого берега, но из одного орудия, и мы сообразили проезжать этот участок сразу после выстрела по одной машине.
     Настала моя очередь, я ехал с ротным, и перед нашей машиной разорвался снаряд, я аж зажмурился. В нашу машину попала пуля через крышу кабины, между мной и ротным прошла под сидения, так что нам опять повезло.
     Один раз я ездил со своим взводом за горючим через всю Румынию в порт Констанца, на Черном море. Загрузились и поехали обратно, но не помню, сколько времени мы затратили. Во всех этих странах дороги в основном были асфальтированные, а если грунтовая, то хорошо ухоженная.
       Помню, в Австрии остановились, а на дороге пожилой человек на грузовом мотороллере с асфальтом заделывает разрушенное полотно дороги. Он творил по-русски. Я поинтересовался, зачем он ремонтирует, а он ответил: "Вы приехали и уедете, а я здесь всю жизнь работаю. Это мой участок".
     Все эти страны - Румыния, Венгрия, Австрия, Чехословакия - территории не особенно большие, и можно за день проехать от одной до другой границы, что и приходилось делать не раз. После взятия Будапешта и освобождения Вены пошли за Армией в Чехословакию через Брно в Йиглава.
     По дороге на одной машине лопнула клапанная пружина, и я остался с ней устранять неполадку, а тут проходила наша воинская часть, и ребята говорят: "Старшина, возьми там в кустах, мы поймали фрицевского связного, хороший мотоцикл". И точно: очень хороший и хорошо укомплектован мотоцикл "ДКВ".

e7e9316s-960.jpg

+++++++++++++++
       Меня пригласил ротный, я пришел, а он с помпотехом наставил рюмки и выпивают на пробу, кто сколько рюмок выпьет. Мой взвод приводит в порядок технику, и каждый из бойцов себя.
    Это было 7 мая 1945 года, а в ночь на 8 мая я проснулся от страшной стрельбы. Ротный приказал срочно по тревоге вытянуть колонну, но мы ничего не понимаем: кругом строчат автоматы, раздается винтовочная стрельба.
    Мы быстро стали готовиться к рейсу, уже по колонне бежит наш кухонный помощник, всем дает на дорогу хлеб с кусочком сала, словом, никто ничего не знает, но по нам никто не стреляет, все выстрелы направлены в небо. Вдруг подъезжает на "Виллисе" комбат и говорит: "Отбой. Эта стрельба в честь окончания войны!", ну, тут наши все начали тоже стрелять в честь Победы.
+++++++++++++++
     Во время нашей стоянки в Вацратоте мне в сапожной мастерской сшили очень красивые сапоги, бежевого цвета и очень удобные, но стоило их поносить, как у меня появился на ногах грибок, да такой, что мне совсем нельзя было надевать сапоги, так как ногам было жарко, и сразу появлялись водяные пузырьки, которые лопались, образуя болячки, и ноги горели так, словно стоишь на раскаленной плите. Это было ужасно.
     Очевидно, кожа, из которой были сшиты сапоги, была заражена этой гадостью, с которой я даже после войны долго не мог справиться. Что я только ни делал - ничего не помогало: ни уколы, ни ванны, никакие лекарства, поэтому мне разрешили ходить в тапочках и гражданских брюках. Избавился я от этой заразы только в 60-е годы.
+++++++++++++++
     Когда мы стояли в небольшом поселке, не помню его названия, мой взвод поехал сливаться, а батальон фрицы обнаружили и пробомбили, и, когда мы вернулись, то увидели очень много раненых, правда, не серьезно, но всех нужно было перевязать. Это делала наша Машенька, а когда она закончила перевязки, упала в обморок.
     Подойдя к ней, обнаружили, что у нее полные сапоги крови, и ее сразу отправили в госпиталь, а потом мы узнали, что из нее извлекли 22 осколка. Перед демобилизацией я встретил ее в Маньчжурии. Она после госпиталя была разведчицей, и у нее было уже много наград. Она забеременела и поехала домой, я спросил тогда: "А как же муж?", а она говорит: "Кто вас, мужиков, знает. Может, и не приедет". Она была очень добрая и ласковая девушка, родом с Урала.
+++++++++++++++
     Из Йиглава мы поехали в Прагу. Население Праги встречало нас очень приветливо с цветами. Сначала мы стояли в парке на окраине города. Я после остановки пошел, доложил ротному, он мне разрешил поспать. За последние дни мне совершенно не удавалось поспать, да еще было расстройство желудка.
       Я постелил под машину кошму, под голову положил шинель, выпил кружку спирта, запил вином, съел половину банки тушенки с хлебом и только лег, ко мне подбегает старшина роты: "Иди, тебя ротный вызывает!".
     ( Это был уже другой старшина. Нашего замечательного старшину, это было без меня, я был в рейсе, якобы за изнасилование хозяйки, у которой он стоял, и его с ней застал муж и поднял шум, отправили в штрафбат.
       Но потом нам рассказали, что вместо штрафбата его отправили в офицерскую школу, кстати, мне тоже предлагали подать рапорт для поступления в эту школу, но я совсем не собирался стать военным и отказался.)
     Я пришел к ротному, а он говорит: "Смотри, какое вино привезли, махни!". Ну, я и махнул еще кружечку и пошел спать. Проспал я 16 часов, а проснулся, и тут идет наш врач и говорит: "Чего не приходишь? Я привез сульфидин". Он всегда ко мне очень хорошо относился, я ему и рассказал, как я выпил и закусил. Он рассмеялся и сказал, что с такой дозы не только мои бациллы, но и я сам мог загнуться.
А у меня все наладилось.

960.jpg

++++++++++++++
       Сильно растрескался указательный обмороженный палец на правой руке. Я его забинтовал и полез под машину, нужно было помочь заменить сцепление, бинт размотался, а тут подошли две девушки чешки. Поздоровались, поговорили, как могли, одна из них убежала и принесла мне палец от кожаной перчатки с веревочками. Надели мы его мне на больной палец, просто и удобно.
     Они стали нас приглашать вечером потанцевать, а пока я с ней разговаривал, кто-то нас сфотографировал, так у меня появилось фото, но не помню, кто снимал. Потом подошел чех и пригласил нас в дачный ломик на берег речки, протекавшей тут же за парком. Я пошел и со мной со второго взвода старшина Береза. Чех подошел, стал угощать нас вином и показывает на обогреватель, что, мол, здесь можно просушить вонючки, так у них называются портянки.
     Мы помылись в речке, закусили, выпили, а он и говорит, что ему нужны патроны для нагана, а у нас их нет, у нас только винтовочные и от автоматов. Он очень сожалел, сказал, что он партизан и достанет у своих новых друзей. Так мы с ним и расстались.
+++++++++++++++
       После отдыха батальон перевели недалеко от Праги в Рыбник. Тут нам устроили инвентаризацию, стали осматривать машины. Дошла очередь и до моей. А у меня был очередной немецкий мотоцикл в кузове.
     Замкомбата по строевой, бывший мой ротный, говорит: "Сними мотоцикл, я на нем покатаюсь". Я снял, заложил свечу, мотоцикл завелся сразу, и он на нем уехал.
       Я уже в Маньчжурии так просил его вернуть мне мотоцикл, а он сказал, что уже его продал. По гражданской специальности он был агроном, их демобилизовывали в первую очередь, для восстановления сельского хозяйства.       Вообще, он был крохобор, отобрал у ребят аккордеон и тоже отправил домой. После инвентаризации набралась целая гора разных трофеев, и все это так и осталось лежать во дворе.
      Как-то, еще в Венгрии, привезли целую машину разной ткани и всем раздавали, досталось и мне, хотя я только прибыл из рейса. Драп на пальто 6 метров, отрез на костюм и отрез на брюки. Чтобы сохранить что-то, например, шелк, ребята сообразили вот что: нашли какие-то трубы с крышками и парашютный шелк запаяли в эти трубы и опустили в цистерны с топливом. Так что у многих он сохранился.
+++++++++++++++
        После Рыбника нас отправили в местечко Здицы. Еще в Венгрии нас, всех шоферов батальона, направляли перегонять трофейные машины на погрузку в эшелоны с разных населенных пунктов, их было очень много. Я помню, перегонял "Форд", "Штеер", автобус-дизель "Ман".
        Это все были легковые автомобили, ими загрузили несколько эшелонов. В Здицу приехали и как-то почувствовали себя посвободнее, появилось желание все посмотреть, война-то вроде окончилась.
      Нам объявили, что эшелоны для погрузки будут только на следующий день, и мы, прогуливаясь, остановились около хорошенького домика, где во дворе и в огороде между грядок был асфальт и оригинальный колодец. Если крутишь за его ручку, то специальными черпочками разливается по каналам по всем грядкам чистейшая вода. Кругом такая чистота, что даже ящик под уголь выкрашен белой краской.
      В домике паркетные полы, пианино. Я попросил хозяйку поджарить нам картошку, принесли сало, колбасу, тушенку, канистру вина. Это мне ребята еще в машину принесли и поставили дубовый бочонок с вином, и каждый раз по возможности можно было выпить приличное винцо.

4fe26e8e-c6b0-48ea-9364-23b5fb0c32f8.jpg

+++++++++++++++
    На следующий день мы грузились, и нас провожал весь поселок с цветами, расстались мы большими друзьями. Грузиться было сложно, нужно было закрепить машины на платформах так, чтобы при любых обстоятельствах они не двигались. На двухосную платформу грузили одну машину, на четырехосную по две, подкладывали клинья и скрутками закрепляли машины.
     У начальника штаба был "Опель-Блиц" с кузовом, в котором был штаб. Машина нашего нового старшины тоже была отдельная и т.д. Никто из нас не знал, куда мы едем, а оказалось - на Восток, аж в Монголию, до г.Чойбалсан!
+++++++++++++++
       Где-то еще в мае 1945 года меня вызвал начальник штаба и говорит: "Старшина, мы на тебя получили два ордена и медали, а вручить не можем, нужно снять судимость. Пиши рапорт".
       Вот только не помню, на чье имя я тогда писал и просил за меня походатайствовать о снятии судимости по 58 статье. Я, конечно, не надеялся, так как мне всегда в этом отказывали, но ответ пришел через два дня из Военного Совета 2-го Украинского фронта.
Это была справка о снятии судимости, в которой говорилось, что:
       "Настоящая справка выдана Петрову Николаю Ивановичу, старшине 284 отдельного автобатальона подвоза в том, что, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 14 декабря 1941 года, постановлением Военного Совета 2-го Украинского фронта от 2 мая 1945 г. № 018 за проявленное им отличие в боях с немецкими захватчиками судимость по приговору Коллегии ОГПУ по ст.58-10 УК РСФСР и 5 годам лишения свободы с него снята".
И подпись: Секретарь Военного Совета, майор Романчиков.
      Награды нам стали вручать перед Октябрьскими праздниками (уже в Монголии), и мне уже перед строем вручили 2 ордена Красной Звезды и медали "За боевые заслуги", "За победу над Германией", "За победу над Японией", "За взятие Будапешта", "За взятие Вены", "За освобождение Праги". Также вручили награды и всем другим бойцам, т.е. водителям." - из воспоминаний старшины 284 отдельного автоспецбатальона 2-го Украинского фронта Н.Петрова.


Знак "Фронтовой водитель", Вермахт.

DSCN0023



Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments