oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Жиды и жидовки и полячки. Все сойдут солдату.

       "Авангард армии под начальством генерала Милорадовича, переправился через р. Днепр в мест. Копысе, 11 ноября; мы за ним туда же пришли 12-го числа и передневали.
          Здесь в первый раз, после пятимесячной ретирады и преследования, увидели мы, хотя в разоренном, но не выжженном местечке, жителей - жидов.
         Несмотря на отвратительные фигуры этих обманщиков, мы довольно обрадовались, найдя живые существа человеческие, в теплых жилищах, с семействами, а как они в самой скудости чем-нибудь да питались, то и мы, кроме сухарей, могли достать от них за деньги кое-каких припасов.
         Сначала показывались только одни старые жидовки, потом, видя наше смирение и деньги, явились жиды. Обласканные, они разговорились о претерпенном ими разорении от французов, которым принуждены были угождать.
        "Но мы же знали, - говорил один жид, - что им худо будет: у нашего государя сила войска, сила народа - так и сбылось. Як услыхали мы, же французи заграбили и сожгли Москву, то-то спугались!
        Наши раввины на всих евреев наложили пост: двенадцать дней мы ничего ни пили, ни ели и не выходили из школы - всё молились богу, жеб москали звернулись - так и сбылось. Теперь помогай бог вашим и нашим: французи бежат и уж не звернутся".
         Другой жид признавался, что французы иных евреев посылали в нашу армию шпионами и давали им золото. "Але, никто не хотел брать их поганых грошей! - говорил жид, сморщившись. - У нас были такие, же ходили к москалям в армию до генералов и даром сказывали им, что у французов деется..."
        За жилища жидов и они сами уцелели от приятелей и неприятелей, между тем как русские избенки были выжжены или растасканы на биваки, а крестьяне, рассеянные по лесам, терпели голод и холод.



открытки.-литаврщик.jpg

        И мы в исходе ноября стали чувствовать жестокость зимы, на пути от Минска к Вильне. Солдаты наши также были почернелы и укутаны в тряпки; иные одеты в полушубки, или в тулупы; кто в кеньгах, кто в валенках и в меховых шапках, так, что, отложив оружие, не походили на солдат.
       Офицеры не лучше были одеты. Я сам едва мог уцелеть от мороза под нагольным тулупом и в двойных валенках, укутав голову большим платком; от тяжести одежды нельзя было долго идти пешком, но и сидеть невозможно от сильного мороза.
        У нашего подполковника, перед артиллерией, ехали всегда саночки, в которых он сидел, укутанный в медвежью шубу; дежурный из офицеров обязан был всегда препровождать роту сзади, а прочие находились впереди и могли пользоваться саночками подполковника.
       Но кто садился, тот должен был опять скоро соскакивать и несколько верст бежать, чтобы согреться, - в таком случае подавал нам немалую отраду драгоценный бочонок с кизлярской водкой, хранившийся в саночках, под ногами у подполковника.
       Не будучи пьяницей и не пив прежде ни по рюмке водки, я, в продолжение этого зимнего похода, выпивал стаканчика по два в сутки, без всякой закуски, так что, по окончании перехода, вступая в теплую квартиру, после мороза горел, как в огне: голова кружилась и я, почти пьяный, едва держался на ногах.
      От такой напряженной жизни многие из офицеров и солдат сильно заболевали или отмораживали себе члены: почти у каждого что-нибудь было тронуто морозом, и мои пятки не спаслись от него.

rusarmy1812_1_0004.jpg

       Лошади наши терпели крайнюю нужду: кроме скудной дачи овса, возимого на пушках, они не имели сена и питались только бессочной соломой. Все селения были пусты до самой Вильны: поляки, обнаружив свою приверженность к французам, опасались мщения от русских.
       Артиллерия наша тащилась медленно и, при беспрестанной убыли людей и лошадей, едва ли в состоянии была тогда действовать против неприятеля. Лошадей надобно было часто перековывать и, несмотря на то, при всякой горке предстояло много затруднения встаскивать пушки.
       К каждому орудию прицепляли вторую упряжку лошадей, потом всеми силами, с большим криком, хлестом и нуканьем, взвозили тяжесть. Имея довольно заводных лошадей, мы немало бросили их по дороге упалыми. Таким образом, и для нас самих, детей Севера с железными грудями, преследование неприятеля стоило больших трудов, терпения и потери.

izum.jpg

       На другой день пришли в мест. Ойшишки. Тут услышали от жидов рассказы о вероломстве литовских жителей, как они в начале кампании, при появлении французов, нападали на наши обозы, оставляемые со слабыми прикрытиями, истребляли больных и в самом мест. Ойшишках захватили в плен команду егерей с офицером.
       Помещики и шляхта были особенно наэлектризованы прокламациями герцогства Варшавского: они думали видеть в Наполеоне восстановителя политического бытия древней Польши.
       Великие подвиги Наполеона, которого трепетала вся Европа, выключая России и Англии, его предприимчивый дух и непреодолимое счастье, представляли всё возможным.
       Опыт показывает, что все великие предприятия тогда только кажутся смешными и нелепыми, когда выйдет неудача в их исполнении; напротив того, самые безрассудные дерзости при успехе прославляются как плоды гения, а люди, произведшие их, именуются великими.
       На походе, случалось нам останавливаться для квартирования в фольварках, у помещиков. Они принимали нас, как виноватые, с боязнью и опасением нашей мнимой ненависти.
        Но как благородный воин обыкновенно действует неприязненно только в рядах, по данному побуждению, то мы скоро их разуверили и миролюбием своим заставили быть откровеннее.

images (1).jpg

       Прекрасные польки встречали нас также с робостью, но милыми улыбками и восхитительными глазками могли обезоруживать самого ревностного москвитянина.
       Эти цуречки (дочки), под такт своим добродзеям, изъявляли пред нами скорбь о том только, что война требовала великих пожертвований, приводивших в крайнее разорение обывателей, что они не желали бы и восстановления отчизны - чем столь мило их польстили - только бы оставаться в покое и не быть нищими.
        Такое красноречие из уст прелестных нас увлекало, и мы им верили. Почти в каждом доме были портреты Наполеона. В таком случае панья, хозяйка, замечая наше внимание к портрету, рассказывала, что Наполеон велький сам себя называл незграбным (некрасивым) французом - "Але, глова его, мосце добродзею..." прибавляла она значительным тоном, качая своей головой и давая чрез то уразуметь остальное.

1459611413148289009.jpg

       Ежели язык и вера составляют главнейшее различие между народами, от чего они не могут сродниться и питают взаимную ненависть, не разумея друг друга, чуждаясь в обрядах веры, то поляки по необходимости должны сродниться с русскими в одно великое племя народа славанского, под одну державу, под одни законы и веру.
       Язык польский весьма немногим разнится от русского: корень их одинаковый, в искреннем союзе братства он мог бы составить одно общее наречие; вера та же - христианская, с некоторым различием в обрядах; нужна только любовь, чтоб быть без ненависти братьями одного племени.
       Сообразив это беспристрастным суждением, очевидно, что поляки тогда только будут счастливыми, когда потушат в сердцах своих ненависть к русским, безвинным соплеменникам своим, и соединятся с ними братским союзом под одну державу.
        По географическому положению в Европе, Польша не может существовать отдельно от России, ибо она никогда не может быть сильнее этой обширной империи для избежания от влияния ее могущества; итак, надлежит смириться, надлежит приятную мечту национальной свободы променять на существенность необходимой зависимости и наслаждаться тем спокойствием, которое ныне Россия дарит Польше, охраняя ее под могущественным крылом своим.

1459603403151224346.jpg

       Прекрасный пол в Польше столько отличен, что даже из простых шляхтянок много есть очень прелестных. Русские офицеры могут похвалиться особенным к ним расположением милых полек: они признают в них мужество и силу, как достоинства, в некотором отношении, преимущественные.
      18 декабря вступили мы в Гродно. Последний переход был несносен: ветр и дождь встречали нас, заслепляя глаза. Одна русская церковь была превращена в фуражный магазин: смиренные лики святых, с благословляющими десницами, являлись на стенах храма из-за насыпей овса и пучков сена.
       Солдаты наши, видя это, в негодовании говорили, что поделом чудотворцы наказали нечестивцев. В провиантском магазине было оставлено французами несколько тысяч порций белых сухарей, которых раздали нашим солдатам.
      Эти сухари, наподобие белых кирпичиков, были пресны и потому не нравились русским: черного, кислого земляка своего они предпочитали белому и пресному иностранцу.

1254.jpg

       Но кто более всех обрадовался возвращению русских? конечно, жиды. И подлинно: им ли не житье с москалями! Офицеры щедро награждают их за факторство... а у простых солдат жиды покупают сходно разные вещицы.
Несмотря на военное время, лавки в городе были открыты, и жидовки, сидя в них над жаровнями, как древние Пифии, торговали всякой всячиной.
      Мы занимали лучшие квартиры не по гостеприимству, а потому, что большая часть домов были пусты: в городе оставались только жиды и мелкая шляхта.
       Все энтузиасты-патриоты, страшась мщения русских, удалились вместе с мнимыми своими избавителями, покуда всемилостивейший манифест 12 декабря о всепрощении не разуверил их в пустом страхе и не заставил возвратиться в свои жилища, признавая великодушие сильного монарха России." - поручик артиллерии Радожицкий, в последствии генерал-майор.


images.jpg


Tags: отечественная война 12-го года.
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments