oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

"Ты приехал сюда страдать"...Я не понял, а убийцы-насильники-воры должны как сыр в масле на зоне.

Сегодня в Абаканском городском суде с последним словом выступили трое сотрудников единого помещения камерного типа (ЕПКТ) на территории исправительной колонии №33.

По версии следствия, тюремщики истязали двоих заключенных, которые не отказались по их требованию от своих адвокатов. «Медиазона» напоминает, чем известно абаканское ЕПКТ, и рассказывает, как надзиратели окунали неугодных в выгребную яму, подкупали лжесвидетелей конфетами и провоцировали драки в камерах, чтобы скрыть следы насилия.





В 2016 году за один месяц из единого помещения камерного типа расположенной на окраине Абакана ИК-33 госпитализировали двоих заключенных. В ЕПКТ отправляют осужденных, которых администрация сочла злостными нарушителями порядка; если в колонии живут в бараках или общежитиях, то здесь сидят в камерах по двое.

Участник бунта в соседней ИК-35 Сиевуш Собиров 9 августа умер в городской больнице от травмы органов малого таза и брюшной полости. 29-летний Сергей Буйницкий, который оказался в той же больнице 2 сентября, потерял почку, но выжил.



Гибель Собирова администрация представила как результат конфликта с другим взбунтовавшимся заключенным Тоджиддином Сафаровым, который его якобы избил. Сафаров был осужден по части 4 статьи 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть); его приговорили к девяти годами и трем месяцам колонии. Кроме того, за халатность (часть 1 статьи 293 УК) осудили сотрудника ЕПКТ Константина Кривошеева. Он получил 240 часов обязательных работ за то, что, по версии следствия, недоглядел за осужденными. В то же время источник Gulagu.net утверждал, что Собиров умер после издевательств над зачинщиками бунта, в которых участвовал сам Кривошеев.

В случае Буйницкого обвинение в избиении сразу предъявили тюремщикам, но задержали их только спустя полтора года после начала расследования. За это время Буйницкий успел побывать в психоневрологическом отделении красноярской тюремной больницы — после того, как разорвал себе швы, чтобы избежать возвращения в Хакасию. По словам бывшего заключенного, в больнице его две недели держали «на вязках», то есть привязанным к койке. «Закалывали таблетками и уколами. Объяснили это ("вязки" — МЗ) тем, что это было по оперативным соображениям», — рассказывает Буйницкий. Затем его вернули в Хакасию, но поместили в СИЗО, а срок он досиживал в барнаульском изоляторе. В сентябре 2017-го Буйницкий освободился.

Как рассказывает адвокат Наталья Монс, сотрудничающая с правозащитной организацией «Зона права», дело Буйницкого начали активно расследовать после смены руководства хакасского управления Следственного комитета и местной прокуратуры. О том, что после назначения нового начальника в региональном СК начались массовые увольнения, в октябре 2017 года писало информагентство «Хакасия».

«Там же произошла ситуация с летальным исходом в той же колонии. Мое мнение — это спровоцировало уже какие-то активные проверки по этому факту и собственно движение. А смена руководства конкретно с этим случаем связана или нет — не могу сказать. [Но] все-все дела этой колонии были исследованы сразу почему-то. Так совпало, возможно», — рассуждает Монс.

Уголовное дело об избиении Буйницкого возбудили еще 15 сентября 2016 года в отношении неустановленных лиц. Расследование дважды приостанавливали, и только 21 ноября 2017 года были задержаны трое подозреваемых сотрудников ФСИН. Толчком для задержаний могла стать гибель заключенного в том же ЕПКТ от рук других сотрудников.

Обвинение в избиении Буйницкого предъявили бывшему начальнику ЕПКТ Евгению Чичинину и двум инспекторам — Илье Васильеву и Дмитрию Золотухину. Сначала их действия квалифицировали как превышение должностных полномочий с применением силы (пункты «а», «б», «в» части 3 статьи 286 УК) и причинение тяжкого вреда здоровью (пункт «а» части 3 статьи 111 УК). Следователь попросил отправить тюремщиков в СИЗО, но суд отказался.

Буйницкий попал в ЕПКТ из-за лезвия, которым он порезал себе живот в знак протеста против нарушений в колонии. Как следует из обвинительного заключения, впервые начальник ЕПКТ и его подчиненные избили заключенного уже в день его поступления — 11 августа 2016 года. Тюремщики требовали отказаться от услуг адвоката, которая навещала Буйницкого, но получили отказ. Тогда его уложили на пол, и начальник ЕПКТ стал бить по пяткам резиновой дубинкой.

Такие избиения повторялись трижды. 2 сентября Буйницкого привели в кабинет оперативников. Руки ему обмотали скотчем, а ноги стянули ремнем, поставили на колени и локти и стали избивать. Чичинин несколько раз ударил заключенного в живот. Когда Буйницкий почувствовал резкую боль в области живота и поясницы, его развязали. Тюремщики дали ему тюбик «мази "бодяга"», чтобы он намазал лицо, и отвели в камеру. разрывом левой почки.



Мамедов сначала говорил следователям, что Буйницкий пострадал от его рук, но затем признался, что перед «дракой» его вывели из камеры, и Чичинин потребовал, чтобы он спровоцировал конфликт, который зафиксирует видеонаблюдение. Кроме того, в обмен на инсценировку и ложные показания начальник ЕПКТ обещал Мамедову на выбор помощь с возвращением в Азербайджан либо квартиру в Абакане, хотя последнее предложение заключенный не воспринял всерьез. Впрочем, одно обещание Чичинин выполнил — азербайджанец стал получать передачи со сладостями и другими продуктами.

Единственным свидетелем избиения Буйницкого оказался младший инспектор ЕПКТ Алексей Бажин. Он видел, как Чичинин бил заключенного в живот, а позже слышал разговор начальника ЕПКТ с инспектором Васильевым: они планировали перевести Мамедову 20 тысяч рублей и купить ему чай и конфеты, чтобы тот оговорил себя.

Только через месяц после задержания, в декабре 2017 года, сотрудников ФСИН все же поместили под домашний арест — к этому моменту в деле появились новые эпизоды. Теперь за издевательства над заключенным Иваном Ивановым (имя и фамилия изменены по этическим соображениям) им вменили по два эпизода превышения полномочий и сексуального насилия (пункт «а» части 2 статьи 132 УК).

Как следует из материалов дела, администрации ИК-33 не нравилось, что родственники Иванова наняли адвоката, который писал жалобы на условия содержания. Заключенный оказался в ЕПКТ 22 апреля 2016 года. По решению начальника ИК-33 Олега Караваева его перевели туда на год, формально наказание на Иванова было наложено за нецензурную ругань.

В тот же день начальник ЕПКТ Чичинин и его подчиненные избили Иванова во дворике учреждения. Иванов не соглашался отказаться от адвоката. Тогда подчиненные Чичинина надели ему на голову шапку-ушанку, завязали шнурки под подбородком и опустили осужденного головой в яму для сточных вод. Начальник ЕПКТ повторил свое требование и после отказа ввел ему в анальное отверстие резиновую палку. После этого Иванова отвели в кабинет оперативников, где ему обмотали руки и ноги скотчем, и избиение продолжилось; в том числе, тюремщики, надев боксерские перчатки, по очереди били его по голове.

Происходившее во дворике видел все тот же младший инспектор Бажин. Он подтвердил и избиение, и сексуальное насилие. Позже Бажин слышал шум борьбы и крики Иванова из служебного кабинета.

Второе избиение произошло 1 июля 2016 года. В этот раз его били в кабинете начальника ЕПКТ. По словам Иванова, избиение длилось около пяти часов с перерывами. Когда Чичинин вновь ввел ему в анус резиновую палку, заключенный согласился подписать отказ от адвоката.

Узнав о деле Буйницкого и гибели еще одного заключенного, после освобождения Иванов предложил адвокату возобновить работу по его заявлению. Его допросили в качестве свидетеля по делу Буйницкого — тогда Иванов и рассказал, как его били и насиловали.

Сотрудники ФСИН не признают вины. Младший инспектор Бажин на очных ставках объяснял, что раньше не рассказывал о преступлениях коллег, поскольку боялся давления со стороны офицерского состава ЕПКТ.



Руководство колонии на следствии положительно характеризовало обвиняемых. Начальник ИК-33 Олег Караваев и его заместитель Каскар Бурнаков говорили, что Чичинин «зарекомендовал себя с положительной стороны, требователен к себе и своим подчиненным, во взаимоотношениях с коллегами доброжелателен, тактичен. Соблюдает субординацию в общении, ориентирован на неукоснительное соблюдение Кодекса этики и служебного поведения сотрудника УИС, законности, дисциплины, антикоррупционного законодательства».

Васильев, по оценке руководства колонии, «активно участвовал в воспитательном процессе осужденных и применял личностно- ориентированный подход». Золотухин «знает в полном объеме, умело применяет в практической деятельности», а все поручения исполняет «точно и в срок».

По мнению Буйницкого, сотрудники ФСИН в суде ведут себя вызывающе: «Улыбки ехидные, мол, им все пофигу. Меня это больше всего беспокоит. Пока угроз не было, но все равно есть опасения. Это же система эта вся».

Он уверен, что методы подсудимых используют и другие сотрудники ЕПКТ. «Их там целая банда, я буду доволен на том, что основная нечисть выявлена. Они должны наказание понести. Я буду этим доволен», - говорит Буйницкий. В ходе прений прокурор запросил 12 лет колонии для начальника ЕПКТ Чичинина и по 11 лет для его подчиненных.

К последнему слову подсудимые не подготовили длинных выступлений. «Вообще ничего не говорили. Коротко и ясно: мы невиновны, прошу вас вынести оправдательный приговор оправдать. Все», - говорит Буйницкий. Приговор огласят 22 апреля.

В начале февраля 2019 года в суд передали дело еще троих сотрудников ЕПКТ, которых обвиняют в убийстве заключенного в ноябре 2017-го. По данным следователей, они избивали и пытали электрошокером связанного осужденного. Он скончался от черепно-мозговой травмы и отека мозга. Обвиняемым по этому делу стали Алексей Бажин, давший показания на своих коллег, издевавшихся над Буйницким, и бывший начальник ЕПКТ Емельянов. Однако в марте это дело вернули в прокуратуру из-за нарушений.

Предположительно, погибшего звали Шурхат Ибодов. О его смерти после пыток током в абаканском ЕПКТ рассказывал осужденный по «делу АБТО» Богдан Голонков. Он отбывает наказание в ИК-35, но в 2017 году попал в ЕПКТ соседней колонии. По словам Голонкова, сотрудники этого учреждения избивали заключенных, в том числе - боксерскими перчатками, заставляли их приседать до изнеможения и угрожали сексуальным насилием.

https://zona.media/article/2019/04/18/abakan-33





Tags: криминал
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →