oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Американец в Берлине. 1945 г.

      "Последняя битва за город началась в апреле 1945, когда русские предприняли массированное наступление, с целью совершенно подавить любое сопротивление. Схватка была ожесточённой - дом за домом, улица за улицей, обе стороны бились за каждый угол. Накал битвы стал стихать только после капитуляции Германии. Город был в руинах, его население блуждало по улицам, заваленным обломками зданий, в поисках пищи и крова.
        Я и несколько моих друзей шли вдоль короткой и узкой Обервальштрассе, которая ответвлялась от улицы Унтен ден Линден. То, что мы там видели, с небольшой разницей можно было увидеть на сотнях берлинских маленьких улочках.
        Искорёженный американский полугусеничный вездеход с регистрационными номерами СС лежал перевернутый, как и другая военная техника беспорядочно разбросанная за ним.
         Половина большого жилого дома была срезана взрывом, обнажив четыре этажа комнат. В одной из комнат первого этажа стоял токарный станок, который явно использовали для изготовления деталей вооружения. Во время войны кустарное производство было распространено в Берлине.



828568_640.jpg

        Посредине улицы какая-то старуха и маленькая девочка рылись в обломках одного из разрушенных домов в поисках дров. Знак на одной из стен гласил на немецком языке: "Внимание! По приказу генерального директора полиции Берлина это здание обработано высокотоксичным противокрысиным ядом. Не приближаться детям и домашним животным".
       Старуха и девочка не прочитали этой надписи или, скорее всего, не придали ей никакого значения. Под упавшей балкой девочка нашла мужской левый башмак в приемлемом состоянии и положила его в рюкзак. Обувь без пары - это ходовой товар на немецком чёрном рынке.
       Вместе с друзьями я вернулся обратно на Унтен Ден Линден. Бледный, лысый мужчина с глазами на выкате медленно проехал мимо на велосипеде с колёсами без шин. Горбун, чьи ноги занимали три четверти его роста, одетый в синюю ветровку и клетчатые штаны, протащился мимо, толкая тележку, нагруженную тремя пустыми гильзами.
        Перед Бранденбургскими воротами хорошенькая русская военнослужащая двумя флажками регулировала движение. Над арками ворот висел русский транспарант с надписью: "Да здравствует Советская Армия Водрузившая над Берлином Свои Победные Знамена!", а крайней правой лошади знаменитой четвёрки скульптурных лошадей на вершине ворот был срочно нужен ветеринар.

828315_original.jpg

       Худой старик, который должно быть принял нас за русских, подошёл и жалостливым голосом сказал: "Добрый день, товарищи. Не могли бы вы одолжить мне немного табаку?".
       На нём была фетровая шляпа, почти закрывавшая уши, воротник стойка с узким галстуком, тщательно вычищенные, наглаженные тёмный костюм и пальто, а также красивые начищенные до блеска туфли. Мы отказали ему, и он печально пошёл дальше, держа руки за спиной.
       Кудрявый, похожий на артиста парень около тридцати лет, в брюках для игры в гольф и светло-желтом пуловере подошёл к нам и предложил наличные за сигареты. Мы сказали, что не нуждаемся в деньгах, и он тоже ушёл.
        Потом с нами заговорил бледный юноша с портфелем. Он сказал нам, что он еврей и показал нам документы. Евреям и полуевреям в Берлине русские выдавали удостоверения личности. Удостоверение было с фотографией и утверждало, что его обладатель является жертвой Национал Социалистов, и требует к себе особого отношения и внимания.

828154_original.jpg

        Этот парень даже не упомянул о табаке, но когда один из нас протянул ему сигарету, был ошеломлён - табачные изделия легально не продавались в Берлине. На чёрном рынке одна сигарета, в зависимости от качества, стоила от пятнадцати до двадцати марок (полтора два доллара по официальному курсу).
       Американские сигареты считаются лучшими, и на чёрном рынке стоимость блока из двадцати пачек обычных сигарет составляла три сотни марок или двадцать долларов. Цена же блока сигарет "Честерфилд" могла доходить до семидесяти пяти и даже девяноста долларов.
        По моим оценкам из трех миллионов берлинцев проживавших в городе, который был раньше домом для почти четырёх с половиной миллионов жителей, два миллиона теперь занимались сбором окурков.
        Я нисколько не сомневаюсь, поиск окурков в Берлине был самым интенсивным на земле. Стоит вам закурившему остановиться на берлинской улице, как тут же вокруг вас соберутся дети, крепкие мужчины, усатые старики - все в готовности нырнуть за окурком, который вы выбросите.
        Окурки это законное платёжное средство в экономической системе, которая установилась в Берлине." - Джоел Сейр (Joel Sayre) американский репортёр, посетивший побеждённый город в июле 1945 года.

831179_original.jpg


830910_original.jpg


Tags: Берлин 1945, союзники
Subscribe

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…