oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Анальное насилие в Анапской полиции?

Пономарчук месяц провел в больнице с диагнозом «анальная трещина, осложненная кровотечением; параректальный абсцесс» и перенес операцию. Позже, когда в рамках проверки по его жалобе на отказ в возбуждении уголовного дела против полицейских следователь назначил комиссионную медицинскую экспертизу по медицинским документам Пономарчука, специалисты сочли, что эта травма могла быть получена не из-за изнасилования дубинкой, а «при акте дефекации» или «введении в заднепроходное отверстие полового члена».

Противогаз с перекрытым клапаном, электроток и угрозы сексуальным насилием - фигуранты трех не связанных между собой уголовных дел приводят одинаковые подробности пыток, при помощи которых сотрудники ОМВД Анапы заставляли их подписывать явки с повинной.





В конце декабря 2015 года полицейские из ОМВД Анапы задержали 21-летнего Артема Пономарчука, работавшего грузчиком-экспедитором на продуктовой базе ИП «Арустамян», и троих его коллег - сына владельца предприятия Арама Арустамяна и братьев Карена и Эрика Енгоян. Позже задержанных отвезли в суд, который назначил им по 12 суток ареста. Согласно административным протоколам, каждый из четверых шел по улице, был остановлен полицейским и отказался предъявлять документы.

Находясь в ИВС, молодые люди написали явки с повинной по двум эпизодам разбоя (часть 3 статьи 162 - разбой с причинением ущерба в крупном размере, наказание от семи до 12 лет лишения свободы). В документах говорилось, что за пару месяцев до ареста Арустамян решил завладеть партией сигарет, которые потерпевший Алексей Свечников в качестве представителя московской компании «СНС-Юг» вез на оптовые базы Анапы - в том числе ИП «Арустамян».

Арустамян-младший предложил Пономарчуку и братьям Енгоян напасть на него. 13 октября, признавались молодые люди, они на двух автомобилях подъехали к одному из магазинов, в котором Свечников разгружал товар, после чего Пономарчук забежал в грузовой отсек его «Газели», приставил в голове потерпевшего травматический пистолет и натянул ему на голову шапку; затем нападавшие перегрузили в свои автомобили 3 871 пачек табачных изделий стоимостью 642 тысячи рублей.

22 декабря подельники напали на Свечникова во второй раз - опять настигнув «Газель» у одного из магазинов, Пономарчук якобы ударил потерпевшего в висок все тем же травматическим пистолетом; дальше события разворачивались по уже известной схеме. На этот раз добычей налетчиков стали 9 119 пачек сигарет, а ущерб составил 858 тысяч рублей. Тогда же явки с повинной по обоим эпизодам, несмотря на статус потерпевшего, написал и сам Свечников, признавшийся в том, что нападения якобы были инсценировками, которые заказал он сам.



Молодые люди подтвердили свои явки с повинной на допросе у следователя, и их - уже в статусе обвиняемых - отправили под домашний арест. Тогда они рассказали, как именно полицейские из ОМВД Анапы добивались признания: избивали, душили противогазом и пускали в шланг едкий газ, пытали электричеством и угрожали изнасиловать резиновой дубинкой.

Пономарчук рассказал родителям, что в его случае угроза изнасилованием была исполнена, лишь в августе 2016-го года, когда увидел в почтовом ящике письмо из Следственного комитета. В документе говорилось, что несмотря на показания фельдшера, видевшего травмы Пономарчука в ИВС, и данные медосвидетельствования, зафиксировавшего на теле молодого человека следы прикосновения проводников электрического тока, в возбуждении уголовного дела в отношении полицейских из ОМВД Анапы следователь решил отказать.

После этого Пономарчук месяц провел в больнице с диагнозом «анальная трещина, осложненная кровотечением; параректальный абсцесс» и перенес операцию. Позже, когда в рамках проверки по его жалобе на отказ в возбуждении уголовного дела против полицейских следователь назначил комиссионную медицинскую экспертизу по медицинским документам Пономарчука, специалисты сочли, что эта травма могла быть получена не из-за изнасилования дубинкой, а «при акте дефекации» или «введении в заднепроходное отверстие полового члена».

Сейчас Артему Пономарчуку 24 года. Он по-прежнему находится под домашним арестом, а задерживавшие его и других обвиняемых по делу об ограблении Свечникова полицейские - оперативники отдела уголовного розыска Денис Щербаков, Александр Левин, Армен Арутюнян, Роман Сильверструк и Александр Мельников - на свободе.

Хотя дело о пытках Пономарчука и других обвиняемых в ОМВД Анапы в ноябре 2017 года, после 11 безуспешных доследственных проверок, все же было возбуждено, подозреваемыми по нему полицейские так и не стали: в постановлении говорилось, что молодых людей пытали «неустановленные сотрудники» этого отдела.



Между тем вслед за Пономарчуком, братьями Енгоян и Арастумяном о пытках в ОМВД Анапы за последние годы заявили еще четыре человека. Трое из них - 34-летний Григорий Ачкасов, 27-летний Артем Бегларян и 26-летний Тигран Григорян - были осуждены в июле 2016 года той же судьей Анапского районного суда Жванько, которая первой рассматривала дело о похищении сигарет. Их приговорили к девяти с половиной, восьми с половиной и семи с половиной годам колонии строгого режима соответственно, признав виновными по части 3 статьи 162 (разбой).

Оказавшись в ИВС, Бегларян уже через два дня написал в прокуратуру жалобу, в которой рассказал, при каких обстоятельствах признался в преступлении. По его словам, 12 декабря 2015 года он шел по улице, когда дорогу ему резко преградила «Лада приора», из которой выскочили мужчины в штатском и принялись его бить.

Бегларяну удалось вырваться. «Я начал убегать, после чего услышал несколько выстрелов, испугался и упал на землю. Они подбежали, надели наручники, несколько раз ударили по лицу. <…> Подошли еще два человека, один из них был [оперативник Денис] Щербаков. Меня посадили на заднее сиденье, надели на голову куртку, <…> начали бить по почкам, по спине, при этом говорили мне: "Скажи за бабушку". Я им ответил, что не знаю, про какую бабушку идет речь, на что они мне сказали: "Сейчас отвезем тебя в лес, произведем с тобой насильственные действия"», — уверял Бегларян. Об участии оперативника Щербакова в пытках ранее рассказывали и фигуранты дела о нападении на Свечникова.

Когда куртку с головы Бегляряна сняли, он увидел, что действительно находится в лесу. Его положили на землю; один из полицейских удерживал голову, в то время как второй стянул с мужчины штаны. Когда дело дошло до трусов, Бегларян услышал шум мотора, полицейские затолкали его обратно в машину и повезли в ОМВД Анапы. Заведя задержанного в один из кабинетов, оперативники предложили ему написать явку с повинной, но он отказался.



«Меня начали бить, положили на пол лицом, сверху поставили стул, одели на голову противогаз, завязали ноги и стали держать - один за ноги, другой за голову, третий за спину, включили громко музыку и подсоединили к ногам клеммы, стали бить током. Я громко кричал, через некоторое время они остановились и спросили меня: "Будешь писать?". Я ответил: "Как я буду писать, если я этого не делал?".

Они опять включили ток и держали так долго, что я задыхался, потерял сознание, они привели меня в чувство нашатырным спиртом, потом снова включили ток, я снова потерял сознание. <…> Я попросил у них воды, мне сказали, что надо идти в другой кабинет. Но я не мог встать, у меня онемели ноги - я их еще два дня не чувствовал. Они помогли мне пройти, там была написана явка с повинной за разбой», - вспоминал Бегларян. По словам задержанного, когда его вели к следователю, Щербаков предупредил, что если он поменяет показания, то его опять отвезут в лес и «сделают то, что хотели сделать».

Через два месяца заявление о пытках написал и Ачкасов. По его словам, в день задержания он вышел из дома, когда четверо человек в штатском затолкали его в машину, надели на голову мешок и отвезли в ОМВД, где «раздели наголо, связали скотчем, одели противогаз, сверху поставили два стула и пытали всю ночь, отбивали пятки, подсоединяли провода и били током». «С ушей у меня шла кровь, повредили ушную перепонку, заливали нашатырный спирт в полость рта и носа, снимали на камеру, угрожали моей семье. При этом из соседних комнат по крикам и голосу я понял, что пытают Бегларяна и Григоряна», - писал заключенный.

По его словам, одного из участников пыток он впоследствии увидел на следственных действиях и узнал его имя - Армен Аратунян. Тогда следователю пришлось вновь опросить оперативников. Они рассказали, что Ачкасов сопротивлялся при задержании, из-за чего на него пришлось надеть наручники, а явки с повинной и он, и Григорян написали самостоятельно. 20 мая следователь вынес отказ в возбуждении дела и по его заявлению.



Тем временем в феврале 2019 года в «Комитет против пыток» обратился уже восьмой человек, обвинивший тех же оперативников из ОМВД Анапы в пытках - им стал 29-летний Григорий Шпека, освободившийся из колонии, где он отбывал наказание за кражу. Шпека рассказал, что в конце октября 2015 года, когда он жил у своего друга в поселке Супсех, в дом к ним пришли десять мужчин в штатском, один из которых (впоследствии Григорий опознал в нем Сильверструка) ударил его в живот, положил на пол лицом вниз и надел наручники. Затем мужчину на глазах у его друга положили в багажник припаркованной у дома «приоры» и отвезли в отдел полиции.

«Мне закатили брюки, и я почувствовал, что к щиколоткам обеих ног прицепляют какие-то прищепки. После этого я почувствовал, как будто ноги что-то режет. Я стал кричать. Периодически боль приостанавливалась, затем снова возобновлялась. Так происходило около 40 раз, - рассказывал Шпека. - <…> Каждый раз, когда с меня снимали противогаз, мне предлагали сознаться в совершении преступления, каждый раз я отказывался. Затем, с ног убрали зажимы [и прикрепили к коже на спине].

Я почувствовал резкую боль между лопаток - по ощущениям, как будто мне режут спину. Я при этом кричал от боли. С периодичностью боль прекращалась, так продолжалось около 15 раз. <…> После того, как я в очередной раз отказался сознаваться, сотрудники полиции мне стали угрожать применением сексуального насилия. Сказали, что засунут дубинку в задний проход. Также грозили задержать моего младшего брата <…> и пытать его у меня на глазах. Мне начали снимать штаны.

В этот момент я попросил прекратить, сказав, что я все подпишу, потому что сотрудники находились в состоянии алкогольного опьянения и я реально воспринимал их угрозу, так как находился в абсолютно беспомощном состоянии. В ответ на мое согласие сознаться в том, о чем меня просили, они сказали, что теперь уже ничего не нужно, что мне уже шанс давали, а теперь будет так, как они хотят».

Когда через десять минут с задержанного сняли противогаз, оперативники дали ему полстакана водки. Шпека выпил и написал явку с повинной, текст которой придумал Сильвеструк - в ней говорилось, что Григорий, проходя мимо магазина, увидел, как продавщица перекладывает деньги из кассы в коробку, схватил ее и убежал. Когда явка была готова, в кабинет вошли двое сотрудников ППС, составившие в отношении задержанного протокол, согласно которому тот шел по улице и ругался матом.

Суд назначил ему административный арест. 18 ноября, за несколько часов до освобождения, один из полицейских отвел его в кабинет к следователю, в разговоре с которым Григорий в присутствии адвоката по назначению отказался подтвердить обстоятельства явки с повинной.

Тогда, вспоминал Шпека, в кабинет зашли Сильверструк и Левин, которые сказали, что задержанному «нужно пойти покурить», и повели его в другой кабинет. На этот раз пытки были недолгими - молодой человек согласился подтвердить свои показания, как только ток пошел по щиколоткам. После допроса его доставили в СИЗО.



https://zona.media/article/2019/03/04/anapa





Tags: криминал
Subscribe
promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 116 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →