oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Героический повар из войск НКВД.

       "В 20 лет меня призвали в седьмой кавалерийский полк НКВД в Иркутске. Мы занимались охраной зданий. Днём в них ничего не происходило, а как только сгущались сумерки, подъезжала машина с людьми. Обычно привозили человек пять, их заводили внутрь, но обратно никто уже не выходил. О том, что там происходило, мы могли лишь догадываться, нам не доверяли и ни в какие секреты не посвящали. Всё было очень строго.
         В 1939 году полк отправили на реку Халхин-Гол, где тогда происходил военный конфликт с Японией. Когда мы приехали, там уже всё подходило к концу. Жуков быстро всё "прибрал", так что мы три дня постояли и нас отправили обратно.
         30 ноября 1939 года началась советско-финская, или, как её ещё называют, "зимняя" война. Меня направили в Мурманск, в порт Петсамо. Тогда я впервые в жизни увидел море! Приехали ночью в самую темень, в аккурат когда северное сияние началось.
        Советским военным выдавали лыжи, которые надо было привязывать к ногам. У финнов лыжи были на застёжках. Если в наших лыжах завалишься, то хорошо побарахтаешься, пока их отвязываешь да привязываешься - очень неудобно.
        При отступлении финны уничтожали все свои постройки. Наш отряд занял дот, который не успели сжечь. Из продовольствия у солдат остались только сухари и сливочное масло. Как-то решил угостить своих сослуживцев сибирской тюрей. Вымочил сухари, добавил масла.



43185026692_03e1a545bc_b.jpg

        И тут они начали возмущаться, почему это я раньше им не готовил! Сидим, едим. Заходит командир отряда, спросил, что едим. Ему и ответили: "Ванюха тюрю приготовил!" Он ложку попробовал и ушёл, не сказав ни слова. После этого меня вызвали к начальству, сказали: "Свари нам ещё, и с сегодняшнего дня будешь заведовать кухней".
        Из посуды только два ведра, и это на 200 человек! Одну партию сделаешь, пока её разбирают, уже другим варишь. Но потом из одного из заброшенных дотов приволокли две печки, котелки, сковородки, ковши, эмалированные тазы. Тут я уже обжился как повар настоящий.
        Я и не заметил, как получил первое ранение. Отряд ликвидировал банду финнов, когда обнаружили лыжный след со стороны Норвегии. Мы со стрелком и сапёром зашли с тыла, ждали отступления у подножья горы. Другие пошли атаковать в обход. И точно, финны возвращаются! Первого мы сбили, а другие о него на лыжне спотыкались и падали. Стрельба началась, кто в кого стреляет, непонятно.
         Когда с врагом разобрались и возвращались на заставу, один из товарищей спросил: "Ванюха, за тобой кровь. Ты не ранен?" Я ответил, что вроде нет. Оказалось, один осколок пробил валенок и воткнулся в ногу. Я и не почувствовал.

0_1909cb_8f5734f7_orig.jpg

        Война закончилась в сороковом, 13 марта. Я набирал воду в котелок, возвращаюсь - а часовой отплясывает. Я ему: "Ты с ума сошёл?" А он кричит, что война кончилась. В доте шум, все были рады! Понимали, что сегодня ты живёшь, а завтра уже нет. Через два дня старшина зачитал решение освободить территорию. Отряд предупредили, что, если прозвучит хоть один выстрел, война возобновится.
       Моя служба продолжилась на полуострове Рыбачий, я попал в отряд пограничников на третью заставу. Пограничником я был недолго. У повара мать умерла, его отпустили домой. Нас выстроили и спрашивают, кто из нас может его заменить. Кто-то сказал, что я могу. В общем, на кухню меня и распределили.
       В январе 1941 года к повару пришла жена лейтенанта и попросила сковородку. Я одолжил, но с условием, что утром сковорода будет у него. Пришла пора готовить, а сковородки нет. Я сходил, забрал.
        А у них сынишка двухлетний. Когда лейтенант вернулся, он сказал ему: "У нас дядя из ресторана был". Вызвал меня к себе за разъяснениями. Потом мне в канцелярии объявили о разжаловании. Перевели на шестую заставу, где я окончил курсы пулемётчика, на стрельбах отлично отстрелял, и мне присвоили звание ефрейтора.

60894.jpg

        В 1941-м немцы разгромили восьмую заставу, затем седьмую и уже окружили нашу заставу. Мы знали, что в Мурманске война уже идёт. Нас 48 солдат осталось, а атакует целый батальон. Правление нам сказало: "Выходите, как знаете".
       Хорошо - отлив был, мы с товарищем своих отправили по перешейку к пятой заставе, а сами остались с пулемётом, отстреливались. Расположение сил неравноценное, поэтому решили отступать. Сказал второму, чтобы он на катки пулемёта ложился и катился вслед за ушедшими. Сам стал очередями отвлекать.
       И тут кончилась лента, до наших метров 600. Я по снегу и начал ползти, по мне открыли огонь. Руки разбросил и мёртвым притворился, потихоньку передвигался вперёд. Добрался до перешейка и на пятую заставу ушёл.
       10 сентября наш отряд забросили в тыл, где они должны были удержать сопку. Стрелять нам было нельзя - засекут. Половину уже прошли, и тут пулемётный обстрел. Я нёс полотно, должен был первым подняться на вершину и установить флаг.
       За мной политрук шёл, он винтовку врага схватил по пути. На неё мы флаг и повесили. Сверху увидел, что наши в яме укрываются от пуль и к ним подходят фашисты. Я побежал, закричал, чтобы они вылезали, и тут взрыв. Всё в крови, в глазах темнеет, мне даже брюки сзади срезало. Дополз до озера, глотнул воды два раза и сознание потерял.
       Попал в мурманский госпиталь. Моя очередь осмотра подошла только через три дня. Осколок пули порвал вену на правой руке и задел нерв. Из-за контузии у меня отнялись ноги, я не мог ходить. Меня отправили в эвакуацию.
       Перебросили в Хабаровск, затем в Миньяр, потом в Новосибирск, и только тогда в Барнаул. Здесь мне сделали операцию. Когда поправился, утроился преподавателем военного дела в Шелаболихинскую среднюю школу, там до пенсии и проработал." - воспоминания Ивана Андреевича Ромашова (награждён орденами Боевого Красного Знамени и Ленина).

Указ о награждении Ромашова Орденом Ленина.



805668_900.png


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments