oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

"Тогдашний режим угрожал любому, кто решался бы покинуть свои позиции"

         "Этот большой бункер в шесть этажей был полностью переполнен. Не только комнаты, но и коридоры и небольшие проходы были забиты ранеными и умирающими. На соседней со зданием госпиталя колокольне Святого Павла были размещены наблюдательные посты. Противник постоянно обстреливал эту цель. Позже ночью колокольня была уничтожена взрывом. В этот момент весь бункер затрясся. Фронт неумолимо приближался...
           Попадания бомб и снарядов вновь и вновь трясли бункер. Тарелка с супом постоянно каталась по столу. Электрический свет погас. Через три секунды включилось аварийное освещение. На некоторое время в коридорах стало светло. Динамомашина, действовавшая на дизельном топливе, работала всю ночь.



62408.jpg

          Мы более не получали никакой энергии с электростанции, расположенной снаружи. Многие из палат, в которых лежали раненые, освещались несколькими восковыми свечами. Но даже их приходилось экономить, так как мы не знали, сможем ли в будущем достать еще свечей.
           Но в один момент госпиталь перевезли. Раненых распределили по различным заведениям города. В бункере на Штригауэр-плац оказались размещены саперы. Они должны были при помощи отбойных молотков пробить в стенах бункера амбразуры. Бункер должен был стать оборонительным объектом.
          На случай его сдачи неприятелю внутри здания было размещено несколько мощных зарядов. На тот момент в бункере находилось еще около 80 мужчин и 3 женщины. Работы саперов не остались незамеченными русскими. К тому же в тот день над зданием не развевалось никакого флага с Красным Крестом.
           В тот день русские смогли заложить в вентиляционные шахты взрывчатку; после чего она была подорвана. Во время взрыва подорвались емкости с дизельным топливом. Приблизительно 2 тысячи литров воспламенившегося горючего разлилось по коридорам, охватив их полностью пламенем. От жара мы смогли укрыться только в небольшой шлюзовой комнатке. 85 человек в помещении площадью около 4 квадратных метров!

62407.jpg

         Русские начали наступать. Мы открыли беглый огонь. Из пулеметов наши солдаты били по вымотанным русским. Кроме этого, в руинах бывшего склада швейных машин, который размещался также на Штригауэр-плац, держали оборону наши саперы.
         Но противник не намеревался ослаблять свою атаку. Он непременно хотел получить под свой контроль бункер на Штригауэр-плац. Он обрушивал на стены здания груды снарядов и гранат. Бетонная пыль и крошка заполнила все коридоры и вестибюли. Время от времени детонировали установленные внутри бункера военными инженерами взрывные заряды.
         Захлопнутая стальная дверь, которая отделяла шлюзы от внутреннего помещения, от чудовищного жара выгнулась где-то на 10 сантиметров. Я решился на секунду выглянуть за нее, но не увидел ничего, кроме бушевавшего огня...
         Молодые солдаты вели пулеметный огонь, смело защищая наше шлюзовое помещение. Некоторые из них были убиты осколками. Многие были тяжело ранены в руки или ноги. Санитары пытались тут же оказать им помощь. Наше пребывание в шлюзовом помещении становилось с каждой минутой все более рискованным.
         Мы стояли и сидели на нескольких квадратных метрах. Морзянкой мы передали танкистам просьбу высвободить нас. Но на выручку никто не приходил. Как оказалось, у танкиста была повреждена рация. В крохотном шлюзовом помещении мы были со всех сторон окружены русскими.

49108.jpg

         Неоднократно мы просили командира саперной группы сдать бункер, чтобы нас можно было вызволить из опасного положения. Но каждый раз он отвечал отказом. Он опасался, что это могут расценить как предательство, а стало быть, пострадали бы его родные.
        Тогдашний режим угрожал любому, кто решался бы покинуть свои позиции. Но тем не менее, как мы знали, комендант крепости ранее сдал Кенигсберг. В итоге один из отчаянных саперов решил действовать вопреки воле командира.
         Он прикрепил к своему карабину белый платок и попытался им помахать между решетками. Но из этой затеи ничего не получилось. Он еще раз взял соскользнувший со ствола карабина платок и дрожащими руками стал привязывать его снова. Когда мы просовывали его между решеток, то его сбило осколком.
         Нам ничего не оставалось, как сидеть и ждать. Между тем пальба снаружи прекратилась… Должно было случиться чудо, чтобы мы смогли выскользнуть из бункера целыми и невредимыми. Вновь раздался мощный взрыв. Это сдетонировал еще один заложенный в здании заряд.
         Мы чувствовали, что вся наша одежда и волосы были насквозь промасленными. Внезапно у шлюзов возникло небольшое светлое отверстие, которое быстро увеличивалось. Нас охватила паника. Мы подняли руки и устремились к свету. Многие шли прямо по лежачим на земле раненым. Те кричали и просили помощи.

125698.jpg

        В этот миг каждый спасал только свою жизнь. Прямо на выходе мы попадали в руки русским. Я протиснулся в проем, который был образован в изогнутой решетке, и смог куда-то соскользнуть.
        Впервые за две недели я увидел дневной свет. В тот же самый момент я услышал, как кричали по-немецки: "Камераден, выходите!" Были ли это действительно немцы или русские, говорившие по-немецки, я не знаю.
         Выкрик повторился. С поднятыми руками я бросился бежать по направлению к этим голосам. И тут я заметил вырытую на Штригауэр-плац траншею. В прыгнул в нее и, не опуская рук, бросился в сторону бывшего склада швейных машинок "Зингер". Постоянно спотыкаясь, я все-таки смог добежать до руин. Тут меня встретили немецкие солдаты и указали дальнейший путь." - воспоминания Густава Паннека, который работал в бункере монтером, отвечавшим за подачу воды и электричества.

49112.jpg

       "6 мая, в день капитуляции Бреслау, мы снова встретились с моим экипажем на Ян-штрассе. Мы направлялись на Берлинскую улицу к командному пункту моего взвода, когда был объявлен приказ о прекращении огня. Можно было стрелять, если бы только русские продолжили атаки. Однако все было очень спокойно. Во второй половине дня в соответствии с приказом мы покинули наши позиции и в последний раз проехались на танках по улицам Бреслау.
          Было воскресенье. Это был удивительно хороший весенний день. Но мы не радовались. Больше не раздавалось выстрелов, а гражданское население высыпало на улицы. Какая-то пожилая женщина крикнула нам: "Несчастные солдаты! Теперь вы попадете в плен!"
          Во дворе судебной тюрьмы наш командир построил роту и объявил о капитуляции. У многих на глазах навернулись слезы. Вечером того же дня моторы наших машин вышли из строя. Мы не успели проехать и квартала, как из-за перегрева в моторах заело поршни. Согласно условиям капитуляции мы не могли уничтожать технику.
           Ночью в город вошли русские. Уже в понедельник, 7 мая 1945 года, наша рота маршировала по Франкфуртской улице мимо танка "Иосиф Сталин", который в прошлом был подбит нами. Впереди нас ожидала тьма и многолетний плен, из которого на родину вернулись далеко не все." - воспоминания командира самоходного орудия лейтенанта Хартмана.


qu20e7gnxwt11.jpg


Tags: вторая мировая, противник
Subscribe

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…