oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

За что давали Орден Красной Звезды в 1942-м. В болотах под Белым.

       "С утра 4.04.1942 после митинга и завтрака подразделения по команде развернулись в боевой порядок, и перешли в наступление'. Наш полк получил задачу: атаковать опорный пункт противника, и овладеть деревней Глинцево, 173-й противотанковый дивизион 2-й и 3-й батареями совместно с 396 сп и 497-м полком должен был овладеть рубежом в 600 метров восточнее Воробьево.
          Вести наступление было сложно, глубокий снег, бескрайние лесные массивы, болотистые топи, холодные ночи, плохое питание. Передвигались по-пластунски под звуки трассирующих пуль, авиационной бомбежки. Немцы не любили воевать ночью.
          Весь средний начсостав нашего полка был одет в офицерское обмундирование. В первом же бою за Глинцево был ранен командир нашей 5-й роты, к сожалению, забыл его фамилию и убит политрук И.П. Артамошкин, а среди остального личного состава роты к середине дня выбыло около тридцати человек. Пополнения к нам приходило мало - помню, что лишь однажды прибыли выпускники Белоцерковского пехотного училища.
          А вскоре я сам надел солдатскую шинель, так как мою форму повредило взрывом ручной гранаты. Поэтому вначале мне пришлось ходить в шинели нашего убитого под Глинцево политрука Артамошкина, но от нее шел такой нестерпимый трупный запах, что я сказал об этом своему бойцу - Десятникову, и он предложил отдать шинель ему. А я с этого момента надел солдатское обмундирование.



Памятники в Бельском районе. Это здесь рядом.



        Был у меня во взводе еще один красноармеец - Зайцев. Перед одной из атак он обратился ко мне - мол, не могу я больше передвигаться, устал! Я его оставил в Залексоновском лесу. А когда вернулись - обнаружил бойца умершим. Наиболее вероятно, что скончался он от истощения.
          Был еще один случай, как ко мне обратился мой красноармеец со словами, что ему нельзя вечером идти в атаку, так как будет убит. На это я ему ответил: Ничего, пойдешь за мной!. И боец, двигавшийся за мной в ходе атаки, как нитка за иголкой, как ни странно, остался в живых. Во всяком случае - в этом бою.
          В дальнейшем все боевые действия полка свелись к овладению большаком Смоленск - Белый с целью блокирования частей 246-й пд противника, находящихся в городе Белый. Бои шли с переменным успехом, подразделения ожесточенно дрались за каждый населенный пункт - Глинцово, Воробьево, Поляново, Бор, Лосьмино, Цыгуны и другие, а также за высоту 216,8 (1-я).
           Всего высот с таким названием было две - одна в полосе 396-го полка (1-я) - севернее Бора, а другая (2-я) - юго-восточнее этой деревни, в полосе 497-го полка майора Т.Г. Логинова.



        Наступать было очень тяжело: обилие болот, резко пересеченная лесная местность - почва буквально ходила под ногами. Мы не вылезали из болот ни днем, ни ночью. Не случайно нашу дивизию именовали "болотным" соединением...
        Определенной цели мы в начале апреля достигли, активные действия дивизии вынудили противника перебросить часть сил, предназначенных для действий на главном, московском направлении.
        Боевые действия, проходили в сложных климатических условиях весенней распутицы, что отражалось на темпах наступления. А использование противником танковых подразделений и авиации создавало на отдельных направлениях в его пользу превосходство в силах и средствах.
        Из-за того, что местность для техники была непроходима, нам иногда приходилось наступать без танков, артиллерийской подготовки, ходить в атаки лишь за счет ружейно-пулеметного огня!
         За первые 10 дней боев только раненых через медсанбат прошло 1245 человек, не считая убитых, попавших в плен и пропавших без вести. О случаях дезертирства, сдачи в плен, членовредительства мы и понятия не имели.      Немцы разбрасывали много листовок, в которых они касались Москвы, Сталина, которого изображали кормчим за штурвалом тонущего корабля. Местные жители их использовали вместо обоев.
         Командир 173-го отдельного противотанкового дивизиона капитан Георгий Григорьевич Мисюра, по оценке сослуживцев, командовал хорошо, и со своими задачами справлялся успешно. В этом заслуга как его самого, так и командиров огневых батарей.
         Дивизион для нас, пехотинцев, всегда был первой опорой, постоянно находился в боевых порядках стрелковых подразделений - где помочь, где вытащить, куда дать огонь - у нас с ним было постоянное взаимодействие. Всегда помогали друг другу и совместно прогрызали оборону противника....



         В бою за Воробьево я командовал ротой, которая в ходе ночного марша после преодоления по пояс в воде разлившегося ручья, в ночном бою атаковала вражеский опорный пункт, уничтожив два ДЗОТа, и заняла окопы и блиндажи противника. Не выдержав стремительного удара, немцы в панике бежали. Выполнили мы ту задачу без потерь. В этом бою я был ранен, но не покинул своего подразделения, санитар забинтовал правую, окровавленную ногу.
        С рассветом противник перешел в танковую атаку. Некоторые бойцы дрогнули, бросились бежать, и были расстреляны и раздавлены танками, но артиллеристы противотанкового дивизиона не растерялись, дав врагу достойный отпор. Два немецких танка были подбиты, а остальные отошли.
        У них, противотанкистов было разбито одно орудие, расчет погиб. Я лично обязан им своею жизнью - до моего окопа танк противника не дошел буквально пяти метров и был ими подбит, а второй повернул обратно.
        В моем наградном листе написано следующее: "...19 апреля 1942 во время боя с немецкими захватчиками в районе северо-восточнее д. Воробьево... Крупейников, личным примером увлекая бойцов вперед на засевших в блиндажах... захватчиков, первым ворвался на передний край обороны... Огнем своего подразделения подавил блиндаж противника, где находились две огневые точки,... и лично истребил не менее 15 немецких солдат и офицеров".
         Не ограничившись представлением к награждению орденом, командир полка подполковник Найдышев Павел Николаевич направил моим родителям благодарственное письмо, в котором, в частности, сообщил: "...Руководя в бою ротой, он шел впереди бойцов и увлекал их за собой. Первым ворвался в оборону противника.... За проявленное мужество и отвагу т. Крупейников нами представлен к правительственной награде - ордену Красной Звезды".



        К немцам у нас была большая ненависть, слишком много горя они принесли нашему народу. Но боевого умения еще не хватало, науку побеждать мы осваивали в бою. Бои были тяжелыми, сложными, за первый месяц из командиров взводов остался в строю я и лейтенант Бармин, а потом и он погиб.
        Из моей роты в памяти остались: лейтенант Градобоев, парторг роты Маслов, рядовые Зайцев, Десятников. Запомнился еще командир 1-го батальона 497 сп Николай Коптяев - в его батальон я попал после излечения в Чичатах и командовал 1-й ротой. Текучесть личного состава была большая, не успевали часто даже знакомиться с прибывающим пополнением.... То же самое и с командным составом.
         Хочу отметить большую роль политруков - не прав писатель Астафьев, утверждавший, что политработники только и делали, что митинговали. Они тогда воевали так же, как и командиры - в первых рядах, во всяком случае - ротное звено. Я, как командир, всегда согласовывал с политическим руководителем роты наши действия перед боем.
         Первый наш политрук, Артамошкин, был убит во втором же бою - под деревней Глинцево, там он и был похоронен в воронке от разрыва снаряда. Второй политрук был ранен под деревней Воробьево, но остался в живых, я его лично эвакуировал в тыл.
         Старший политрук (Пономарев или Раздобудько?) тоже был ранен, и вынесен с поля боя санитарами.... По Боевому Уставу пехоты командир должен был быть всегда впереди, исходя из этого требования у нас были большие потери в командном составе.
          Напрасно некоторые лица распространяются о "ста наркомовских граммах, выдаваемых якобы для храбрости. В нашем 2-м стрелковом батальоне выдали после первого боя по 100 граммов водки - для снятия эмоционального напряжения. И больше не выдавали. Наш командир батальона этим делом стал злоупотреблять, его еще в середине апреля 1942 отстранили от занимаемой должности.



        На войне все гладко не бывает. Весною было плохо с питанием, из-за распутицы не было подвоза продовольствия. Бывало на день лишь по два сухаря доставалось.... Иногда бойцы варили и ели даже лошадиную кожу. Люди изнашивались, уставали, болели. Но моральный фактор нашего солдата трудно переоценить.
        Солдаты, офицеры были выносливы, непритязательны, в трудных условиях приспосабливались - им помогала русская находчивость, а также желание воевать, победить и выжить.
         Безусловно, те, кто довел войска до такого состояния, были наказаны и сняты с занимаемых постов - пример халатного обеспечения войск вошел в учебники по тыловому обеспечению на Калининском фронте. Мне пришлось услышать об этом однажды на лекции, будучи слушателем военной академии имени Фрунзе.



        Следующий кровопролитный бой начался 21-го апреля невдалеке от деревни Демяхи. Моя рота занимала рубеж на безымянных высотах западнее Демяхи, когда была атакована гитлеровцами. Впереди шло пять танков с пехотой....
        Я приказал открыть огонь из стрелкового оружия по вражеской пехоте и отсечь ее от танков. А по бронированным машинам - полученными недавно ротой ружейными противотанковыми гранатами Сердюка (ВПГС-41) , выстреливаемыми из винтовок на дальность 60-70 м при помощи холостого патрона.
         Но винтовочные гранаты оказались крайне неэффективным оружием при борьбе с бронированными целями - из них весьма редко бойцам удавалось попасть в цель, но даже в случае попадания они были почти бесполезны.
         Тогда я помог выкатить на прямую наводку два 45-мм орудия, подбивших вскоре несколько вражеских танков. В этом бою я был вновь ранен пулей, на этот раз в нижнюю треть живота, и на военной двуколке отправлен в 138-й отдельный медико-санитарный батальон.



         В последующем мне пришлось участвовать в бою на высоте 216,8 (2-я) возле деревни Бор - туда я прибыл 26-го апреля. В госпиталь 138-го омсб пришло распоряжение комдива выписать тех, кто мог держать в руках оружие.
         Меня направили в 497-й полк, и вскоре я уже доложил о прибытии командиру 1-го батальона Кольке Коптяеву - именно так представился мой новый непосредственный начальник, а в руках у него при этом был немецкий пистолет-пулемет МП-40, комбат был всего лишь лейтенантом... приказал принять 1-ю стрелковую роту, и я сразу лег за станковый пулемет "Максим" - отражать очередную атаку, так как пулеметчики были все выбиты.
        Продергиваю ленту через приемник, подпускаю фрицев поближе и нажимаю на гашетки.... Немцы сразу залегли, затем начали отходить. В роте личного состава оставалось человек пятнадцать, остальных уже всех покосило....
Два дня дрался наш батальон на высоте с отметкой 216,8 у деревни Бор. Немцы потеряли в этих боях немало живой силы и техники и были вынуждены отойти на исходные позиции.
         С потерей выгодного рубежа они не смирились, и систематически продолжали наносить удары авиации, проводили налеты артиллерийским и минометным огнем....



        30-го апреля дивизия была вынуждена перейти к жесткой обороне на рубеже: Горюны - юго-восточная опушка залексоновского леса, где мы отражали атаки врага в течение 15-ти суток. Особенно сильный оборонительный бой разгорелся 1-го мая.
         На рассвете услышали нарастающий гул двигателей немецких танков, сопровождаемых пехотой, на бомбежку заходили самолеты. Казалось - никто не устоит. Но выдержали, даже раненые не покидали поле боя.
         А 3-го мая во время очередной вражеской я был тяжело ранен. После тяжелого множественного ранения левого бедра, предплечья и кисти левой руки мне промыли раны, наложили повязки. Когда снимали шинель, осколки сыпались как горох и стучали о пол.
         Один угодил в комсомольский билет. В дальнейшем я был эвакуирован в тыл через Ильино, Старую Торопу, Торопец, Ржев, где проходил лечение в полевом подвижном госпитале (ППГ) 2235, ЭГ (эвакуационном госпитале) 2392. Затем в ЭГ 1812 Калинина, позже доставлен для лечения в город Горький, в ЭГ 2800.
          Ржевскую битву часто называют "малым Сталинградом" - ведь потери в личном составе в ходе нее были значительно больше, и по времени она продолжалась дольше, чем оборона города на Волге. Заслуга Ржевской битвы огромна, и не случайно этот населенный пункт назван недавно городом русской воинской Славы. Под Сталинград боеприпасы возили вагонами, а под Белым их давали на орудие по одному снаряду в день...



        В мае 42-го наша дивизия была переброшена на рубеж реки Обша, севернее Белого, где она продолжала вести тяжелые бои. После окружения, в которое 135-я попала в июле, дивизия была выведена в резерв фронта.
         За проявленное мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими оккупантами командующий Калининским фронтом генерал-полковник Конев командиру дивизии и всему личному составу объявил благодарность. Вновь вернулась 135-я на Бельскую землю в марте 1943, и участвовала в полном освобождении Бельской земли от оккупантов." - из воспоминаний мл.лейтенанта 135-й стрелковой дивизии Д.А.Крупейникова.


Младший лейтенант Крупейников.




Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…

promo oper_1974 Червень 28, 2013 23:25 257
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments

Recent Posts from This Journal

  • Вот почему участковые не гут разобраться?

    Чего они не могут вдвоем? Вызывают меня... а я спать хочу и так крулосуточная работа... людей пытать. А еще униформу носят и фуражку с красным…

  • Мы акто "кто" то облажаись...

    Полковник говорит - все пойдете в "трактористы" на село...на деревьню... От майора до лейтенанта и сержанта... Вы же не раскрыли...…

  • Часто мы упреки от жены и детей....

    Если гдне то человек ппал в беду.... Если кто-то честно жить не хочет.... Значит нам вести незримый бой, служба, дни и ночи. А Если гдето человек…