oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Дневник сапера.Под Варшавой.Зима 1944 - 45-го.

"15 сентября 1944 года
Когда приехали сюда, окопались в лесу.
Много скопилось транспорта. В лощине.
С ротой Васильева пошел на минирование. Ставили противотанковые мины.
  Я взял три коробки и пошел наверх. Только их положил, как рядом ударила мина. Ткнулся головой в сноп и лежу. Другая мина ударилась в трех метрах от меня и не разорвалась. Перебежал в свежую воронку. Вслед за этим ниже по склону и по самому низу ударило еще штук десять. И все затихло. Спускаюсь вниз. Уже по дороге лежат двое раненых и стонут. Внизу еще много.   Ранен и Комаров. С ним сижу, успокаиваю. Вот подали повозки, и мы стали грузить раненых и убитых. Есть потери и у Занькова, и у Попова. Всего 14 человек. Целый обоз.

Потом было спокойно. С перерывами в 30 минут то туда, то сюда бросит один снаряд или мину.
Под один я едва не попал.
  Пошел с Романовским и Поповым на "поле". Только стал выходить на улицу, а он бил по ней исключительно точно, как метрах в двадцати пяти от меня ударил снаряд и осколки прожужжали над моей головой и посбивали ветки с груши. Я кинулся на землю, переждал немного. А потом пошел другой дорогой. А их все-таки на той дороге зацепил. Романовского убило, а Попова ранило.

29 сентября 1944 года
Сегодня день моего рождения. Исполнился 21 год. И все же быстро идет время. Еще совсем недавно 18-летним юношей пошел в армию, а сейчас уже 21 год!
30 сентября - 20 октября 1944 года
Разминировал. Работали хорошо. Много мин наших отыскали.
23 октября 1944 года
Сейчас опять живем в монастыре. Сырые стены. Словно в тюрьме.
8 ноября 1944 года
Дали водки вчера по 100 гр. И сегодня тоже по 100 гр. С них ни пьян, ни трезв.
Вечером вчера сидели у поляков, пили пиво, играли в карты.
А сегодня думаю, что раз не выходит напиться пьяным, чего очень хотел, то дай хоть высплюсь. И почти весь день валялся в койке.
  Вечером - дежурить. По радио слушали Москву - концерт. Выступления знаменитостей. Москвичи бурно аплодировали. И поневоле такая тоска закралась по своей родной сторонке. Далеко же ты, родимая.

   А поляки уже надоели со своим: "Ци пан даст?" да "Проше". Какой-то мелочный народ. Почти все торгаши. Держит лавку, а там 100 гр. табаку, коробок спичек и луковица. А попробуй о чем попроси, сразу: "А ци пан даст?"
  Я сразу обратил внимание еще вот на что. В Польше лошадей в повозки запрягают не так, как у нас, в оглобли, а - в одно дышло. Но практического преимущества в этом я не увидел. Обратил внимание и на то, что в деревнях женщины и девушки ходят больше босиком. Даже и одеты, кажется, хорошо, а босиком. Очень чисто и опрятно обрабатывают и убирают свои поля, свои наделы. Вот это мне понравилось.

8 января 1945 года
Работали по строительству мостов. Но сначала делали проходы. Работа опасная и интересная. При этом все же были потери. Ранило Добычина и Копоищенко.
  Особенно трудно пришлось при строительстве мостов. Мост строила третья-рота. Немец подошел и подорвал его. Начали снова. Когда подошли, то трудно было узнать местность: все изрыто воронками.
  Ранило Минца. Другого капитана убило. Убило пять лошадей. Я в это время был в самом пекле. Не знаю, как и жив остался. Спасла яма. Оказал помощь Минцу.
Другой мост строила первая рота. Там обошлось.

13 января 1945 года
Наконец-то началось!
Утром 11-го в 5.00 началась артподготовка - и до 7.30. Сразу прорвали оборону. По всем дорогам бесконечным потоком идут танки, машины, орудия. Трудно проехать. В два, в три ряда и больше. Пробки. Всю ночь гудела земля от движения техники. Первая и вторая линии прорваны.

  Валяются фрицы. Вот один лежит вниз лицом. Без штанов, руки раскинул…
Подошли к третьей линии обороны немцев. Ночуем в лесу, километрах в десяти от немцев.
Сейчас угро. Началась артподготовка.
Идем и идем. На Германию!

18 января 1945 года
Наступление идет стремительными темпами. Пошел в наступление 1-й Белорусский. Взяли Варшаву. Немцев не только гоним, а окружаем, разбиваем и рассеиваем. Позавчера остался позади Кельце. В городе еще бои. На улицах разбитая техника.
20 января 1945 года
До границы с Германией осталось 60 километров.
Сейчас эти строки пишу в машине.
Остановились для выяснения обстановки. На реке Пилице выдержали бой с немцами, которые прорывались из окружения. Мы занимались ремонтом разбитого моста, когда подъехала колонна крытых грузовиков.   Их было 100–150 человек. Они взорвали свои грузовики и бросились на нас в атаку. Человек пятьдесят сразу были убиты. Но и у нас тяжелые потери: убиты младшие лейтенанты Подсухин и Медведев. Рота осталась без офицеров. Но мост построили.
Здешнее польское население относится к нам хорошо. Много партизан. Очень помогли они нам при постройке моста. Понтонный мост пришлось строить самим. А когда строили деревянный, я ходил мобилизовывать.

   Пошел рано утром, было еще темно. Когда шел назад, вижу, на дороге кто-то стоит. Подошел ближе: стоит немец с винтовкой. Сдается в плен. Руки поднял, что-то бормочет, засматривает в глаза, будто в сваты пришел… Я подошел. Снял с его плеча винтовку и разбил ее о булыжную дорогу. Отвел немца в штаб. Выяснилось, что он из тех, которые прорывались. Ратушняк его после расстрелял. А в обед - опять бой. Новая группа через мост полезла. Все офицеры СС. Есть небольшие трофеи.
Здесь стояли в хорошем панском доме.

21 января 1945 года
Сегодня стоим у переправы у р. Варта. Роты строят мост.
Сегодня добрались до фольварка немца и набрали мяса, баранины.

27 января 1945 года
Не спал уже четверо суток.
С моста на Варте снялись и пошли вперед. Через границу.
Первый немецкий город - Гильденбург, кажется.
  Ехали целую ночь. Немец поспешно удрал за Одер. Пропали все. Населения никого нет. Во всех деревнях окна домов, магазинов, учреждений настежь открыты. Не отключено электричество, освещены витрины.
Остановились в одном немецком селении. Ночью - по трофеям. Утром тронулись дальше. Шли пешком. Села опять пустые.
  Многие деревни наши солдаты палят. Встречаются угнанные в Германию поляки и русские.
  На другой день прошли 70 км. Сейчас стоим перед Одером. Река неширокая, но быстрая. Почти вся замерзла. Строим мост. Вчера днем налетели самолеты, сильно бомбили. Я чудом уцелел. Многие мои товарищи погибли и ранены: Чулков, Воробьев, Самойлов, Скобелев. Много потерь.
Вчера, когда закончили мост, немец взорвал где-то плотину, пустил воду, и весь наш мост снесло льдом. Пропал труд наш и кровь бойцов.
Ниже проложили прямо по льду настил из досок и пропускаем повозки.

2 марта 1945 года
Пришел приказ о награждении нашего батальона орденом Красной Звезды.
  В эти же дни мы осваивали стрельбу немецкими фаустпатронами. Начальник штаба батальона Зятько показывал их устройство и действие. Довольно эффективное оружие ближнего боя, особенно против танков. Этих фаустпатронов мы захватили очень много и теперь возим с собой."
- из дневника сержанта-сапера 348-й саперного батальона 416-я стрелковой дивизии И.М.Шведова.

Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments