?

Log in

No account? Create an account

Мемуарная страничка

Честные злодеи Родиной не торгуют.


Previous Entry Share Next Entry
Из дневника погибшего лейтенанта.
фуражка
oper_1974
        "14.04.43 д. Соболевка. Все произошло быстро и до нелепого просто. Утром пришел офицер из штаба полка, передал приказ о том, что батальон наступает на высоту и деревню, расположенную на той высоте и по ее юго-восточному склону. Нам та деревня была хорошо видна. Часть домов уцелела, но в основном торчали лишь печные трубы. Два ряда печных труб среди обгоревших ракит.
           Офицер вместе с командиром батальона, капитаном и нашим ротным прошли по траншее. Наша рота оказалась в центре наступления. Начали готовиться. Артподготовка была такой: около двадцати снарядов по фронту наступления нашей роты. Когда она закончилась, дядя Степан сказал: - Нам, ребята, хана. Держитесь рядом, чтобы могли помочь друг другу, если кого-то ранит.



x8p1lzzgfq611

         Артподготовка закончилась. Передали по цепи команду: "В атаку!" Я заранее сразу же выскочил из окопа. Перед атакой мы поправили лопатами специальные углубления в стенке траншеи. Они были уже сделаны до нас, но обвалились. Запомнил только, как ступил на этот приступок и выскочил в поле.
         Потом бежал вперед. Никакой цепи у нас не получилось. Бежали толпами и кричали. Я пробежал шагов двадцать и почувствовал, что меня сильно ударило по правому бедру, так что я упал и даже выронил винтовку. Боли не чувствовал. Но удар был сильным. Как будто наступил на палку, и меня ударило другим концом.
         Рядом со мной лежит на соломе дядя Степан. Он рассказал все, как было. Его ранило легче, в руку, кость не задета. У меня вроде задета кость, но без перелома, по касательной. Повезло. Пулю вытащили. Рана ноет. У дяди Степана хорошее настроение. Говорит, что легко отделались. Ходит по сараю, где мы лежим, балагурит с санитарками и ухаживает за мной.
          Самое большое несчастье - убит Петя. Он бежал рядом, немного отставал. Я всегда чувствовал, что он рядом. Так было не страшно. Убит командир взвода лейтенант Борисов. Убиты сержант Апанасенко и пулеметчик Прошкин. Меня вытащили на плащ-палатке санитары. Дядя Степан дополз до своей траншеи сам. За тесовой стеной слышится крик петухов и разговор женщин, которые служат при госпитале.
         Двое в нашей палате, если сарай для хранения сена можно назвать палатой, умерли. Их погрузили на тележку и куда-то повезли. Дядя Степан сказал, что в саду отрыта яма и туда опускают умерших. Запахи. От запахов, которыми наполнен сарай, можно сойти с ума. Раненые стонут и бредят. Некоторые лежат уже больше недели, и их никуда не отправляют.

38228825_920609181459657_8861046323726516224_n

         18.04.43 г. Калуга. Мне повезло. Отправили в тыловой госпиталь. Сделали операцию. Уже чувствую себя лучше. Чистая светлая палата. Хороший уход. Написал письма маме и Наде. Петю убитым я не видел. Наде все написал со слов дяди Степана. Дядю Степана оставили в медсанбате. Вряд ли мы теперь с ним встретимся. Жаль. Как воспримет мое письмо Надя?
         17.05.43 г. Калуга. Рана зажила. Меня выписали из госпиталя. Уже не хромаю. Только иногда, когда нагрузка на мышцу, чувствую какое-то натяжение. Спасибо врачам и медсестрам. Вместо фронта меня направляют на армейские курсы младших лейтенантов.
         Получил от мамы и от Нади по два письма. Надя просит сообщить подробности, в том числе где Петя похоронен. Обещал узнать. Как это узнаешь? Попытался выяснить через лечащего врача. Он обещал помочь. Но меня уже отправляют в другой город.
         18.05.43 пос. Лесхоз. Курсы младших лейтенантов находятся в небольшом поселке. Рядом железная дорога. Мы занимаем помещение какого-то цеха. Возможно, льнозавода. Кормят неплохо, но все же хуже, чем на передовой.
         Из фронтовиков в нашем взводе девять человек. После госпиталя только я и сержант Маклаков. Он старше меня на три года и пользуется во взводе таким же уважением, как и командир взвода лейтенант Горохов. Мы с Маклаковым сразу подружились.

42677620_1917470625214591_7870971579344093184_n

          21.05.43 пос. Лесхоз. Поселок и прилегающая к нему местность находилась под оккупацией всего три или четыре месяца. Где-то здесь воевал дядя Степан. Потому что Медынь недалеко, в соседнем районе. Туда раз в неделю ходит машина за продовольствием и пиломатериалами. Поселок называется Лесхоз, а ни одной лесопилки не осталось. Все демонтировали и вывезли, отступая, немцы.
          Ходим в наряд. Шесть постов, в том числе железнодорожная станция с двумя пакгаузами и железнодорожный мост в километре от поселка. Занятия с утра до вечера. В том числе строевая подготовка. Полигон тут же, за поселком. К нему примыкает территория лесопилки. Иногда командир роты загоняет наши цепи туда, и мы скачем по обгорелым сараям, как зайцы.
         На фронте затишье. Володя Маклаков воюет с мая прошлого года. Исполняет обязанности командира взвода. Говорит, что пережил на фронте четверых лейтенантов. - Взводные долго не воюют, - сказал он как-то между прочим, и мне это больно резануло по сердцу.
         Вспомнился лейтенант Борисов. Атака была организована плохо. Теперь, изучая тактику стрелкового боя в составе отделения, взвода, роты, батальона, я прекрасно это понимаю. Средства усиления и поддержки должны быть достаточными для того, чтобы пехота шла не на пулеметы, а на подавленные огневые точки противника. Тогда значительно меньше потерь и лучше результат наступления.
        Где похоронен Петя? Побывать бы на его могиле. Я сказал об этом Володе Маклакову. Он внимательно меня выслушал и сказал:
- Забудь. Почему он это сказал? Душевная черствость? Или что-то имел в виду свое?
        Дядя Степан рассказывал, что рота попала под минометный огонь, и самые большие потери понесла от осколков мин. Я этого не помню. Видимо, был ранен до минометного обстрела. Из бедра вытащили пулю. Я ее храню. Хотя зачем она мне? На войне нельзя отягощать себя лишними вещами.
         Так говорил дядя Степан. Солдат должен иметь самое необходимое. Хотя пуля, извлеченная из твоего тела, со следами деформации, не вещь. Да и места много не занимает. Ношу ее как талисман. Самое обидное, что я даже не увидел врага, когда бежал через поле к деревне. Видел только вспышки и дымки выстрелов.

41913866_962876967233720_6508639533947420672_n

          28.05.43 Передовая. Ночью нас подняли по тревоге, погрузили на полуторки и повезли в неизвестном направлении. Перед отправкой выдали полный боекомплект, в том числе и гранаты РГ-42. Так что утром мы сидели в окопах. Все похоже на мою первую атаку. Но на этот раз артподготовки не было вообще. Зато вместе с нами продвигалась батарея короткоствольных 76-мм гаубиц. Мы помогали артиллеристам тащить их через рытвины и траншеи.
          Мы атаковали небольшую деревню на границе поля и леса. Гарнизон деревни был небольшой, около двух взводов пехоты и минометная батарея. Как только немецкие минометчики открыли огонь, артиллеристы засекли их местонахождение и тут же разделали их серией осколочных и фугасных снарядов. Впервые я видел, как действуют расчеты артиллеристов.
          Мы окружили немцев в овраге за деревней и добивали их гранатами и стрелковым оружием. Я стрелял, толком не видя цели, на какие-то копошащиеся внизу, в песчаном карьере, тени. И все так стреляли. Оттуда тоже отвечали. Но вскоре затихли.
           У нас трое убиты и 12 человек ранены. Убит Игорь Седаков из Тулы, с которым я вместе ходил на третий пост на охрану железнодорожного моста, когда мы стояли в поселке Лесхоз. Я его видел - осколком снесло лобовую часть и половину лица. Он умер мгновенно.
          Немцев мы вытащили из оврага и собрали вокруг деревни. Всего насчитали 26 человек. Остальные ушли в лес. Преследовать их не стали. Раненых и пленных не оказалось. Через час разведчики из стрелкового батальона, который держит здесь оборону, привели из лесу троих пленных. Они производили другое впечатление, чем убитые. Смотрели дерзко, озлобленно.
         Я видел, как в овраге Володя Маклаков заколол штыком раненного в ногу немца. Немец лежал на боку и молча смотрел на подошедшего Маклакова. Володя оглянулся по сторонам и, видя, что рядом только я, быстро всадил штык в грудь немцу. Я бы этого сделать не смог.
         Маклаков вытащил штык, вытер его о шинель немца, посмотрел на меня и ничего не сказал. Я понял, для чего ему это понадобилось. Он мстил. Потом, после боя, когда мы ехали назад, в лесной лагерь, я спросил его:. - Тебе стало легче? - Нет, - коротко ответил он. Больше мы с ним об этом не разговаривали. У немца, заколотого Маклаковым, были знаки различия обер-ефрейтора или ефрейтора.
         После боя у нас появились трофеи. Только мы с Володей Маклаковым не успели ничего взять себе на память. Как-то не сообразили. Быстро все произошло. Не знаю, поразила ли кого-то хотя бы одна из моих двадцати семи пуль. Я израсходовал почти весь боекомплект. В том числе и гранату.
         Мне пришлось бросить две гранаты. Одну во время боя сунул мне в руки курсант Шепель. Он, как мне показалось, побоялся сам бросить ее. Хорошо хоть не бросил под ноги. Потому что во втором взводе именно так получили ранения разной степени тяжести трое курсантов. Один из них выдернул чеку и уронил гранату под ноги.

172997_640

         29.05.43 Лесной лагерь. Разбор полетов. Кроме того что весь курс обсуждает события вчерашнего дня, преподаватели подробно разобрали действия нашей роты во время атаки. Были выявлены все ошибки и просчеты. Притом что атака прошла успешно. Из штаба дивизии прибыл офицер и перед строем курсов зачитал благодарность командира дивизии.
         Подошел Шепель и попросил, чтобы я никому не говорил, что гранату бросал не он. Оказывается, командир взвода опрашивал некоторых курсантов о том, как и при каких обстоятельствах они использовали свои ручные гранаты. У меня никто ничего не спрашивал. Шепель сказал, что гранату он бросил в овраг, когда немцы еще отстреливались.
         Так оно и было. Кроме одного. Гранату бросал не он. Я ему ничего не ответил. Наверное, я не должен осуждать его за малодушие. Это был для него первый бой. Для Пети Степичева первый бой стал последним. Для лейтенанта Борисова тоже. А Шепель все время во время боя шел за мной. Я сразу не придал этому значения. Да ну его к черту, этого Шепеля..." - из дневника мл.лейтенанта O.И.Овсянникова погибшего в декабре 1943-го под Витебском.


43704354125_a89a686c72_o



promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 241
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…

  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Тупые немцы хотели себе участков в Крыму и на Украине...

как  и россиянцы


Из дневника погибшего лейтенанта.

Пользователь abzaz_423 сослался на вашу запись в своей записи «Из дневника погибшего лейтенанта.» в контексте: [...] https://oper-1974.livejournal.com/1126681.html?embed [...]

  • 1