oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Работа Ленинградского КГБ.

       "Занимаясь проверкой материалов архивных уголовных дел, расследованных в первые годы после войны следователями Управления КГБ по Ленинградской области, а также участвуя в расследовании дел, возбужденных в 60-е годы следотделом на предателей, служивших в карательных органах немцев, я ознакомился с некоторыми документами (в копиях и подлинниках) штаба 18-й немецкой армии, осаждавшей блокированный Ленинград.
          Штаб, его подразделения и руководители спецслужб этой армии (СС, СД, ГПФ) располагались в городе Гатчине Ленинградской области.


2207633_original

         В этом ряду преступлений было уничтожение введением ядовитой сыворотки пациентам психиатрической больницы имени Кащенко в селе Никольском недалеко от Гатчины.
        Немцы и несколько их "помощников" из числа врачей больницы выполняли приказ штаба 18-й армии об "освобождении" здания от больных, чтобы организовать в нем госпиталь для раненых немецких вояк. Они "сортировали" больных: одних на уничтожение, других, пригодных для физического труда, на выращивание овощей для госпиталя. Всего было уничтожено около 900 человек, тела которых были затем сожжены в противотанковом рве.
        Немецкие офицеры-палачи были в конце войны найдены, арестованы, преданы суду и казнены. Их пособники - бывшие врачи больницы - были осуждены к лишению свободы и в 50-x годах пытались добиться реабилитации.
        Расследование другого дела по обвинению предательницы Воронцовой, завербованной СД и подсаживаемой в камеры тюрьмы, где немцы держали арестованных ими советских граждан. Воронцова "вынюхивала" кто, чем, как и где содействовал советским партизанам, разведчикам, укрывал их у себя в доме и т.д. Предательница отправила на расстрел десятки наших граждан.

2210270_original

        При расследовании уголовных дел на членов карательного отряда СД, располагавшегося в местечке Васильковичи под поселком Оредеж, следователи обнаружили в этом отряде таких немецких агентов, как Долин, Ивохин, Гильдебранд и других, часть которых в 1944 году бежали вместе с "хозяевами" и оказались на территории ФРГ, Бельгии, Франции, Великобритании.
        Например, в Англии оказался каратель, участник расстрелов Макаров Павел, бывший футболист ленинградского "Спартака", который уцелел, неплохо устроился, женился (хотя в Ленинграде до недавнего времени проживали его жена и дочь, считавшие его "пропавшим без вести"). Он даже после войны играл в футбол в английской команде.
        Карательными акциями на территории Ленинградской области руководил отдел "1Ц" штаба 18-й армии оккупантов: майор Вакербарт, Рейхе и его заместитель Мейснер, отправляющие на казнь сотни советских людей и лично расстрелявшие десятки человек. После войны они стали весьма почтенными гражданами ФРГ: первый - адвокатом в Штутгарте, Мейснер - профессором права в Кельне.
        Именно эти "юристы" во время оккупации наших территорий непосредственно создавали и руководили карательными органами ГФП-520 и четырнадцатью отдельными карательными отрядами, о деятельности которых следователи УКГБ ЛО узнавали все больше подробностей, расследуя их преступления по делам на Гурвича-Гуревича и других из 105-го отряда ГФП, на Строганова, Морозова и других из отряда ГФП-520.
        Таких дел в послевоенные годы и до 70-х годов было много, отдел Управления КГБ при СМ СССР по Ленинградской области работал очень напряженно.

2209875_original

         В трофейных материалах, оставшихся от штаба 18-й армии после ее отступления из Гатчины, я обнаружил копию любопытного приказа штабам оккупационных армий за подписью Гимлера.
         В нем указывалось, что "широкая практика" публичных карательных акций (расстрелов, казней на виселицах, сожжений домов с людьми и т.д.) вызывает у населения оккупированных территорий враждебное отношение к оккупантам, сопротивление им, содействие партизанам и уход к ним. Потому было приказано: публичные казни прекратить и проводить их "без лишнего шума, скрытно" (в подвалах полиции, в лесу подальше от глаз населения и т.д.).
        Кроме того, было приказано открыть церкви, кинотеатры (конечно, показы немецкой хроники о победах), рынки, танцплощадки. Шел 1942 год. Вот в это время в Ленинградской области и были созданы при отделе пропаганды штаба 18-й армии вермахта Гатчинский и Кингисеппский театры.

2211440_original

         Быстро нашелся и готовый преданно служить немецким оккупантам в их пропагандистской работе в качестве режиссера Гатчинского театра недоучившийся в Ленинградской консерватории некто Найда.
         Он был настолько услужлив и угодлив, что вскоре немецкие хозяева предоставили ему и его любовнице, которой он обзавелся, отдельный дом в центре Гатчины, где он организовал подобие музыкального салона. Приходили немецкие офицеры, музицировал Найда и его "мадам", играл Хмельницкий, пел романсы и арии Печковский, лилось шампанское.
         Праздновались Рождество, Пасха и немецкие победы на фронте. И все это, когда в Ленинграде, в каких-то 50 километрах, советские люди сражались и умирали от голода.
         Все артисты театра - мужчины были одеты в немецкую форму с погонами рядовых солдат вермахта, а Найда даже получил какие-то лычки, они приняли присягу на верность нацистской Германии, что для многих было уже изменой Родине, так как служившие до плена в Красной Армии принимали в ней присягу.
        Театр гастролировал на оккупированных территориях северо-запада СССР, в том числе в Прибалтике (тогда советской). В составе труппы создавались небольшие "агитбригады" (3-5 человек: баянист, певица, чтец-декламатор).
         Они выступали с трансляцией по радиоусилителям, направленным в сторону советских окопов, исполняя антисоветские куплеты и частушки, зачитывая призывы к красноармейцам сдаваться в плен, переходить на сторону немцев с обещаниями "сытой жизни" и "полной свободы", что являлось совершенно явным преступлением в форме сотрудничества с врагом, пособничества немецким фашистам.

2211947_original

         Мне пришлось заниматься пересмотром, проверкой архивного уголовного дела по обвинению Найды в измене Родине, по которому после войны он был осужден военным трибуналом, а после отбытия наказания, в конце 50-х годов, закончив учебу в Киевской консерватории, сделал на Украине театральную карьеру, став главным режиссером Львовского театра и балета.
        Ему в целях дальнейшего "роста" захотелось реабилитироваться, и после приема у министра культуры СССР Е.А.Фурцевой он подал заявление в Генеральную прокуратуру СССР о реабилитации. В своем заявлении он решил предстать советским патриотом, не просто служившим у немецких захватчиков, а якобы оказывавшем реальную помощь советским партизанам, которых, "пользуясь расположением фашистов, снабжал продуктами питания, медикаментами, теплой одеждой и немецкими пропусками".
        Проверяя по указанию прокуратуры дело Найды, я сумел разыскать проживавших в разных городах СССР (от Новгорода до Хабаровска) многих бывших артистов того Гатчинского театра, на допросах, которые проводились по местам их жительства в соответствии с моими отдельными требованиями, получить весьма полную картину деятельности театра, его репертуара, взаимоотношений Найды с немецкими офицерами и руководителями отдела пропаганды.
         Допрошенные мною командиры трех партизанских отрядов, действовавших в ближайших к Гатчине районах, полностью опровергли россказни Найды об оказании им помощи партизанам, как заведомую чушь.
         Закончив проверку, я вызвал Найду из Львова и просто дал ему прочитать все собранные мною материалы. Вид у него был убитый. Он извинился за свою ложь и за поданное заявление о реабилитации, сказав, что "зря затеял все это", что мною и было занесено в протокол. В реабилитации было отказано.

2213117_original

         Работая в Ленинградском Управлении КГБ, я на оперативных совещаниях в 60-х годах не раз слышал от старших начальников об интригующем оперативном деле по разработке немецкой шпионки под условным названием "Мальва".
        Содержание дела, естественно, было известно ограниченному кругу оперработников. И вот однажды мне на работу позвонила моя студенческая приятельница и очень взволнованным голосом попросила с ней срочно встретиться. В обеденный перерыв я пришел в Летний сад, как мы условились, и услышал весьма необычный рассказ.
        Она рассказала, что несколько лет в своем научном институте работает в одной комнате с сотрудницей на несколько лет старше ее. Эта женщина была энергичной, жизнерадостной, общительной особой, участницей всех вечеринок и т.д. Но в последние дни резко изменилась, стала какой-то тревожной, не похожей на себя. А в этот день вдруг обратилась к моей приятельнице с просьбой выслушать ее.
        Они вышли на улицу и в ближайшем сквере совершенно неожиданно рассказала, что в начале войны служила в Красной Армии, попала в плен и, находясь там в тяжелейших условиях, дала согласие немецким вербовщикам на сотрудничество с их разведкой.
        После обучения всем "премудростям" шпионажа была заброшена с парашютом вместе с радистом-напарником в тыл Красной Армии с заданием, фальшивыми документами, деньгами и оружием. Но в лесу они с напарником потерялись.

2213485_original

        Она вышла на дорогу, где "голосовала", и ее подобрала проезжавшая автомашина с военными, спросившими, куда ей надо. В соответствии с легендой и документами она сказала, что возвращается из госпиталя в свою часть.
        Военные предложили ей поехать в их часть, так как все равно она в такой суматохе не найдет свою. Она согласилась, а в "новой" части ее пристроили в штаб, где она была сначала машинисткой, а затем стала и "секретчицей". Прошла с частью всю войну, имеет ряд наград.
        Там же в части вышла замуж и получила новые документы на новую фамилию. После демобилизации приехала в Ленинград, поступила в институт, по окончании которого и оказалась коллегой моей приятельницы. С мужем она развелась, так как он стал пить и бездельничать.
         Уверяла, что никаких связей с завербовавшими ее немецкими разведчиками не имела и никаких данных ей заданий не выполняла. Душу открыла моей приятельнице, потому что больше у нее никого нет, а на днях в Петергофе, в парке, увидела в толпе своего бывшего напарника и решила, что за ней следят и, видимо, давно.
        Попросив свою приятельницу ничего не предпринимать, кроме выражения сочувствия этой "немецкой шпионке", я в Управлении послал проверку, и ко мне явился оперработник с вопросом, почему я интересуюсь его "Мальвой".    Услышав мой рассказ, он хлопнул себя по лбу, заявив, что давно уже ищет "подходы" к "Мальве".
        Дело закончилось тем, что с "Мальвой" провели беседу в Управлении КГБ, она, конечно, все рассказала "как на духу" и поклялась, что ничем не занималась во вред своей Родине." - из воспоминаний следователя Ленинградского УКГБ К.В.Голубкова.

2213903_original
</span>


putin-during-kgb-training


Tags: СССР
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments